Worth the Price?

Автор: D8rkmessngr

Переводчик: Alix

Бета: Liv Niggle

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: Дин/Сэм, ОМП/Сэм

Рейтинг: NC-17

Жанр: ангст

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке

Краткое содержание: hurt/comfort, first time.

Предупреждения: насилие, изнасилование, в том числе групповое.

Объём: 920 тысяч знаков (~150 тысяч слов), вес файла - около 1МБ.

Примечание: (переводчика) - Этот фик - эпический харт-комфорт на сто глав, в котором Сэма сперва долго и со вкусом насилуют, а потом Дин его ещё дольше и ещё вкуснее лечит, утешает и возвращает к жизни через винцест. Действие происходит в таймлайне первого сезона.
Пожалуйста, обратите внимание на предупреждения!


1.

Однажды работа привела их в городок, который был чуть покрупнее большой деревни. Дин вообще предпочитал маленькие городки: обычно там мало, а то и вовсе нет представителей правопорядка. Братья без удовольствия разгребали проблемы с законом - так уж случилось, что закон нельзя посолить и сжечь.

Работу кончили быстро, даже быстрей, чем думали, и в запасе осталось ещё два дня, заранее оплаченных в мотеле. Дин объявил, что у них выходной, и, как только Сэм занялся обычной фигнёй (Дин уже слышал, как он издаёт эти свои Исследовательские Звуки), решил прошвырнуться по всем забегаловкам, какие только найдутся в Фремонте.

Дин всегда был внимателен к состоянию их финансов, поэтому решил сосредоточиться на бильярде. Он вёл себя осмотрительно, проигрывая достаточно, чтобы никто не заподозрил неладное, но в то же время выигрывая столько, чтобы они с Сэмом могли продержаться на плаву по крайней мере пару следующих городков.

- Вернусь через час, - сообщил Дин, натягивая куртку, и подцепил ключи с туалетного столика - единственного предмета обстановки в мотельной комнате, ещё не успевшего облезть и облупиться.

- Что? - Голова Сэма показалась из-за компьютера. Зелёные глаза моргнули слегка ошарашенно. - Опять? - Он бросил взгляд на часы. - Ты же только что вернулся.

- Ты что, сторож брату своему? - Дин послал мелкому короткую ухмылку. - Мы сваливаем завтра. Думаю, стоит потуже набить кошёлку. - Он сделал паузу и язвительно улыбнулся, добавив: - А ещё нам пригодится новый дробовик.

- Я уже сто раз говорил, эта тварь подкралась сзади, - буркнул Сэм. Потом откинулся на спинку стула, потягиваясь и зевая, вскинув свои длинные руки к потолку. Дин уставился на его задравшуюся рубашку, обнажившую бледный живот. И сглотнул, вспомнив кровавый порез, пересекавший это самое место всего пару недель назад.

- Дин? - всё ещё держа руки над головой, Сэм склонил голову набок и взглянул на брата. - Чувак, ты в норме? Ты ещё со мной?

- Тебе нужна пара новых рубашек, - пробормотал Дин, снова поворачиваясь к двери. - Вернусь в "Рэд Пит", что ли.

Это был оживлённый бар на окраине города.

- Опять? - нахмурился Сэм. - Ты ведь ходил туда уже несколько раз.

- Сэм, нет времени искать новое место. К тому же там всегда найдётся с кем сыграть, и без лишних проблем.

- Да, но... - Сэм закусил губу, оставив на ней влажный розоватый след.

Дин снова уставился на него. Потом резко тряхнул головой.

- Слушай, раз ты так дёргаешься, может, пойдёшь понянчиться со мной? - это прозвучало резче, чем ему хотелось.

- Ладно.

А?..

- Чего? - с запинкой переспросил Дин, пытаясь уловить связь между тем, что сказал Сэм, и тем, что он встаёт и натягивает куртку.

Сэм приостановился, наполовину всунув руку в рукав.

- Я сказал - ладно. Пошли. Я иду с тобой. - Он послал брату сияющую улыбку, которая всегда вынуждала Дина улыбнуться в ответ. - Всё равно мне пора проветриться. Пока я не окосел от всего этого, - добавил он, кивая на ноутбук.

Дин со стуком захлопнул рот. Потом пожал плечами, в глубине души ужасно довольный, что Сэм увязался за ним - что, в общем-то, не менялось с тех пор, как мелкий научился ходить. Он не сказал ничего больше, ступая за порог и выходя на бодрящий осенний воздух. И сделал глубокий вдох, прежде чем зашагать к Импале.

 

2.

Сэм прижал пропитанную алкоголем тряпку к порезу, и Дин крякнул. Сэм глядел на него волком, наклеивая пластырь, и крепко сжимал рот, занимаясь диновой разбитой губой.

- Ну давай, - вздохнул Дин. - Скажи это, я же знаю, ты хочешь. Валяй, пока тебя не разорвало.

- Сказать что? - сухо спросил Сэм.

- То, о чём ты гундосил весь вечер. - Дин дёрнулся, когда Сэм слишком сильно надавил на припухлость чуть пониже его правого глаза.

- В этом нет никакого смысла. Ты всё равно не слушаешь, - последовал краткий ответ.

Ой-ёй. Ладно, вот и ответ на вопрос, злится ли всё ещё Сэм. В этот раз им не повезло с партнёрами по бильярду. Дин поднял пакет со льдом, брошенный Сэмом ему на колени.

- Мы ведь были паиньками уже по меньшей мере несколько городков, - заметил он, бережно прижимая лёд к глазу.

- Ты должен был остановиться на две партии раньше, - отрезал Сэм. Потом подошёл к своей кровати и сердито зашарил в рюкзаке, вытряхивая из него одежду.

Эй, ну не динова же вина, что они снова и снова поднимали ставки. Особенно тот странноватый высокий парень, выглядевший так, будто родился и вырос в тёмном переулке. Он ничего не сказал, пока остальные, похожие на полузащитников футбольной команды, обвинили Дина в мухляже. И продолжал молчать, пока Дин впечатывал первый удар в челюсть стоящей рядом гориллы, проверяя, правду ли говорят, что чем оно больше, тем оно громче падает. После этого обстановка несколько накалилась, и Сэм, мирно потягивавший пиво неподалёку от Дина, был вынужден присоединиться к потехе. Высокий мужчина отступил, оставив грязную работу своим дружкам, и не проронил ни слова, когда братья ушли победителями. Лишь продолжал смотреть на них, на Сэма... И взгляд у него был... жуткий.

- Они настаивали. Я их ни к чему не вынуждал, - снова попытался оправдаться Дин. Сэм потащился в ванную, ворча, что в душ он полезет первым. Дин видел, что его до сих пор немного потряхивает. Сам Дин даже не дрогнул, когда бильярдный кий со свистом понёсся ему в голову. Сэм тогда успел оттолкнуть его - и получил удар по ногам.

Дверь захлопнулась, положив конец дискуссии.

Дин поморщился. М-да, в машине Сэм ему устроит веселье. Дин похлопал по карману джинсов, чувствуя под ладонью пухлую пачку, по-прежнему внушительную даже после того, как он оплатил мотель и заправил свою малышку. Теперь он сможет заменить дробовик Сэма кое-чем получше - чем-нибудь с более точным прицелом. Ещё меньше шансов для нечисти подобраться к Сэму прежде, чем ей втемяшат заряд каменной соли.

- Оно того стоило, - пробормотал Дин про себя и зашипел, когда ссадина на губе снова открылась. - Ну... типа того.

Тёплая вода не слишком остудила его ярость. Страх подогревал её, и Сэм ничего не мог с этим поделать, остервенело намыливая волосы и тщетно пытаясь выбросить всё это из головы. О чём вообще думал Дин, кидаясь в драку один против троих? Что если бы Сэм с ним не пошёл?

Вода стекала у него по груди, струясь на бёдра, на ноги. Горячие струи ласкали напряжённые мышцы, но Сэм всё равно дрожал.

Всё так легко могло пойти наперекосяк. Дин, правда, держался молодцом и выглядел впечатляюще, нанося первый удар: мускулы на плечах под курткой ходили ходуном, когда он делал разворот...

Сэм остановился, поняв, что его руки опустились вниз, и снова поднял их. Что, чёрт возьми, с ним творится? Он вскинул голову, потёр лицо ладонями; и тёр до тех пор, пока это странное чувство в животе не прошло. Вода успела остыть, прежде чем Сэм решил, что может вернуться в комнату, не чувствуя себя конченым идиотом. Он вдруг понял, что использовал всю горячую воду, и ощутил укол вины. Наверное, стоило пустить Дина в душ первым. Он схватил полотенце, рассеянно обтёрся, обернул его вокруг бёдер и вышел из душевой кабинки. Потом вздохнул. Надо было взять одежду, чтоб сразу переодеться. Ну, ладно, по крайней мере они оба получили небольшую передышку.

- Дин, - начал Сэм, открывая дверь. - Слушай, прости. Думаю, я... - он потрясённо осёкся на полуслове.

Дин лежал на ковре лицом вниз.

- Дин! - Сэм кинулся к нему.

Крепкая рука схватила его за шею, отдёргивая назад. Сэм задохнулся, вскинул локоть, но чей-то кулак, вырвавшись из ниоткуда, врезался ему в солнечное сплетение. Он бы согнулся пополам, если бы не железная рука, обвившаяся вокруг его горла. Через миг его схватили за подбородок, заставив посмотреть вперёд.

Сквозь набежавшую на ресницы влагу Сэм увидел и узнал узкие, внимательные глаза мужчины, стоящего перед ним. Чёрт, это же один из тех игроков из бара. Тот худющий, как окрестил его Дин. Мускулы тянулись вдоль его длинных рук и ног, придавая ему костлявый, угловатый вид.

- Ну надо же, какой милый сюрприз, - проговорил мужчина неожиданно глубоким голосом, растягивая слово "сюрприз". Сэм видел тень мужчины, державшего его сзади. Двое других усмехались из-за спины худого.

- Что вы сделали с Дином? - Сэм попытался вырваться из захвата, но рука на его шее сжалась крепче, запрокидывая ему голову.

- Пока ничего, - с лёгкой улыбкой ответил худой. - У меня были большие планы. - Он приостановился, когда Сэм зарычал и рванулся к нему. - Но теперь появилась идея получше...

И прежде, чем Сэм успел среагировать, мужчина шагнул вперёд и сдёрнул полотенце с его бёдер.

Прохладный воздух коснулся промежности, и Сэм принялся сопротивляться ещё сильнее. От холода его тело, влажное после душа, покрылось гусиной кожей.

- Что вы делаете? - вскрикнул Сэм, пытаясь скрыть панику, охватившую его в тот миг, когда с него сорвали полотенце. Худой мужчина всё ещё держал влажное полотенце в руке. Он взглянул на Дина, потом на Сэма. По коже у Сэма вдруг побежали мурашки.

Мужчина ступил ближе, роняя полотенце на пол. От него пахнуло древесным ароматом сигар, он придвинулся так близко, что Сэм мог разглядеть своё отражение на радужках его серых глаз. Холодная рука накрыла Сэму пах, и Сэм оцепенел. Длинные пальцы погладили мошонку, словно оценивая, оттягивая и пощипывая нежную кожу.

Сэм попытался ударить его ногой, но рука вокруг горла сдавила шею с такой силой, что в глазах у него помутилось, а колени задрожали. Он не мог помешать этим пальцам.

- Что я делаю? - задумчиво повторил худой. Он накрыл член Сэма ладонью и мягко, бережно сжал.

А потом взглянул на Сэма и улыбнулся.

- Я собираюсь взять то, что стоило моих денег.

 

3.

Господи, как же болит голова. Дин застонал, и череп тут же наполнился грохотом. Дин поднял отяжелевшую голову и посмотрел вокруг затуманенным взглядом, обнаружив, что оказался в каком-то подвале: неожиданно чистом, без единого окна или лампы, только дверь наверху и короткий лестничный пролёт.

- Вот же сука, - пробормотал Дин, поднося руку к затылку. Последним, что он помнил, был стук в дверь, а потом его вырубили, прежде чем он успел дотянуться до ножа, спрятанного под подушкой.

Он нетвёрдо поднялся и напрягся, услышав скрип. Дверь медленно приоткрылась, озарив подвал ярким прямоугольником света.

- Знаешь, - зло сказал Дин, - вот теперь я по-настоящему в бешенстве.

- Ты стоил мне кучу денег, - ответил вкрадчивый голос, а потом помещение заполнилось светом.

Дин зажмурился, давая глазам время привыкнуть. Тот худющий мужик - это он стоял сейчас на верхних ступенях лестницы.

- Да ладно, подумаешь, парочка партий, - Дин послал ему наглую ухмылку. - Твоим дружкам стоило остановиться, пока они вели в счёте.

Мужчина не клюнул на приманку.

- Тебе почти удалось нас одурачить. - Пауза. - Почти.

- Слушай, если дело в деньгах, то у меня плохие новости. Я кое-что успел потратить на заправку и...

- Деньги меня не волнуют.

Дин оглядел комнату. Слегка помассировал ушибленную голову.

- Надо же, тебе почти удалось меня одурачить.

- Сделай кое-что для меня, и будем считать, что в расчете.

Дин сощурился. Ему не слишком понравилось, как это прозвучало.

- А если я откажусь?

- У тебя очень красивый брат, - как бы между прочим сказал худой мужчина. - Особенно когда он только что из душа, такой... невинный. - Он улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. - Очень заводит.

- Где он, дьявол тебя возьми? - закричал Дин. Сердце подскочило в груди. Он надеялся, что они просто забрали его и свалили, но теперь, похоже, на помощь младшего братишки можно не рассчитывать. Господи, Сэмми ведь был в душе...

- Он в безопасности, - заверил худой. - Пока что.

- Если ты его тронешь...

- Сделаешь то, что я скажу, и я отпущу вас обоих. - Худой наклонил голову, разглядывая Дина. - В противном случае мои друзья будут искренне рады узнать твоего брата поближе.

Волна холода прокатилась по его спине.

- Как я могу знать...

Что-то метнулось сверху, упав ему под ноги. Дин застыл, поняв, что это перерезанный кожаный шнурок.

Тот, который носит Сэмми.

- Уверен, ты это узнаёшь, - самодовольно сказал худой.

Дин взглянул вверх и с трудом сглотнул.

- Что я должен сделать?

Даже с разделяющего их расстояния Дин увидел удовлетворённую улыбку.

Грубая ткань матраца натирала ему живот и челюсть.

Сэм моргнул. Или, верней, попытался моргнуть: глаза оказались завязаны. Он попробовал дотянуться до повязки и обнаружил, что руки скованы наручниками.

И он по-прежнему был обнажён.

Челюсть горела от удара, которым его вырубил один из этих уродов. Сэм приподнял голову и слегка шевельнулся.

- Дин? - прохрипел он.

- Его здесь нет.

Сэм обернулся на знакомый голос и резко спросил:

- Где он?

- Где-то, Сэм, - голос всё ещё звучал смутно. - Я ведь могу называть тебя Сэм? - Холодная рука легко провела по его позвоночнику. - А ты можешь звать меня Уильям, если хочешь.

- Что тебе нужно?- Сэм дёрнулся, почувствовав, как чья-то рука легла ему на поясницу. - Не трогай меня!

Палец скользнул ниже, пробираясь между его ягодицами, поглаживая, вжимаясь, и опускаясь ниже до тех пор, пока не остановился напротив ануса.

Сэм снова дёрнулся, прочь от пальца, обводящего кольцо мышц.

- Нет...

Кто-то надавил ладонью ему на поясницу. Холодные длинные пальцы гладили его вокруг заднего прохода, не останавливаясь, даже когда Сэм попытался откатиться в сторону.

- Прекрати! - выкрикнул Сэм. Он не мог понять, с какой стороны к нему тянутся эти руки. Рука, придавливающая его, была дьявольски сильной. Сэм вжался в матрац, не заботясь о том, что грубая ткань царапает незащищённую кожу, но его удержали на месте, в то время как другая рука продолжала его лапать.

- Моим друзьям по душе твой брат.

Сэм застыл. Руки убрались, к его облегчению.

- Они всё ещё расстроены из-за денег. - Дыхание Уильяма обожгло Сэму левое ухо. - И, похоже, они собираются добыть свои деньги назад из задницы твоего брата.

Сэм с трудом сглотнул.

- Не трогай его. Если ты его тронешь, клянусь, я убью тебя.

- Ты мог бы сам заплатить его долг, - сказал Уильям. Руки вернулись, ухватились за его ягодицы, разводя их в стороны, а потом снова крепко свели вместе.

- Что ты делаешь? - от этих проклятых рук у него на заднице к горлу Сэма подкатывала тошнота. - Прекрати. - Он не смог сдержать дрожь, когда Уильям принялся с силой мять его ягодицы, разводя их, а потом сжимая бледные половинки пугающе жёстко. - Прекрати!

Руки покорно остановились.

- Как скажешь. Ведь всегда остаётся твой брат.

- Нет!

- Как я уже сказал, - негромко проговорил Уильям, - ты можешь сам заплатить его долг.

Палец легко обрисовал изгиб ягодицы Сэма.

- Ты оставишь его в покое?

- Если представление окажется удовлетворительным.

Сэм слегка повернул голову. Он заставил голос звучать ровно.

- Представление? О ч-чём ты говоришь?..

Хищная улыбка прозвучала в голосе Уильяма, когда он сказал:

- Помоги мне сделать немного денег, и мы в расчете.

И снова принялся терзать его ягодицы. Он издал смешок, явно забавляясь, когда Сэм попытался увернуться, и убрал руки.

- Ты не тронешь его?

Рука вернулась и погладила Сэма по волосам. Сэм почувствовал табачный запах от пальцев, зарывшихся ему в волосы и перебравших пряди, всё ещё влажные после душа.

Сэму сдавило грудь. Он вспомнил, как Дин лежал на полу, неподвижный... наверное, раненый, беззащитный перед этими ублюдками. Сэм надеялся, что Уильям не тронул его; эти глумливые прикосновения, скользящие по его телу... Дин всегда помогал ему, всегда выручал.

Теперь настала очередь Сэма.

Говорить было трудно из-за комка в горле.

- Что я должен сделать?

Матрац просел, от пропитанного табаком дыхания Уильяма ноздри Сэма затрепетали. И от того, что сказал Уильям в ответ на вопрос, Сэм оцепенел.

- Ты когда-нибудь был с мужчиной?

 

4.

Дин безучастно взглянул на тёмную повязку, брошенную к его ногам. Горилла Номер Один (Дин называл его так про себя, поскольку парень явно не собирался представляться), всё ещё придерживал правое запястье, которое Дин от души приложил о перевернутый стол. Он посмотрел на высокого мужчину. Уильям. Так его называли дружки в баре - Дин наконец вспомнил.

- Надень её. Или Энди тебе поможет. - Голос, доносившийся с лестницы, был совершенно бесстрастным.

- Нет уж, спасибо. - Дин пнул повязку, отбрасывая её от себя. - Обычно мне нравится видеть, кого я трахаю.

- Наш клиент предпочитает, чтобы у тебя были завязаны глаза.

- Мне плевать, что ваш клиент предпочитает, - скрипнул зубами Дин. - Вы и так получите своё бесплатное порношоу, со мной и этим больным уёбком, которого вы уломали делать ваш извращенский...

- Энди.

Он удара под колени Дин рухнул на холодный бетонный пол. Он зарычал, рванулся вперёд - и почувствовал удовлетворение, когда его кулак врезался во что-то мягкое. Болезненный вопль Энди дал ему понять, что цель на сей раз достигнута.

- Лео и Старк всё ещё присматривают за твоим братом.

Кулак Дина замер на полпути.

- Думаю, ему можно будет завязать глаза. Без труда.

Дин вскочил на ноги.

- Ты, ублюдок, ты же сказал, что не тронешь...

- Если не будешь сотрудничать, мне придётся, - отрезал Уильям.

Дин сцепил зубы, слыша, как грузная туша Энди шумно движется позади него. Ещё один удар, и Дин снова упал на колени. Он вздрогнул, едва сдерживая ярость, когда на глаза ему накинули полоску черной ткани и затянули, так туго, что проступили слёзы. Энди ухватил его за воротник и рывком поднял на ноги. Грубые пальцы стиснули подбородок и повернули его лицо из стороны в сторону.

- Отлично. - От холодного удовлетворения в этом голосе кровь Дина вскипела, но тут Энди толкнул его к лестнице. Дин дёрнул плечом, ощутив, как лапища Энди сгребает его обтянутую джинсами промежность.

- Отъебись от меня, - прорычал Дин.

Рука убралась, и что-то тяжёлое ударило его в плечо.

- Энди, - неодобрительно сказал Уильям. - Это для кое-кого другого.

Энди проворчал что-то нечленораздельное, но теперь обе его руки стискивали бицепс Дина.

- Пошли. Представление начинается.

Что-то тяжёлое надавило сзади ему на бёдра. Сэм дёрнулся от неожиданности - глаза у него по-прежнему были завязаны. Длинные руки прошлись по его обнажённой спине, остановившись на плечах.

- Ну, как тут моя звездочка? - с придыханием произнёс Уильям. Он отстранился, и Сэм ощутил, как невыносимое давление на его ноги ослабло. Сэм прикусил язык, когда невидимые пальцы принялись исследовать каждый дюйм его кожи, спускаясь ниже, лаская внутреннюю поверхность бёдер.

Будто из ниоткуда к нему потянулись огромные руки, зашарившие по всему телу.

- Что вы делаете? - выдохнул Сэм, сжавшись от ужаса, когда ему раздвинули ягодицы, открывая анус. Воздух неприятно холодил тугое, напрягшееся отверстие. - Прекратите! - яростно потребовал он. Нет... нет, это не то, что Уильям приказал ему делать. Не это. И всё равно он вскрикнул, когда те же руки растянули его, раскрывая.

- Ш-ш, успокойся, Сэмми. - На него опять навалились сзади, ещё сильнее вдавливая в матрац.- Мы всего лишь хотим немного тебя подготовить. Ты должен быть благодарен, - Уильям слегка усмехнулся.

Сэм глухо вскрикнул, когда холодный, скользкий палец втиснулся между его ягодицами и двинулся в задний проход, такой мучительно беззащитный. Сэм попытался вытолкнуть его, но палец надавил сильнее и скользнул внутрь на глубину первой фаланги.

- Нет! - Сэм хотел откатиться в сторону, но руки, вцепившиеся в него, удержали на месте. - Сукин сын! - он всхлипнул от отчаяния, когда палец продолжил толкаться глубже сквозь сопротивляющийся сфинктер, до тех пор, пока не вошёл на всю длину. Смазка сделала его скользким, но всё равно он двигался внутри с некоторым трудом.

Слабое жжение резануло Сэма изнутри, заставив рвануться ещё исступлённее.

- Ты фантастически тесный, - сказал Уильям, и его дыхание прервалось. - Похоже, ты и в самом деле не был раньше с мужчиной.

Сэм не ответил, но запылал, когда двое мужчин, державших его, грубо расхохотались и стиснули его задницу ещё крепче. Их пальцы жестоко впились ему в ягодицы, и Сэм, задохнувшись, скорчился от боли.

- Эй, чтоб никаких отметин, - резко сказал Уильям, и давление ослабло. Но руки никуда не исчезли.

Сэма тошнило от того, как отчаянно прозвучал его голос:

- Ты сказал, что я просто должен...

- Показать небольшое шоу? - перебил Уильям. - Ах, ну да. Теперь я уверен, у тебя это вполне получится. - Он смачно, нарочито облизнулся. - Просто тебе немножко недостаёт... опыта.

Сам замер, потому что теперь уже два пальца вовсю обрабатывали его анус. Его всхлип оборвался, когда они настойчиво протолкнулись внутрь, ввинчиваясь, будто пытаясь порвать. Его тело инстинктивно сопротивлялось вторжению, но пальцы настаивали, вкручиваясь, вбиваясь в мышечное кольцо, не отступая, даже когда Сэм изогнулся от боли. Один из подручных Уильяма что-то пробормотал, и Сэм почувствовал, как они тянут его, заставляя раскрыться шире, а он мог только лежать, распростёртый, беспомощный, пока его неторопливо трахали пальцами. Эти пальцы царапали, растягивали, требуя сдаться. Они не ускоряли темп; просто медленно, методично двигались в его заднице вперёд и назад. Смазка проникла в самую глубину, внутри у него стало влажно и липко, и холодно - гель не теплел даже от контакта с его распалённой плотью.

- Я просто хочу облегчить это для тебя. Ты слишком тесный, - голос Уильяма, издевательски мягкий, звучал так, будто старался утешить. - Я многому мог бы тебя научить, Сэмми.

Сэм, хотел выкрикнуть он. Меня зовут Сэм. Но ему не хватало дыхания, он мог лишь хрипеть и стонать, пока пальцы выходили из него и проталкивались обратно, глубоким, отвратительно интимным движением. Он слышал тяжёлое дыхание подручных Уильяма. Их руки зашарили по его телу, и вдруг исчезли.

- Ублюдки! - закричал Сэм, когда эти руки обвились вокруг его члена, сдавили и начали неумолимое, безжалостное движение

Уильям вытащил пальцы, перехватил его бёдра и с силой потянул назад, так, что Сэм оказался на коленях, с вытянутыми над головой скованными руками, привязанными грубой верёвкой к стальном кольцу. Он оказался растянут, распластан перед Уильямом, лицом в матрац.

Мозолистые руки принялись дрочить его с удвоенной силой, злобными, жёсткими рывками, до тех пор, пока член Сэма не стал наливаться кровью, болезненно твердея от этих гадостных прикосновений. Он извивался, сыпля проклятьями, выкрикивая ругательства, безуспешно пытаясь увернуться от этих рук. Но уже довольно скоро его член встал колом, вытянувшись перед ним. Руки, добившись того, что им было нужно, убрались, и облегчение от этого было едва заметным.

- Вот, так уже лучше, - Уильям придвинулся к нему сзади, дразня и пощипывая нежную кожу на внутренней стороне сэмовых бёдер. - Тебе не повредит ещё пара уроков, но пока что - я думаю, остановимся на этом.

Сэм почувствовал, как его разворачивают, швыряя на спину. Липкие руки Уильяма раздвинули ему ноги и задрали их так, что колени Сэма оказались на уровне груди. Сэм содрогнулся, вдруг мучительно ярко представив, как он, должно быть, выглядит в этот миг.

Голос Уильяма отдалился и стал невнятным. Сэм чувствовал, как его дёргают за руки и ноги, придавая им то положение, которое требовалось Уильяму. Сэму хотелось сблевать. Он хотел закричать, чтобы они не смели прикасаться к нему. Дин. Он так хотел, чтобы здесь был Дин. Он хотел к своему старшему брату. Сэм знал, что его брат разорвал бы этих ублюдков в клочья. Но его здесь нет. Он Бог знает где, может быть, с ним тоже вытворяют что-то подобное... или он сидит где-то, привязанный к стулу, пока Сэм... пока Сэм показывает представление.

Он проглотил рыдание, когда пальцы вернулись снова, жадно ныряя в его задний проход. Другие пальцы. Сухие. Толстые грубые пальцы, похожие на те, что недавно стискивали его член. Только они не были так осторожны, как те, предыдущие. Они причиняли боль. Боже, было так больно, а ведь это всего два пальца... Сэм открыл рот для крика, но тут мясистая рука схватила его подбородок, а другая грубо залепила ему рот клейкой лентой.

- Это чтоб ты помалкивал, - губы Уильяма скользнули по его челюсти. Они были сухие, обкусанные; зубы слегка прихватили кожу у Сэма на подбородке. - Не хотелось бы, чтобы ты побеспокоил твоего партнёра. Слишком уж ты шумишь. - Он слизнул слёзы, заструившиеся у Сэма по лицу, когда пальцы рывком вышли из него. Повязку у него на глазах затянули туже. Сэм закричал сквозь кляп, но ничего не мог поделать. Наручники разомкнулись, верёвки упали. Сэм уронил руки, они повисли вдоль его тела. Плечи ныли от боли.

- Делай, что я сказал, - прошипел Уильям ему в ухо. - Всё кончится быстро, опомниться не успеешь. И ты снова увидишь своего старшенького братишку. - Холодная рука пригладила ему волосы, успокаивая. - Ты просто должен сделать всё в точности как я сказал. Постарайся хорошенько для камер.

Сэма потянули вниз, разложив по центру кровати. Что-то щёлкнуло, и он ощутил на коже тепло прожектора. Он задышал чаще. О Господи, ну вот... вот. Ничего, он справится. Он выдержит это. Это ничто, твердил себе Сэм. Это всего лишь секс. Это для Дина. Он не может допустить, чтобы они причинили вред Дину.

- О`кей, - теперь голос Уильямы звучал откуда-то издалека. - Всё готово. Давайте его.

Сэм зажмурился под повязкой, давящей на глаза. Он заставил себя представить лицо Дина, его голос, и молился, чтобы этого оказалось довольно, чтоб он смог через всё это пройти.

 

5.

Дина вытолкали из его тюрьмы и провели длинным коридором, остановившись в самом конце. Энди, всё ещё сопя так, будто всю дорогу бежал, удерживал Дина на месте, крепко стискивая его предплечье.

Тяжёлая дверь заскрипела, отворяясь. Дин услышал размеренные шаги - и похоже, что этот парень носит дорогую обувь. Он вздрогнул, когда дверь тяжело захлопнулась, повеяв на прощанье лёгким ветерком, влажным и затхлым.

- Наш друг готов для тебя, - проговорил масляный голос.

Он без труда представил Уильяма, улыбающегося ему - этой своей самоуверенной, понимающей улыбочкой, которую Дин так мечтал стереть с его рожи. Дин скривился, когда Уильям подошёл ближе, обдав его сигарным запахом.

- Он очень готов. - Гортанный смех. Пальцы, пробежавшиеся по линии его челюсти. - Я жду - не дождусь вашего представления.

- Иди в жопу, - огрызнулся Дин, вслепую пытаясь вмазать ему по морде.

- Не искушай меня. - Рука Уильяма накрыла его пах. - Ты выглядишь так... соблазнительно. - Рука сжалась.

- Какого хрена ты делаешь? - рявкнул Дин, отшвыривая эту наглую лапу прочь. Через секунду Энди дёрнул его назад, обхватив поперёк груди, со зверской страстью, надо сказать.

Рука вернулась опять, на сей раз - поигрывая молнией на его джинсах.

- Сукин ты... - Дин понемногу начинал чувствовать страх, шевельнувшийся где-то в животе, пока ещё далеко. Он снова ударил вслепую, почувствовав, как молнию тянут вниз. Его ботинок врезался Энди в ногу, достаточно ощутимо, чтобы тот отступил. Воспользовавшись внезапной свободой, Дин рванулся из захвата, вцепился в повязку на глазах одной рукой, уже примеряясь другой для следующего удара.

Внезапно его со всей силы швырнули лицом об стену. Дин зашипел, в ушах у него зазвенело; он попытался оттолкнуться от стены ладонями, но тут услышал, как открывается дверь, а потом шаги - чёрт, подкрепление, - и через миг руки ему заломили назад, ноги пинком развели в стороны, и кто-то навалился на него сзади, вжимаясь пахом ему в задницу.

- Похоже, шоу окончено, - рявкнул Дин - и задохнулся, когда уже знакомая рука вернулась и расстегнула ему джинсы. Он дёрнулся в стальном захвате, удержавшем его, когда длинные пальцы бережно выпростали из трусов его член.

- Нет-нет, - тихо проговорил Уильям. - Ты справишься, я уверен. Просто ты пока ещё немножко не в настроении. - Его рука принялась двигаться, нежно потирая член Дина большим пальцем. Вялый пенис не среагировал.

- Прости, - усмехнулся Дин. - Ты не в моём вкусе.

Но через миг выдохнул, и внутри у него всё перевернулось от ярости и унижения, потому что Уильям просто продолжил, не думая останавливаться. Чей-то член, твёрдый под штанами, вжался Дину в задницу ещё сильнее. Он не мог видеть этих людей - повязка на глазах была затянута слишком туго. Но мысленно он видел их тени; и ещё он видел, что сделает, когда сможет сдавить глотки этим ублюдкам. Он цеплялся за эту мысль, пока чужая рука продолжала его дрочить, и когда его член неохотно, против воли стал отвечать.

- Сукины дети. Я убью вас, убью вас всех!

Мужчина позади него отступил и исчез. Тяжело дыша, Дин повис между двумя громилами. Он повернул голову туда, где, как он знал, стояли остальные. Ему было больно, напряжённая, мучительная эрекция оттягивала расстёгнутую ширинку.

- Я убью вас всех, - поклялся он.

Уильям лишь рассмеялся в ответ.

- Я бы с удовольствием на это взглянул.

Дин почувствовал, как его голову повернули в сторону, и что-то ткнулось ему в левое ухо. Он попытался отдёрнуть голову, но оно уже скользнуло внутрь. Это оказался наушник.

- Ты сделаешь, как я скажу. И всё будет хорошо.

- Подойди поближе - и точно будет, так хорошо, что лучше некуда, - с вызовом бросил Дин.

Судя по голосу главаря, ему было очень весело:

- Мы заключили сделку. И ты даже сможешь немного поразвлечься, пока станешь выполнять свою часть работы. Это и вправду здорово.

- Сомневаюсь.

- Энди, - сказал Уильям мягко, чуть понизив голос, но достаточно внятно, чтобы Дин мог его услышать. - Почему бы тебе не проверить, как там дела у Сэмми?

Дин рванулся вперёд.

- Нет! Ты сказал, что оставишь его в покое! - Он услышал, как один из них уходит. Внезапный образ этого подонка, лапающего его младшего брата своими грязными ручищами, чуть не заставил Дина закричать. - Ладно! Ладно! Я сделаю это! Только оставьте его в покое!

Рука вернулась и взяла его за лицо.

- Хорошо. Не будем заставлять нашего друга ждать.

Дина поволокли вперёд - его джинсы так и остались приспущенными на бёдра - и втащили в ту самую комнату, из которой они пришли.

 

6.

Комната ощущалась иначе. В ней как будто вообще не циркулировал воздух. Была жарко, сыро, и, сделав глубокий вдох, Дин почувствовал запах табака, влажных опилок и ещё что-то приторного, от чего у него на миг закружилась голова.

Он обвис на руках у двух горилл, которые его волокли, но это не слишком их затормозило. Вскоре его колени ударились о мягкий край матраца. Гориллы пыхтели, грубо толкая Дина вперёд до тех пор, пока он не понял, чего они хотят, и не забрался на кровать. Он чувствовал, что она уже занята кем-то; что он здесь не один. Тихое дыхание прямо перед ним. И тепло тела, так близко, что Дин ощущал его на своём лице.

Лёгкий свист в левом ухе дал ему понять, что наушник включился.

- Он прямо перед тобой. Сдвинься на пару дюймов. Наш друг ждёт.

Дин стиснул зубы и пополз вперёд, ёрзая, до тех пор, пока не наткнулся на согнутую ногу. От неожиданности он отдёрнул руку, но потом осторожно потрогал снова. Нога была гладкой, тёплой и шевельнулась от его прикосновения, сминая простыню на кровати.

Внезапно Дин обрадовался, что у него завязаны глаза. Он не знал, где находится, но чувствовал сухой жар прожекторов, направленных на него. И он не хотел видеть взгляд извращенца на постели перед ним.

"Ты справишься, - подумал Дин. - Просто ещё одно тёплое тело. Это ничем не отличается от того дрочилова, когда они... Никто ведь не смотрит. Никто не узнает". Он даже мог бы притвориться, что здесь нет никаких камер; тьма вокруг него была всего лишь ещё одной спальней, в которую он ввалился с очередной девочкой, снятой в баре. Мягкие, округлые формы, дразняще прижимающиеся к его телу, влажное тепло, пульсирующее вокруг члена. Он должен сделать это. Ради Сэма.

"Ты не можешь позволить им тронуть его". Дин с трудом сглотнул и придвинулся ближе, протягивая руки вперёд и нащупывая раскинутые ноги по обе стороны от себя..

Дин скривил рот в гримасе. О да, их друг в самом деле был в полной готовности. Он лежал, широко разведя стройные мускулистые ноги, длинные и худые; это на миг напомнило Дину Сэма, и он подумал, что этот парень, наверное, такой же высокий, как Сэм. Нет, стоп, не думай об этом... Он подумал про Кэсси. Да, вот так уже лучше. Секс с ней был таким же жарким, как и их ссоры. Дин подумал о ней, о её тёмных волосах, рассыпавшихся по подушке. Она лежит на постели, соблазнительно расставив колени...

- Что ты делаешь? - нетерпеливо затрещал наушник. - Он прямо перед тобой!

Дин сжал кулаки, и какое-то время сидел так, прежде чем сумел их разжать. Потом придвинулся ближе и наклонился вперёд. Его руки коснулись бёдер мужчины, лежащего перед ним, и Дин медленно провёл ладонями выше, до тех пор, пока...

Отвращение заставило его отпрянуть, когда он понял, что мужчина щеголяет жёстким стояком. Образ Кэсси замерцал и поблек, растворяясь. Это было неправильно. Дин чувствовал бугорки мускул, тянувшихся под упругой кожей, словно мужчина подобрался для прыжка. Дин не мог убеждать себя, что это - Кэсси, что это она откликается на его прикосновения.

Он тряхнул головой, будто надеясь выбросить из неё этот голос. На миг голова у него закружилась, так сильно, что он потерял ориентацию в происходящем; он совсем забыл, что случится, если эти ублюдки не останутся им довольны. Дин подтянулся на руках, игнорируя возбуждённый член, ударившийся в его живот, когда он придвинулся ближе и провёл ладонями по широкой груди мужчины. Чёрт. Бюста нет. Теперь уж никак не притворишься, что это Кэсси.

Сердце под его ладонью бешено колотилось, и он чувствовал дрожь тела под собой. Голос в ухе опять зашипел, веля ему поторопиться, почему он снова остановился? От требовательного рыка, гудящего в ухе, Дина тошнило.

Он старался. Господи, я же правда стараюсь, Сэмми. Его эрекция начала опадать, так же как и у парня под ним, и, похоже, Уильяма это взбесило.

Мысль об Энди, прикасающемся к его брату, прикасающемся к нему ТАМ, мысль о Сэмми, который не может вырваться, который кричит и зовёт Дина на помощь, укрепила его решимость и заставила опустить правую руку к поникшему пенису мужчины. Поколебавшись, Дин обвил его ладонью. Сердце у него забилось быстрее, пока Дин мял и массировал член, зажатый в руке. Парень под ним дрыгался, будто марионетка, которую дёргают за верёвочки. Дин чувствовал, как член мужчины снова твердеет, и голос в наушнике похвалил его за старания. Должно быть, ублюдок наблюдал из соседней комнаты.

"Думай о чём-то другом", - в отчаянии приказал он себе, яростно дёргая чужой пенис, чувствуя, как он вновь поднимается и прижимается к твёрдому животу.

Внезапно он подумал о Сэме - и вздрогнул. Его рука сжалась так крепко, что тело под ним скорчилось.

Голос в наушнике звучал теперь возбуждённо, прерывисто, приказывая Дину продолжать, что бы он там ни делал, просто продолжать. Этот больной ублюдок наслаждался происходящим не меньше, чем его дружок, лежащий перед Дином.

"Думай о чём-то другом!" - мысленно закричал он, когда спящее лицо Сэма вдруг снова всплыло перед ним. Боже, да что за чёрт?! Дин видел Сэма, лежащего в одних только плавках; он был без сознания после неудачной охоты, на теле у него остались раны, которые надо было зашить. Дин вспомнил, какими тёплыми и твёрдыми были его мускулы, когда он провёл по ним ладонью, пытаясь понять, не нужно ли наложить ещё пару швов.

Его рука снова стиснулась на члене парня под ним, и он ощутил, как тот выгнулся, длинные мускулистые ноги задвигались, пнули Дина несколько раз, потом застыли.

Надо же - этот больной урод такой же нетерпеливый, как Уильям. Дин заставил себя вернуться мыслями в мотель; он блуждал окровавленными руками по тугой плоти, оценивая степень ущерба, проверяя, в порядке ли Сэм.

Голос вернулся снова, приказывая Дину остановиться, хватит, ему надоело смотреть, как Дин дрочит Сэ... его! Чёрт подери!

Дин застонал сквозь зубы. Потом наклонился вперёд, и ноги мужчины задрожали, влажные от пота, нагретые светом ламп или ладонями Дина - он искренне надеялся, что всё-таки первым. Он вновь порадовался, что на глазах у него повязка, одновременно проклиная её - было бы ещё тяжелее делать всё это, глядя в искажённое похотью лицо, а с другой стороны, так унизительно, что он мог сейчас только чувствовать и...

Вот оно.

...Дин вымыл Сэма мочалкой, осторожно прочистил следы от когтей, и смотрел, как капли крови снова проступают на ранах. Он случайно скользнул ладонью по груди Сэма, Сэм застонал, и Дин резко отдёрнул руку.

Дин наклонился, его рука нырнула к матрацу, накрывая ягодицу мужчины. Кожа у него под ладонью оказалась неожиданно мягкой, почти такой же мягкой, как кожа Сэма.

...Слишком измученный для душа, Сэм плюхнулся лицом в подушку. Его рубашка задралась во сне, открывая взгляду Дина гладкую спину; джинсы сползли на бёдра, потому что Сэм вечно забывает поесть, если только Дин ему вовремя не напомнит.

Он надавил пальцем, с отвращением осознав, что анус уже был заранее подготовлен. Он чувствовал смазку, вытекающую из отверстия. Возбуждённый, расслабленный - так и поджидает его.

...Сэм застонал и перевернулся на бок, обнажая безупречную спину. Дину хотелось провести по ней пальцем, вниз, до самого изгиба ягодиц.

Что-то шевельнулось у него внутри. Тело под ним выгнулось, и Дин увидел Сэма - с запрокинутой головой, вскрикивающего в экстазе, когда Дин...

Нет! Дин неистово затряс головой.

...Сэм вздрогнул, его длинные ноги обвили талию Дина, пятки вмялись в спину Дина, и он взмолился: трахни меня! Сильно, быстро, глубоко, пометь меня как своего; внутри и снаружи.

Да какого дьявола с ним творится?!

Голос резко приказал Дину приготовиться. Эти слова сопровождали его, будто какой-то грёбаный гид во время поездки, говорили ему, куда он должен положить руки, раздвигая бёдра, которых он не видел перед собой, но чувствовал. Да, подхвати его ноги и разведи в стороны, потом задирай, пока они не окажутся на уровне груди, раскрывая анус для тебя, всё для тебя, чтобы ты...

Господи, он не мог. Его руки дрожали, а ноги перед ним уже раздвинулись, поняв, что он собирается сделать.

Дин слышал резкое, поверхностное дыхание в своём левом ухе, возбуждение делало речь едва различимой. Но всё равно этот голос продолжал помыкать Дином. Придвинься ближе, вдавись, просто войди в него и... и...

Сэм. Сэм всё ещё у них. Дин сделал глубокий вдох, снова протянул руку, касаясь мягкой кожи на складках вокруг ануса. Потом взялся за свой член, приставил его к отверстию и двинулся вперёд.

Едва коснувшись тугого входа, Дин ощутил, как тело под ним дёрнулось, а потом задрожало. Дин задохнулся - Боже, этот парень был таким невозможно тесным! Он сцепил зубы, толкаясь вперёд, голос в наушнике подгонял его. Войди ещё глубже; никогда не выходи.

Гнусное жужжание в ухе неустанно напоминало, что он делает, и было так трудно не слушать его и продолжать обманывать самого себя. Матрац, в который вминались его колени, угрожающе раскачивался, и желчь заполнила горло Дина, когда он понял, что теперь они движутся вместе. Он пытался думать о чём-то другом, игнорировать голос, подбодрявший его, а потом тугое кольцо мускул расслабилось, с влажным чмокающим звуком впустив его внутрь. Его член скользнул на всю глубину, такой твёрдый, и Дину казалось, он больше никогда в жизни не сможет вынуть его оттуда.

Дин застонал. Он ничего не мог поделать с собой. Биение пульса возле его члена, тесный тугой жар, окруживший его - словно вокруг него билось чужое сердце. Член Дина дёрнулся внутри, и, черт, было так тяжело удержаться от толчка. Дин задохнулся, чувствуя мелкую дрожь вокруг пениса, и, Боже, тело под ним напряглось, и его сжало ещё сильнее.

"Покончи с этим наконец". Сфинктер парня сжался вокруг него, как будто кто-то водил рукой вверх-вниз по чувствительной коже. Дин со свистом втянул воздух.

...Длинные, сильные пальцы Сэма твёрдо двигались по его члену, как по ножу, который он подбирал для охоты: скользили по рукоятке, большой палец тщетально обводил каждый дюйм, словно выискивая мельчайшие недостатки.

Дин сглотнул, у него пересохло во рту. Голос в наушнике понизился до лихорадочного шепота, и звучал теперь, будто его собственное сердцебиение, и как дыхание Сэма - быстро, рвано, поверхностно.

Оно не ушло. Образ стройного тела, распростёртого перед ним, с пылающей от желания кожей. Колени у Дина тряслись, и он тщетно пытался взять себя в руки. Комната кружилась перед ним, хотя глаза оставались завязаны. Он глубоко вдохнул, отчаянно мечтая, чтобы всё это прекратилось.

Лёгкие волны тепла продолжали струиться по его члену. Дин ощутил, как раскинутые перед ним ноги трясутся, словно пытаясь податься назад. Он толкнулся дальше, проникая членом в тугое, влажное, тёплое. Дюйм за дюймом, всё глубже, даже ещё глубже, чем раньше. Потом он остановился, почувствовав, как яйца легонько шлёпнулись о гладкую кожу. На лбу у него выступила испарина, стекая под повязку, выедая глаза. Пот струился по телу парня под ним, стекая вдоль складок плоти и касаясь основания пениса Дина, словно лёгкие поцелуи. Дина трясло, и тело, которое его окружало со всех сторон, содрогалось тоже.

Ему показалось, что парень стонет; он ничего не говорил, но его дрожь подсказала Дину снова толкнуться. Дин пытался не слушать голос, никак не смолкавший, но невольно делал именно то, что ему велели: напирать, пробиваться, зажимая возбуждённый член парня между их животами, скользить членом внутрь, входить, выходить, пока они оба не забьются в оргазме. Дин откинулся назад, его пенис стал выскальзывать, но тут тепло, окружавшее его, сжалось, и Дин понял, что вбивается в парня снова, и вбивался, пока не почувствовал горьковатый, мускусный запах. Дин снова попробовал отстраниться - он не хотел доставлять им лишнее удовольствие - но потом опять толкнулся, быстрее, глубже на этот раз...

...Сэм выгнул спину, откинув голову, подставляя длинную, белую шею, умоляя Дина впиться губами в пульсирующую жилку...

Он обнаружил, что зажимает себе рот - иначе стоны, раздирающие ему грудь, вырвались бы наружу. Теперь ему приходилось сдерживать себя, он крепко сжимал руками чужие бёдра, оттягивая их так, чтобы можно было толкнуться сильней, погрузиться глубже.

...Сэм дрожал вокруг Дина, мышцы у него внутри судорожно сокращались, потому что даже так - недостаточно быстро для него и недостаточно сильно...

Голос, которого он больше не узнавал, заговорил быстрее, рассказывая ему, как выглядит тот, другой; ноги раздвинулись ещё шире, будто пытаясь проглотить его целиком, тело сжималось вокруг него так сильно, и ему по-прежнему было мало. Но он должен был покончить с этим. Просто ещё немножко быстрее. И глубже, Господи, да, глубже, вбиваясь в горячую плоть, сжимавшуюся вокруг него всё крепче и крепче.

...Сэм всхлипнул, дёрнул руками вниз, чтоб коснуться себя, позволить пенису разрядиться...

Дин отшвырнул от себя руки, пытавшиеся его коснуться; он царапал ногтями бёдра мужчины, впиваясь в них с чудовищным голодом, о котором никогда не подозревал. Он зарычал, когда что-то оттянуло его яйца; колени у него тряслись, он едва мог на них устоять. Дин схватил возбуждённый член, неистово вздрагивавший перед ним, сжал в кулаке и принялся дрочить в исступлённом, бешеном ритме.

...Дин схватил член Сэма, и Сэм вскрикнул, его голос сорвался в надсадное, хриплое поскуливание, доводя Дина до кромешного безумия; звук, который он никогда не думал услышать от Сэма, но хотел слушать его, слова и снова.

Всё поплыло у Дина перед глазами; взгляд ему застило белизной, он утратил контроль над мыслями, голос в ухе звучал теперь, как его собственный. Быстрее. Сильнее. Коснись самой заветной точки, почувствуй, как тело под тобой выгибается от смеси боли и наслаждения. Ищи место, в котором сможешь чувствовать биение пульса вокруг себя - словно влажный, вожделеющий рот, обхватывающий тебя, прежде чем принять целиком.

...мучительные, дрожащие вскрики наслаждения, голова Сэма запрокинулась назад, зелёные глаза потемнели от страсти, бёдра подбрасывались Дину навстречу, с ним в унисон. Мой. Мой.

Дин не говорил ничего, откинув голову и не прекращая движений. Он крепко стискивал зубы, но всё равно слышал собственный крик; голос у него в ухе шептал, до чего же прекрасны эти ощущения. Толкаться и чувствовать, как подрагивают эти ноги, будто пытаясь обвиться вокруг него, втянуть глубже... Но в нём всё ещё было достаточно ярости, чтобы отбросить их от себя, несмотря на разгоревшуюся похоть. Дин не хотел лишнего подтверждения тому, как неправильно всё это было; он не должен был видеть лицо Сэма во время толчков; и рядом находились другие, наблюдавшие за этим экстазом во тьме... Было так тошно слышать чужое возбуждённое дыхание, ползущее по его коже, проникающее в него, как одержимость.

...умоляя его, когда они слились в чувстве, грозившем разорвать на куски их обоих. Дин видел раскрытый рот Сэма; оттуда не вылетало членораздельных слов, лишь бессвязные, голодные стоны, пока Сэм насаживался на член Дина с дикой, безудержной страстью. Он выглядел одуряюще, немыслимо, охуительно - так непохоже на отчасти замкнутое, отчасти защитное, сдержанное поведение, которое он оставлял для всего остального мира. А это - это было для Дина. И от одной этой мысли он почувствовал острое напряжение в основании члена, выстреливая и глядя, как совершенное тело Сэма выпивает каждую каплю его семени.

Он задохнулся, когда Сэм рассеялся в темноте. Голова Дина заполнилась образами, которые он не мог контролировать; сладкий запах окружил его, и ноздри затрепетали, будто пытаясь втянуть аромат поглубже. Дин ощутил, как что-то туго, болезненно скручивается в кишках, разматываясь затем во внезапную боль, пронзившую всё его тело. Он кончил - он старался сдержаться - и почувствовал, как сперма толчками выстреливает из члена, заполняя тело под ним горячей жидкостью. Мужчина выгнулся, почти соскользнув с его члена, брызгая спермой на себя и Дину на пальцы. Дин рухнул на тело, распростёртое под ним. Как можно видеть пятна с завязанными глазами?.. Он задыхался, пытаясь втянуть воздух в сокращающиеся лёгкие, и чувствовал, что его рубашка вымокла в сперме того, другого. Дин чувствовал, как обмякает его пенис, зажатый меж их телами.

Наглый, самодовольный голос в наушнике прошептал, как восхитительно они выглядят вместе, и до чего же хочется выебать их обоих. Грязные слова вонзились в ухо, как жало, и Дин залился краской от ярости. Он проиграл. Он дал им их сраное шоу, и этот больной ублюдок знал это.

Слишком измученный, чтоб отодвинуться от влажного, липкого тела (несмотря даже на то, что отвращение к себе подкатило к горлу, когда Дин ощутил едкий запах своего собственного предательского тела и омерзительную отзывчивость тела рядом), Дин опустился на тяжко вздымающуюся грудь мужчины.

Он лежал, задыхаясь. Тело под ним дёрнулось, несколько резче, чем Дин мог теперь ожидать.

"Ладно, сам знаю, что я хорош, но не настолько же", - обречённо подумал он. Он опустил руки на плечи перед собой - они оказались широкими и тоже подрагивали, пытаясь приподняться, - и вдруг услыхал приглушённый звук.

Почти что похожий на всхлип.

Дин застыл. Холодный комок сжался у него в животе. Он переместил руки выше, игнорируя голос, шипевший ему, чтобы он просто слазил оттуда, шоу окончено. Он почувствовал под пальцами мокрую от пота шею, перевитую канатами мускул, туго натянувшихся вдоль горла, потом - крепкую челюсть. Тело под ним рванулось, лицо отвернулось, избегая прикосновений, но Дин больше не читал на нём вожделения.

Он прочитал страх.

Господи. Нет. Пусть он ошибся, Боже. Его руки затряслись, когда он ощупал челюсть, мокрую от влаги, пахнувшей солью. Он снова переместил пальцы и почувствовал под ними обтрёпанные края пластыря, заклеивающего рот, и тёплые слёзы, струившиеся на верхнюю губу.

- О Господи, - хрипло сказал Дин и ощутил, как тело под ним содрогнулось. - Я... СУКИН СЫН, ЧТО ТЫ ЗАСТАВИЛ МЕНЯ СДЕЛАТЬ?!

Яростный крик Дина громом наполнил комнату. Он чувствовал, как содрогается мужчина под ним. В смятении он схватил в ладони мокрое лицо.

- Мне так жаль. О, Господи, мне так жаль, - зашептал Дин, чувствуя, как дрожь под ним становится ещё сильнее. - Я думал... они сказали... - Он уронил голову. Желчь залила ему горло. - У них мой брат, - в отчаянии сказал он. - Если я не сделаю, как они скажут, они... Боже, мне так...

Кто-то подхватил его с обеих сторон и грубо стянул с матраца. Дин взревел, пытаясь достать ублюдков, но несильного удара по голове оказалось довольно, чтобы они смогли его оттащить. Дин почувствовал, как выскальзывает из тела парня, и услышал заглушённый кляпом крик. И при этом звуке ярость вскипела в нём.

- Сучий потрох! - закричал он, врезаясь пятками в пол, но без толку - его всё равно волокли прочь. - Я убью тебя! Я спущу с тебя шкуру живьём!

Всё, что он слышал теперь - это мерзкие смешки рядом с собой. Он дрался, он вырывался, но его выволокли из комнаты, а потом опять потащили по длинному коридору. Непохоже, чтобы ублюдков впечатлили его угрозы. Они втолкнули его снова в тот самый подвал, стащили по лестнице вниз и швырнули на пол. Колени болезненно стукнулись о бетон, и Дин всё ещё кричал, когда его снова схватили и грубо сорвали повязку с его глаз.

Двое мужиков, таких же здоровенных, как Энди, и таких же уродливых, ухмылялись, глядя на Дина сверху вниз. Он взглянул на них, тяжело дыша, его ноздри раздувались от ярости. Он смотрел на мертвецов, и каким-то образом они ощутили это и обменялись беспокойными взглядами. Один из них, посмелее, презрительно усмехнулся, кинув взгляд на приспущенные джинсы Дина.

- Хорошая работа, - сказал он, приглаживая рукой жидкие рыжие волосёнки. Его подельник нервно расхохотался.

Дин бросился к ним, но его толкнули обратно. Тяжело дыша, он смотрел, как они поднимаются по лестнице, обмениваясь издевательскими замечаниями о том, как круто он всё обделал, и как ясно по нему было видно, до чего он наслаждается происходящим.

Когда дверь захлопнулась, Дин поднялся, шатаясь, и натянул джинсы. Его всё ещё так сильно трясло от гнева, что он едва смог застегнуть ширинку. Пытаясь сделать это, он уронил взгляд на свой член.

И увидел, что тот покрыт потёками крови.

- О Боже, - прохрипел Дин. Он сделал шаг назад и споткнулся. Комната перевернулась, и он рухнул на колени. Его глаза расширились от ужаса, и он повалился ничком, осознав, что натворил.

Он изнасиловал кого-то. И, Господи Боже, ему понравилось.

- С-сэмми, - голос Дина сорвался. - Боже мой, что я наделал?

Один, в холодном подвале, Дин согнулся пополам и вытошнил, сотрясаясь от рвоты и слёз, безудержно хлынувших по лицу.

 

7.

Сэм не знал, как долго оставался один. После того, как дампы погасли, голос Уильяма отдалился и исчез за дверью. Они оставили его, больше не связанного, но всё равно беспомощного, потому что он по-прежнему едва мог шевельнуться. Всё тело ниже пояса болело, кровь гулко стучала в ушах. Кожей он чувствовал тепло прожекторов. Лоб был мокрым от пота, испарина скопилась вдоль линии волос. У него начала кружиться голова. Отвратительный приторный запах, похожий на вонь гниющих фруктов, волнами колыхался возле его лица. Руки и ноги отяжелели, ему приходилось бороться за каждый вздох.

Они были там, снаружи. Они и тот, кто собирался устроить для Уильяма представление.

"Я смогу. Я смогу. Я смогу".

Когда Сэм услышал его, то ничего не сумел поделать с собой и вздрогнул. Ему хотелось лишь одного - отпрянуть, когда он почувствовал, как прогибается матрац. И тут он вдруг понял, что не один, а трое людей прерывисто дышат рядом с ним

Сэм едва мог думать о том, чтобы выдержать одного; трое - это было просто немыслимо. Он запаниковал, собираясь откатиться в сторону, но две пары мясистых рук вцепились в его плечи и удержали на месте. Руки сжались, пальцы болезненно впились в мышцы, однако Сэм уже понял намёк.

Не трое, нет. Эти просто... наблюдатели.

Не сказать, чтобы это его особенно успокоило.

Сэм слышал, как дышит мужчина перед ним. Он лежал неподвижно, изо всех сил пытаясь не представлять, как выглядит этот парень, что он делает, и что собирается сделать.

Когда чья-то ладонь коснулась его правого колена, он подскочил, инстинктивно отпрянув. Хватка на плечах тут же усилилась, и Сэм снова уронил руки на кровать. Он судорожно вздохнул и попытался думать о чём-нибудь другом, когда чужие ладони поползли по его ногам.

Джесс. Он пытался представить Джесс у себя между ног. Её мягкие руки дразняще проводят по его голеням, под коленями. Она стоит, робко улыбаясь ему, и её руки передвигаются выше. Он с мучительной болью вспомнил вдруг её тело, стройное, мягкое, льнувшее к нему, когда они засыпали рядом. Сэм пытался не слушать голос, шепнувший, что её руки были тонкими и нежными, а вовсе не теми мозолистыми большими руками, которые сейчас скользили по его бёдрам и... внезапно остановились.

Сэм задержал дыхание, чувствуя, как тело над ним перемещается выше, остановившись на уровне его паха. Он вдруг понял, что мужчина всё ещё одет, и рванулся, больше всего на свете желая свести колени, спрятаться от взглядов, которые чувствовал на себе. Он горячо, отчаянно воображал светлые волосы, ярко-голубые глаза, её прекрасный, розовый рот... Что-то слегка задело его член, и Сэм подскочил. Лицо Джесс рассыпалось на куски, и вместо неё появился Уильям. Его улыбка, его руки, ласкающие промежность Сэма в мотеле, его пальцы, вонзающиеся в него, пока он разговаривал с Сэмом так, будто они обсуждали погоду.

"Дин".

Сэм ничего не мог с собой поделать. Он хотел, чтобы его брат оказался здесь; как в те времена, когда Сэм был ребёнком и просыпался в ночи - плачущий, испуганный, не зная, что сделать, чтобы тьма отступила прочь. Какая-то его часть тут же упрекнула Сэма за это желание. Ему двадцать два, а не шесть - но это было так же естественно, как дыхание, особенно когда он почувствовал, как чужие руки движутся к его груди и замирают там.

Незнакомые руки легли ему на ребра – просто легли, не лаская, не поглаживая. И Сэм был рад уже хотя бы такой малости. В движениях мужчины было что-то автоматическое, и это было чуть-чуть терпимей, чем прикосновения Уильяма, который касался его так, будто владел им.

...Дин притянул Сэма к себе, накрывая ладонью его сердце, словно пытаясь удостовериться, что Сэм жив. Сэм ничего не сказал. Дин нуждался в этом; и он тоже в этом нуждался. Тепло от близости тела Дина убаюкивало его, убеждало ему, что теперь всё будет в порядке. И это было так просто, и так естественно - уснуть с ним рядом, с его рукой, лежащей у Сэма на сердце, чувствуя его дыхание на своём ухе.

Сэм попытался ухватить это чувство снова, задержаться на нём, когда чужая рука обвилась вокруг его члена, и он беззвучно прорыдал имя Дина.

Дина здесь нет. Сэм сделал глубокий вдох. Его здесь нет. Просто не может быть.

Рука вокруг его члена принялась грубо двигаться, и Сэм задохнулся. Его эрекция успела опасть. Собственное тело казалось странным, тяжёлым, он едва ли нашёл бы силы, чтобы приподнять голову или отодвинуться от руки, продолжавшей умело дрочить его член. Сэм почувствовал, как яички наливаются тяжестью, и чуть не толкнулся бёдрами вперёд, навстречу этой руке. Он вцепился в матрац под собой, впиваясь ногтями в кровать и изо всех сил пытаясь остаться неподвижным.

..."Всё хорошо, Сэмми. Я здесь", - шептал Дин ему на ухо, улёгшись рядом. Спокойный голос - и руки, поглаживающие его спину успокаивающими кругами, от которых исчезли болезненные узлы, скрутившие мышцы. Дин - не Джесс, но его надёжное, тёплое присутствие было так же желанно. Дин не осудит его; он поглаживал спину Сэма, а потом живот, пока Сэм пытался сдержать слёзы в окружающей его тьме.

Дин. У Сэма защипало глаза. Тёплая рука продолжала двигаться по его члену. Сэм втянул воздух, отчаянно пытаясь не замечать участившегося дыхания тех двоих, что держали его и смотрели, смотрели...

"Это всего лишь секс", - прошептал Сэм про себя. Он мечтал, чтобы парень просто сделал своё дело, и всё закончилось. Он помнил, как горела его задница, когда в неё погружались пальцы, но не сомневался, что сумеет вытерпеть это. Он сможет вынести это. Он должен, иначе они возьмутся за его брата, и одна только мысль об этом причиняла ещё больше боли.

Рука вдруг с силой сжалась, и мгновенная боль прокатилась вдоль его позвоночника. Сэм застонал сквозь кляп, бёдра дёрнулись от боли. Но, к замешательству Сэма, его член продолжал твердеть.

...он упал, когда Дин толкнул его, и прежде, чем Сэм успел вскочить, Дин оседлал его и стиснул ему руки, вытянув их вдоль тела. "Похоже, братишка, тебе не помешает ещё пара уроков", - усмехнулся он. Сэм вырвался и шлёпнул его по руке, притворно зарычав, но при этом он чувствовал, как прикрытый джинсами член Дина трётся о его бёдро.

Мужская рука сжала его снова, продолжая движение, и Сэм выгнулся. Его дызание оборвалось. Вот оно... Руки принялись блуждать по его телу, и Сэму хотелось закричать, чтобы он покончил уже со всем этим; сделай, что собираешься, просто сделай и...

Палец ткнулся ему в задний проход. Сэм задохнулся, зная, что вот-вот он прорвётся внутрь, прокладывая себе дорогу...

...он смотрел на бледную линию под волосами Дина, куда не пробирались солнечные лучи. Дин уютно умостил лицо на сложенных руках, раскинувшись на траве. Не удержавшись, Сэм коснулся его волос; они были такими удивительно мягкими. И когда Дин внезапно открыл глаза и послал ему кривую усмешку, Сэм почувствовал, как что-то защекотало в горле.

Он ощутил давление и инстинктивно напрягся. Палец внезапно убрался, и Сэм почувствовал вспышку паники. Он сделал что-то не так? Они что, передумали? Его дыхание ускорилось до поверхностных, резких рывков. Он ничего не слышал; никаких удаляющихся шагов.

Руки резко вцепились в верхнюю часть его бёдер, и Сэм понял, что не может помешать мужчине задрать их вверх, а потом потянуть назад, на себя. Сэм зажмурился под повязкой. Он согнул ноги, так, как приказал ему Уильям. Мужчина твёрдо сжал заднюю сторону его ляжек, потом отпустил, и Сэм остался лежать в том положении, в котором его оставили. Он чувствовал лёгкие прикосновения пальцев, касающихся его едва ощутимо, бережно, слишком мягко, так, что это почти походило на близость.

...пальцы, поглаживающие его синяки и осторожно касающиеся ссадин, тут же отдёрнулись, когда Сэм зашипел от боли. Глубокий и мягкий смешок раздался над головой, и Сэм неожиданно понял, что лежит у Дина на груди. Он был слишком измотан, слишком опустошен, он мог лишь чувствовать, как пальцы брата поглаживают царапины на его лице; и кто бы подумал, что это те самые пальцы, которые только что закончили вымешивать Ферлинга в бифштекс. Сэм опять зашипел, и Дин рассмеялся, дразня его и обзывая девчонкой, но его пальцы по-прежнему делали то, что делали...

Что-то большее, чем палец, коснулось его. Сэм рванулся и тут же замер. Это ещё что такое? Что делает этот парень? Рот у Сэма вдруг пересох, горло сжалось. Это оно. Вдохни поглубже, Сэм. Просто оставайся расслабленным. Это всё кончится через...

...Дин раскраснелся, и всё ещё пах сигаретами. Но, казалось, был рад ему; и кончилось тем, что Сэм надрался так же, как он. Сэм не помнил, о чём они говорили, валяясь на полу в мотеле. Но что бы это ни было, Дин тогда наклонился и медленно провёл рукой по его паху. Сэм хихикнул, потому что был слишком пьян, чтобы понять, до чего же это неправильно, и ещё ему было так хорошо чувствовать руку Дина там. Его брат посмотрел на него с небрежной улыбкой и...

Что-то большое, Господи, невозможно большое проталкивалось в него. Задний проход обожгло огнём, когда оно продолжило пробивать себе путь в сопротивляющееся тело Сэма. Сэм сжался, пытаясь остановить вторжение, но сфинктер растягивало от давления, он ничего не мог с этим поделать. Пламя от члена внутри него взметнулось вверх, прямиком к голове, и Сэм закричал.

Мужчина или не услышал этого крика, или ему было плевать; он продолжал двигаться, тошнотворно растягивая Сэма внутри, просто продолжал. Сэма трясло, он задыхался, отчаянно пытаясь вдохнуть через нос. Каждый раз, делая вдох, он чувствовал головокружение, смятение, как будто его не было здесь. От чувства, что он не может открыть рот, не может глотнуть воздуха, его захлестнуло паникой. Спокойно. Спокойно. Но, Боже, ему казалось, что это огромное, чужеродное нечто выдавило из него весь воздух.

Было так больно!

Сэм даже вообразить не мог ничего хуже. Он выгибался, корчился, пока оно входило в него всё глубже, наконец оказавшись внутри целиком. Он понял, что уже целиком - он так думал, но, Боже, он надеялся, что ошибся, - когда ощутил лёгкий шлепок мошонки о свои ягодицы.

Он чувствовал себя заполненным, таким заполненным; ему казалось, что его растягивают во все стороны разом. Задница горела вокруг члена мужчины - даже сейчас он не мог поверить, что всё это происходит на самом деле, - и Сэм всё ещё пытался вытолкнуть его из себя, его тело сжималось, дрожало. Он чувствовал подёргивание у себя внутри; между ногами чудовищно, невыносимо болело; он пытался лежать неподвижно, насколько мог, боясь, что если дёрнется слишком сильно, то его просто порвёт на части, вывернет наизнанку. Но его тело продолжало мелко подрагивать, и руки тряслись, когда он пытался сильнее вцепиться ими в матрац.

Мужчина не двигался, и Сэм подумал - неужели всё. Может быть, это уже конец?.. Он молился, чтобы так оно и было. Он дал Уильяму его шоу, этот человек удовлетворён, и теперь они с Дином смогут...

И вдруг оно снова задвигалось в нём, но не наружу, а глубже. Как оно могло проникать ещё глубже?! Белые вспышки заплясали у Сэма перед глазами. Он даже не мог кричать - чудовищная боль лишила его голоса, и он мог лишь вопить у себя в голове, когда член выскользнул и тут же нырнул в него снова, и снова глубже. Темп ускорялся, Сэм на секунду застыл, не в состоянии шевельнуться. Он мог только лежать, не дыша, обливаясь слезами, и каждый новый толчок казался ударом ножа.

Дин. Он так сильно хотел, чтобы здесь был Дин; рот болел от бессильной попытки прокричать его имя. Сэм мотал головой, пытаясь выгнуться и облегчить давление, но руки вернулись, придерживая его за бёдра. Толчки участились настолько, что как будто слились в один. Каждое решительное, напористое движение внутри его задницы ещё сильнее разжигало пылающий в ней костёр. Время от времени Сэм ощущал вспышки чего-то, смутно напоминающего удовольствие - но они были очень короткими и тут же таяли, и Сэм рвался и сражался с руками, вцепившимися в его бёдра.

Мужчина продолжал вколачиваться в его зад без малейших признаков усталости. Он снова взялся руками за бёдра Сэма, сдерживая его, ещё больше усиливая толчки, насаживая Сэма на член. Сэм всхлипывал, но мужчина не колебался, и толчки продолжались. Его разрывало, заполняло, заполняло и заполняло, в животе пульсировала боль, как будто этот член пробивал его насквозь.

Это было слишком. СЛИШКОМ! Было так больно, что Сэм заколотил руками, пытаясь оттолкнуть мужчину от себя. Что угодно, что угодно, только бы это прекратилось!

Его руки отшвырнули прочь. Сэм попытался снова, но двое, наблюдавшие за ними, схватили его за запястья и прижали их к тыльной стороне его коленей. Сэм извивался, выкрикивая проклятья сквозь кляп, но они твёрдо держали его руки у него под коленями, заставив задрать ноги ещё сильнее.

Дин, помоги мне. Мне так больно. Сделай так, чтобы это остановилось.

...Дин улыбнулся Сэму, его лицо было всё ещё розоватым от выпитого. И слегка сжал его промежность. "Как к-классно", - икнул Сэм, удивляясь звуку своего голоса. Ладонь Дина скользнула ему в джинсы, и Сэм моргнул, но туман не рассеялся, а лишь уплотнился. Сэм сглотнул, но потом застонал, когда Дин погладил его пупок, прежде чем...

Могучий толчок, чуть не сбросивший Сэма с кровати, выдернул его из обманчивого убежища. И как он ни силился, он не мог больше снова увидеть лицо Дина. Он глубоко вдохнул, втягивая странно пахнущий воздух Теперь он даже не смог бы сказать, где болит; жадные руки дёргали его член в такт с бешеными толчками.

...Сэм хныкнул, напряжение у него в штанах нарастало, пока Дин старательно растирал его член сквозь джинсы в той точке, где он понемногу затвердевал. Глаза Дина были сосредоточено прикрыты; он что-то бормотал себе под нос, полностью сконцентрировавшись на своей задаче. И улыбнулся, когда Сэм кончил. Дин посмотрел на него, и, не отрывая взгляда, медленно слизнул со своих пальцев его сперму. Сэм не знал, почему не смог посмотреть на него в ответ, и почему ощутил разочарование, когда Дин зевнул и отправился спать. Наутро, когда они проснулись, он так и не спросил Дина, помнит ли тот, что было вчерашней ночью...

Сэм не мог больше этого выносить. Он хотел, чтобы это прекратилось, прекратилось сейчас же. И не важно, что он больше не помнил, почему это не может прекратиться. Он раскачивался на кровати, пытаясь избавиться от того, что казалось раскалённой кочергой, вколачивающейся в него - да, "вколачивающейся" было именно тем словом. Прекратите. Прекратите сейчас же! Он безотчётно лягнулся, дёрнув ногами; он хотел отшвырнуть этого человека прочь от себя. Но другие руки вернулись опять. Он дрался с ними, вслепую размахивая кулаками, пинаясь, пытаясь освободиться, но его сопротивление было быстро сломлено. Теперь он едва мог шевельнуться. Всё слишком болело. И всё было так странно, и так неправильно. Он не мог собраться с мыслями. И чувствовал, как опять твердеет под мужскими руками. Руками Дина, они скользят вдоль его члена снова и снова...

Сэм закричал сквозь кляп, когда мужчина толкнулся в последний раз, выскользнув наполовину перед финальным рывком - и горячая струя выстрелила из него в задницу Сэма. Что-то ёкнуло у него внутри при этом последнем нырке, он выгнулся, его член задрожал и выстрелил тоже, болезненно и мучительно, забрызгав державшие его руки. Тяжёлое тело рухнуло на него сверху. Сэм задыхался, но не мог откатиться, не мог даже шелохнуться. Он всё ещё чувствовал внутри себя обмякающий пенис, слабо подрагивающий, извергающий последние капли спермы.

Слёзы струились по его лицу, повязка прилипла к коже, впитывая их. Несмотря на то, что член в его теле больше не был эрегирован, Сэм по-прежнему ощущал заполненность, как будто что-то растянулось в нём и теперь опадало, облепляя новую форму. Он чувствовал, что там, внутри, горячо и разорвано, и даже когда он смог опустить ноги, его задницу жгло, жжение нарастало и не ослабло, несмотря на то, что мужчина над ним прекратил движение.

Вес ненавистного тела давил на грудь. Сэм всё ещё пытался втянуть хоть немного воздуха. Тело сминало его, как будто пытаясь раздавить.

"Убирайся. Убирайся. Ты получил, что хотел". Сэм не мог остановиться. Он задыхался, он не мог дышать, рот у него наполнился кислотой, и Сэм знал, что если его стошнит, он захлебнётся собственной рвотой. Хотя, по правде, сейчас эта мысль казалась не такой уж ужасной.

Мужчина шевельнулся, и Сэм всхлипнул, когда член внутри него переместился и задел что-то, от чего слёзы хлынули ещё сильнее.

Снова задвигавшись, теперь уже медленнее, руки коснулись его шеи, поднимаясь к лицу. Сэм попытался отвернуться, но мужчина провёл пальцами по его губам, по пластырю, задержался там, а потом двинулся выше, вытирая слёзы.

Что ему нужно? Почему это никак не закончится? Сэм съёжился, мечтая, чтобы его тело перестало вздрагивать - тогда, может, болело бы меньше...

- О, Господи... я...

Руки оставили его, но Сэм никак не мог перестать дрожать. Темнота внезапно сгустилась ещё сильнее. Что происходит?

- СУКИН СЫН, ЧТО ТЫ ЗАСТАВИЛ МЕНЯ СДЕЛАТЬ?!

Дыхание Сэма оборвалось. Ему как будто разом вышибли из лёгких весь воздух, когда этот мужчина, это тело, этот голос - невозможно, не может быть - задрожал над ним, прежде чем заговорил снова.

- Мне так жаль. О, Господи, мне так жаль.

Дин.

- Я думал... они сказали...

Они солгали ему.

- У них мой брат. Если я не сделаю, как они скажут, они... Боже, мне так...

Всё было зря. Они сказали, что оставят его в покое, если Сэм....

ВСЁ БЫЛО ЗРЯ!

Сэм пытался кричать, докричаться до Дина сквозь полоску скотча, залеплявшую рот. Он услышал звуки борьбы. Нет! Они забирали Дина. Он почувствовал, как его брата оттаскивают от него, и закричал снова, выгнувшись от рвущей боли, кроваво-красной, вспыхнувшей, когда член - о Боже, это был Дин - выскользнул из его тела. Боль накатила волной, делая тьму ещё непроглядней. Сэм скорчился, всё вокруг смешалось в гудящий шум, которого он не мог разобрать. Он слышал прерывистое дыхание своего брата, слышал, как тот кричит - Сэм никогда не слышал, чтобы Дин так кричал, - и те двое, что держали Сэма всё время, теперь рычали где-то рядом с Дином. Его брат дрался, яростно, изо всех сил, отдаляясь всё больше и больше. Сэм попытался вскочить, но рухнул обратно от острой боли, словно кто-то воткнул нож ему в спину, скручивая все нервные окончания и выпивая силы.

Он вцепился в клейкую ленту на своих губах. Его не заботило, что на лице останутся царапины; он содрал пластырь с губ и, едва рот оказался свободен, выкрикнул имя Дина,. Но дверь уже закрылась, и всё, что Сэм теперь слышал - это собственный крик и чьё-то дыхание справа от себя. Сэм схватил повязку на глазах, сдёрнул её - и зажмурился, ослепнув на миг. Прожектора всё ещё были включены, и он едва смог различить длинную тень, сидящую на стуле в нескольких дюймах от кровати, мутную в свете ламп.

Тень аплодировала.

Теперь Сэму было плевать, что шевелиться больно, плевать, что что-то течёт по его ногам. Он закричал и оттолкнулся от кровати. Мужчина отпрянул, но не успел помешать Сэму сомкнуть руки на его горле.

Ему было теперь всё равно. Он собирался доставить ублюдка в ад, даже если придётся отправиться туда вместе с ним.

 

8.

Несмотря на худобу, Уильям оказался неожиданно сильным. Даже отброшенный назад, он сумел перехватить запястья Сэма и оторвать его руки от своего горла. Потом жестоко ударил его ногой под колени и с довольной улыбкой смотрел, как Сэм со стоном падает на пол. Сэм скорчился, боль толчками разливалась от ног к паху. Агония вернулась, и Сэм едва осознал, что его швырнули обратно на кровать. Уильям оседлал его, прежде чем он успел опомниться.

- Сукин сын! - задохнулся Сэм, в бешенстве глядя на Уильяма, сидевшего у него на груди и вжимавшего его руки в матрац. - Ты сказал, что вы оставите его в покое! - выплюнул Сэм. - Ты обещал, что не тронешь его!

Мучительный крик Дина всё ещё звенел у него в ушах.

- Мы и не трогали, - усмехнулся Уильям. - Ты это сделал. - Он мягко засмеялся, когда Сэм яростно рванулся под ним всем телом. - И, надо сказать, неплохо справился.

Он наклонился, и Сэм ощутил его дыхание на своём лице.

- В следующий раз у тебя получится ещё лучше.

Спину Сэма обдало ледяной волной.

- С-следующий раз? Ты же сказал... - Сэм напрягся, пытаясь сбросить его, но Уильям крепко сжимал бёдрами его бока. Он продолжал сидеть на Сэме верхом, улыбаясь ему. Его руки скользнули вдоль рёбер Сэма на грудь, замерев на сосках.

- Я сказал, что если шоу будет удовлетворительным, то, возможно, мы договоримся, - Уильям потёр большими пальцами бугорки его сосков. Гладкие, липкие руки скользили по телу Сэма. Уильям улыбался. Он всегда улыбался, как будто Сэм казался ему забавным.

- Ты славно потрудился, - промурлыкал Уильям, пощипывая его краснеющие соски. - Но, в конце концов, это ведь был твой первый раз. Немного практики, и у тебя станет получаться намного лучше. - Он резко выкрутил Сэму соски. Сэм вскрикнул и рванулся с такой силой, что ему почти удалось сбросить Уильяма с себя.

- Нет, - прохрипел он. Ещё раз? Он не мог даже думать о том, чтобы пройти через это снова. - Нет! - Сэм высвободил руки и выбросил вперёд кулак, пытаясь достать до челюсти Уильяма. Мужчина коротко выдохнул, его голова дёрнулась от удара. Но он не упал. Просто повернул голову снова к Сэму. Он больше не улыбался.

Сэм задохнулся, когда его схватили за запястья, вздёргивая ему руки над головой. Уильям склонился над ним, его серые глаза поблескивали от злости.

- Скажи спасибо, - прошипел он, - что я позволил твоему брату быть первым.

Сэм бешено сопротивлялся, но Уильям лишь стиснул его руки крепче и вздёрнул их ещё выше, так, что мышцы у Сэма на предплечьях натянулись в струну.

- Это мог бы быть Энди. Или Старк. Или Лео. - Он яростно стиснул колени, и Сэм скорчился: его раздавливало, ломало, он чувствовал, как поскрипывают его рёбра. - Я мог бы позволить им трахнуть тебя, всем троим, - прорычал Уильям. - И они бы не были так деликатны, как твой братишка.

Сэм плюнул ему в лицо. Краска бешенства залила Уильяму лицо. Он рванул руки Сэма вниз и снова прижал их к его бокам. Сэм метался на смятой постели, но не мог помешать Уильяму, когда тот подался вперёд и вжался членом ему в живот.

- Это мог бы быть я, - прошептал Уильям ему на ухо, а потом прокусил ему мочку, так, что по шее Сэма хлынула кровь.

- Я убью тебя, - задыхаясь, сказал Сэм. - Ты правда думаешь, что мой брат спустит вам всё это с рук?

Уильям улыбнулся, и эта улыбка была чудовищной.

- Энди.

Жёсткие руки ухватили Сэма за лодыжки, сжались, двинувшись вверх по его ногам, и Сэм замер. Он вытянул шею, чувствуя, как продавливается матрац: Уильям закрывал ему обзор, сидя на нём сверху, слегка наклонив голову, и Сэм не видел, что там происходит.

А потом что-то тупое ткнулось в его истерзанное отверстие, и Сэм закричал. Крик стал выше и громче, когда он почувствовал, как в него проталкивается возбуждённый член. Нет, только не это снова!

Уильям стискивал его плечи и молчал, глядя, как Сэм кричит, проклиная их, а потом только плачет от боли, когда Энди продолжил двигаться.

Уильям нежно водил ладонями по лицу Сэма вверх и вниз, утирая потоком хлынувшие слёзы. Его член тёрся о сэмов живот всякий раз, когда Энди делал очередной толчок. Уильям целовал Сэму соски, водил языком по розовой коже, прикусывал, вынуждая их твердеть под его губами. И делая это, он по-прежнему улыбался.

- Ты сам себя мучишь, - Уильям лизнул впадинку над ключицей, водя руками по телу Сэма, бившегося и корчившегося под ним. - Тебе просто нужно расслабиться. - Уильям выпрямился и стал разминать его плечи, шикнув, когда крики сорвались в бессловесные всхлипы и задыхающиеся мольбы. Потом запустил руку во взмокшие волосы Сэма, ласково перебирая их, и Сэм задохнулся.

- Будет не так больно, если ты просто расслабишься, - уговаривал Уильям. - Это всегда больно. Так и должно быть. Но ты можешь это облегчить, если просто расслабишься.

- Пустите... пожалуйста... я... Боже! Нет, нет, перестаньте! ПЕРЕСТАНЬТЕ!

- Ш-ш, - Уильям поцеловал его в уголок рта. - Просто сделай глубокий вдох. Расслабься. Ш-ш... расслабься. Вот так. Умница. Дыши, Сэмми. Так будет проще для всех нас.

Слюна стекала из уголка его рта. Сэм тяжко дышал, его взгляд расфокусировался. Сладкий запах обволакивал лицо, голос Уильяма смазался в змеиное шипение. По-прежнему было больно, но теперь Сэм чувствовал, как силы его тают от каждого толчка Энди. Он не мог помешать Уильяму трогать, смотреть, Господи, всё время смотреть. Дин, где же Дин?

- Его здесь нет, Сэмми. Уже соскучился? - Гортанный смех; а потом тяжесть, давившая на него, исчезла. - Энди, убедись, что он будет готов на завтра.

Хрипя и задыхаясь, Энди ответил, как будто издалека:

- Что со вторым?

- Придержи его. Он может понадобиться для клиентов.

Сэм чувствовал, как Уильям прочистил ему рот пальцем, потом нежно погладил его губы и поцеловал. Сэм тупо смотрел прямо перед собой, рассеянно удивляясь, почему его всё ещё не порвало на куски. Он чувствовал, как из него вытекает кровь. Истерзанная плоть горела всё сильней и сильней, пока Энди беспощадно вбивался в него с безудержным наслаждением. Но теперь Сэму было всё равно. Ему было так больно, что он ощущал себя ничем; он мог теперь ничего не чувствовать.

- Увидимся завтра, Сэмми. - Уильям небрежно погладил его живот, а потом коснулся вялого пениса, и Сэм съёжился. Короткое сжатие, и всё наконец исчезло.

Сэм снова вдохнул, всей грудью; вонь гниющих фруктов делалась всё сильнее. Ему казалось теперь, что его тело - больше совсем не его, и он лишь тихонько всхлипнул, когда Энди захрипел, и обжигающе горячая сперма ещё раз оросила Сэма изнутри. Он вяло дёрнулся, и Энди возник перед ним, демонстративно обтирая свой окровавленный член прямо у него на глазах.

- Начинаем помаленьку учиться, верно, сладкий? - Энди качнул голым пахом напротив его лица.

- Нет... - слабо запротестовал Сэм. Энди ухмыльнулся, бросил кому-то пару слов, и Сэм услышал смех. Энди поднёс что-то к его лицу. Туман стал таким плотным, что Сэм едва различал слова.

- Ладно, - Энди обернулся через плечо. - Кто следующий?

 

9.

Этому не было конца. Прикосновения, тесные, как перчатка, шелковистые и горячие, сжимали его член. Он застонал, чтоб дать хоть какой-то выход своему желанию, своему голоду. Но стон не унял эту жажду, и он снова ускорил темп, чувствуя, как тело под ним движется с ним в едином ритме. Он услышал своё имя, легко прошелестевшее возле самого уха, и всё кругом потонуло в свете. Дин вскрикнул, содрогаясь в оргазме, и тяжело осел на пол.

Тело исчезло.

"Дин".

Он моргнул и с трудом приподнял голову. Потом вскочил, и челюсть у него отвисла.

"Папа?" - неверяще прошептал он. Как он нашёл нас?..

Его отец стоял на коленях, кого-то баюкая на груди. Дин присмотрелся и с ужасом понял, что это маленький Сэмми; ему снова было пять, и он был в крови, его волнистые каштановые волосы слиплись и спутались. Сэмми был серым, как пепел, рот у него был слегка приоткрыт. Дин выдохнул его имя, и Джон теснее прижал к себе безжизненное тельце.

"Я же велел тебе никогда не спускать с него глаз!"

"Прости. П-прости", - заикаясь, пролепетал Дин. Он посмотрел вниз и с ужасом увидел, что вся передняя часть его тела залита кровью. О, Господи, нет. Дин вскинул взгляд на отца - и застыл, увидев дуло пистолета, направленное ему прямо в лицо.

"Чудовище", - прошипел Джон.

Дин закрыл глаза и даже не вздрогнул, услышав выстрел...

Дин с криком вскочил и какое-то время ошарашенно моргал. Потом взгляд прояснился, внезапно и мучительно резко, так, что он ощутил себя больным.

"Я же велел тебе никогда не спускать с него глаз!"

Дин прижал запястья к горящим глазам. В голове стучало, и, когда он попробовал сесть, комната запрыгала вокруг него, раскачиваясь из стороны в сторону.

- Сукины дети, - пробормотал Дин, прижимая ладонь ко лбу. Его блуждающий взгляд выхватил едва тронутую еду на подносе. Он не мог заставить себя поесть - желудок выворачивало наизнанку, стоило Дину проглотить даже самый мелкий кусок, - но знал, что ему понадобятся силы, чтобы выбраться отсюда. Похоже, в грёбаную еду подмешали какой-то дряни. У Дина тряслись руки от одной только мысли, что рано или поздно он сумеет добраться до этих ублюдков.

Дин сел прямо - и оцепенел, поняв, что задняя часть его джинс намокла. Он ощупал себя трясущимися руками. Ран вроде бы не было - слава Богу - но какое-то мокрое пятно растекалось по его обтянутым джинсами ягодицам.

Он вдруг как наяву ощутил Энди, трущегося пахом о его зад, жёсткое сухое дыхание, большие грубые руки, лапавшие его немного смелее, чем раньше, теперь, когда его приэимали к стене, не давая пошевелиться.

- Сраный ублюдок! - Поднос полетел в стену, и остатки сэндвича, шмякнувшись об неё, брызнули во все стороны.

Дин прижался лбом к холодной стене. Глубоко, с усилием втянул воздух. Потом скривился. Они накачали его наркотой, и Энди, или ещё какой-то из этих уродов, решил немного поразвлечься. Дин врезал в стену кулаком, и костяшки пальцев ожгло болью.

Какой же ты дурак, Дин...

Холод волной прокатился по телу, колени подогнулись, и Дин упал. Его глаза широко распахнулись, лицо побелело.

Сэм.

Они накачали Дина наркотой. Что помешает им сделать то же самое с его братом?

- Сэм, - прохрипел он, внезапно слабея, и повалился на пол, едва успев подставить руки, спасшие его от унизительного падения лицом на бетон.

"Пожалуйста, пожалуйста, пусть они его только трогают, только трогают и всё... Господи, о чём я думаю?! "

Дин задохнулся, обливаясь холодным потом. Только трогают. С этим он может справиться. Это поправимо. Он молился, чтобы они сделали только это, ничего больше. Он выполнил всё, что они приказали - ему хотелось утопиться в кипятке, чтобы выжечь с кожи всю эту грязь, - и у них был уговор. Теперь их отпустят, верно? Или хотя бы Сэмми.

"Держи карман шире. Как будто этим ублюдкам хватит одной ебли. Господи, только не снова... я не смогу сделать это опять".

Он вздёрнул голову, услышав, как открывается дверь. Один из них - Старк или Сторк, что-то вроде того - остановился в дверном проёме, с усмешкой глядя на Дина.

- Утро доброе, - протянул он. - Как спалось?

И тут же отступил, ловко увернувшись от полетевшего в него подноса. Тусклые карие глаза сузились, и Старк неторопливо вытащил пистолет.

- Пора двигать. Тут тебя кое-кто спрашивает.

Дину скрутило нутро.

- Я хочу видеть своего брата, - потребовал он.

Ухмылка стала ещё шире и гаже.

- Никак не выйдет. У твоего братишки сейчас забот полон рот. И не только забот... Эй, эй! А ну-ка, назад, или будешь показывать шоу с пулей в ноге. - Старк передёрнул предохранитель и наставил пистолет на Дина, уже преодолевшего половину разделяющего их расстояния.

Красная дымка окутала Дина со всех сторон, стиснув грудь так, что он едва мог дышать.

- Дайте мне увидеться с братом, - сказал он, задыхаясь. - Дайте или я...

- Или ты что? - с вызовом бросил Старк. - Лучше постарайся устроить нам классное шоу, а иначе босс позаботится, чтоб его устроили Энди с твоим братишкой!

Дин теперь только хрипел, дыхание обжигало ноздри, пока он молча смотрел на Старка.

- На что ты, мать твою, пялишься?

- На мертвеца, - чуть слышно прошептал Дин. И ощутил смутный укол удовлетворения, когда Старк отступил на шаг.

- Поднимайся, - рявкнул Старк; его голос звучал слегка нервно.

- Вы не заставите меня снова насиловать...

Усмешка вернулась.

- Не волнуйся. На сей раз у нас доброволец. Вообще-то, она даже заплатила нам за это. Ей понравилось то, что она уже видела. - Он качнул пистолетом в сторону двери. - Пошли. Будешь копаться, успеешь только понаблюдать. - Пистолет преградил ему путь, холодные глаза вперились в Дина. - Клиенту всё равно, ты это сделаешь или твой Сэмми.

Дин сцепил челюсти и медленно прошёл через дверь, чувствуя пистолет, направленный ему между лопаток. Проходя мимо Старка, Дин посмотрел ему в лицо.

И прошипел:

- Его зовут Сэм.

Старк фыркнул, ткнув дулом ему в позвоночник. Дверь захлопнулась за их спинами, и Дин зашагал по коридору вперёд.

 

10.

Он почувствовал, как из него выходят, и еле слышно застонал. Больше он ничего не мог сделать. Он даже не помнил, как.

Руки и ноги были тяжёлыми, будто свинец. Кто-то коснулся его головы, а потом небрежно набросил на него тонкую простыню.

- Ну, как он тебе? - Он знал этот голос; знал эту руку, поглаживающую его волосы, и инстинктивно вздрогнул.

Пожатие плечами было как будто слышимым. Кто-то, стоящий рядом, был не особенно впечатлён.

- Сносно. А что, не нашлось никого помоложе?

- Он не подходит? - Рука сместилась ему на затылок, поглаживая сухожилия, большой палец нежно провёл по яремной вене. - Сейчас у нас нет никого моложе.

- Да ладно, сойдёт. - Другая рука, тощая, как у скелета, легла на Сэма поверх простыни. Пальцы стиснулись ткань, подбираясь ближе. Он слабо шевельнулся, пытаясь отстраниться. - Видишь, о чём я? - Голос звучал раздражённо, и Сэм напрягся, но пальцы уже убрались. - Обязательно было так накачивать его наркотой?

Его вжимали лицом в матрац; он замотал головой, пытаясь сбросить руку, давящую на затылок. Это ему удалось, но рука тут же вернулась, схватила его за шею и сжала.

- Наш мальчик немного драчливый. Мы подумали, будет лучше, если он чуть-чуть расслабится.

- Я люблю, когда они сопротивляются. Так я по крайней мере знаю, что трахаю не какую-то там сраную куклу. Слушай, я не хочу, чтобы он был такой же дохлый и завтра. - Пальцы вернулись снова, сминая простыню, ныряя в складки.

- Ну, до завтра мы его откачаем. - Рука на затылке стиснулась крепче, и Сэм оцепенел, дыхание разрывало ему грудь. Когда он начал хрипеть, рука разжалась.

Кто-то хмыкнул, явно удовлетворённый, и разговор отдалился. Сэм расслабился. Они наконец уходят?

- Сэмми.

О Господи, он вернулся.

Простыню сдёрнули, и холодные, липкие руки провели по его спине. Он содрогнулся, или, может быть, только думал, что содрогнулся. Почему он не может пошевелиться?

- Ты был очень хорош. - Сухие губы коснулись его щеки. - Так быстро учишься. - Он хотел отвернуться, но его голову повернули силой, и те же губы поцеловали его в уголок рта, зубы прихватывали губу. Сэм всхлипнул. Нет, пожалуйста, нет, не трогайте меня больше. Шершавый язык облизнул уголок его рта, пытаясь пробраться внутрь, но Сэма только сжал рот ещё плотнее.

Чужие губы исчезли.

Вздох.

- Ты опять делаешь себе больно. - Палец неторопливо прошёлся по ягодице, и Сэм ощутил короткое жжение, которое не было болью, но одна только память о ней заставила его сжаться. - Если ты просто расслабишься, будет полегче. - Рука вернулась, погладила по щеке, перебрала волосы. - Энди.

От этого имени в горле вспыхнули холодные искры. Нет, нет, нет, нет.

- Да, босс?

- Отучай его от этого понемногу. Клиент хочет, чтобы он был поживее.

- Да, но ведь...

- Это ему и нужно, - голос звучал вкрадчиво, ладонь продолжала поглаживать позвоночник. - Просто подготовь его как следует на завтра.

Он корчился, пока рука шарила по его спине. Пытался пошевелить руками, но они не слушались. Связаны? Они чуть-чуть сдвинулись с места; нет, не связаны, но...

- А что с другим? Привести его?

Рука вернулась, длинный палец рассеянно погладил его бровь. Сэм лежал неподвижно, едва дыша, когда эти пальцы погрузились в его волосы.

- Нет. Думаю, пока что достаточно. Может, вечером. Есть у меня на примете кое-кто из наших постоянных, кому он может подойти.

Он попытался дёрнуть ногами, слабо, беспомощно. Ему пришлось приложить все силы, чтобы сдвинуть с места правую ногу. Чья-то рука тут же схватила его за щиколотку, удерживая на месте.

- Будь умницей, Сэмми, - прошептал кто-то ему на ухо; пальцы нырнули в волосы глубже, сжимаясь. - Я скоро вернусь.

Чувство чужого присутствия рядом исчезло. Сэм услышал синхронные удаляющиеся шаги, и понял, что наконец остался один. Он больше не чувствовал, что на него смотрят. Никто не касался его.

Он ощутил слабый запах, раньше казавшийся таким сильным - настолько, что Сэм не мог дышать. Но теперь запах выцвел, оставив лишь память. Что-то ушло, что-то важное, что-то, за что он держался из последних сил, когда боль, бессилие и мучительный страх затопили его целиком. Он приоткрыл рот, но оттуда не вырвалось ни единого звука. Горло драло, и, попытавшись прочистить его, Сэм вдруг вжался лицом в грязный матрац.

Было же что-то, что-то такое важное...

Он попытался снова, и от усилия у него защипало глаза. Он шевельнул губами, сперва беззвучно, а потом выдохнул одно-единственное слово, за которое пытался держаться изо всех сил.

- Дин...

 

11.

Дин выругался, упираясь лбом в сцепленные руки, прижатые к стене. Уронил голову, сморщился, вздрогнул несколько раз в сухих рвотных позывах. Впустую - и неудивительно, за последние дни он почти ничего не ел. Он поднял голову.

- Твою мать, - выругался он, ударяя стену. - Дьявол возьми...

Ещё один удар, и с ним вместе - пинок. Дин зашипел, отдёргивая ноющий от ударов кулак.

- Молодчина, Дин. Так и продолжай, - пробормотал он, отступая от стены. Потом утёр рот рукавом. Пошатнулся, пытаясь удержать равновесие.

Его ждали не один - двое. Дин думал, мысль, что на сей раз они сами этого хотят - о да, хотят, ещё как, - принесёт ему хоть какое-то подобие облегчения, но... от того, как они на него смотрели, по спине у него бежали мурашки.

Чувствуя сухое тепло прожекторов, зная, что камеры окружают его со всех сторон, будто соляной круг, видя глаза этих женщин, пожиравших его взглядами так, как волки пожирают свежее мясо, он внезапно понял, что это ничем не отличается от того, чтобы оказаться там с завязанными глазами и невольно причинять кому-то боль.

Дин повернулся на каблуках, снова оказавшись лицом к стене. И стоял так, тяжело дыша, глядя на гладкий чистый бетон перед собой.

Здесь не было ничего. Ни полки, ни арматуры, ничего. Он осмотрел дверь - петли оказались на другой стороне, снаружи, - и лестницу - болты были наглухо приварены к железу. Ни одного окна. Впрочем, если он сумеет взлететь, то сможет отодрать лампочку, болтающуюся на потолке в шести футах над его головой.

Дин откинул голову и закрыл глаза. Что-нибудь. Должно же тут быть хоть что-нибудь! После представления - если он ещё хоть раз услышит это слово, кто-нибудь сдохнет, и это точно будет не он, - Дин додумался осмотреться, чтобы понять, куда они его ведут.

Хотя всё, чего ему в тот момент хотелось - это вытошнить собственные кишки.

Множество дверей. Это всё, что он увидел: запертые двери в длинных однообразных серых коридорах без единого окна. Никакой возможности определить, день сейчас или ночь, и он мог отмерять время только по еде, которую они ему приносили.

Дин присел на корточки возле стены, стиснул колени руками. Он изо всех сил пытался не замечать тупую боль между ног. Что бы это ни было за благовоние, которые они жгли там, в комнате с прожекторами, оно было тяжким, дурманящим. Порой Дину было трудно припомнить, где он находится и что происходит. Во рту у него было сухо, когда они выволокли его - потому что он едва держался на ногах - из комнаты, которая выглядела так же, как все остальные.

"Похоже, шоу выходит лучше, если актёры не рвутся набить морду режиссёру", - подумал Дин. Две женщины поджидали его, таращась на него расширенными зрачками. Слишком оживлённые, чтобы это казалось естественным; кошмарно требовательные, любящие унижать; и он ничего не мог с этим поделать. Дин подозревал, что именно тот щемящий смрад вынуждал его тело отзываться вопреки отвращению.

Не сказать, что от этой мысли ему делалось лучше.

Ну давай, Дин. Думай. Думай!

Он кружил по подвалу, как зверь по клетке. Единственный способ выйти отсюда - это если они ему позволят. И он сильно сомневался, что для этого будет достаточно вежливой просьбы.

В животе заурчало, Дин подумал, что, наверное, пропустил завтрак. Значит, уже скоро кто-то из этих кусков дерьма принесёт ему обед. Разумеется, снова приправленный наркотой, как и в прошлый раз. И снова несъедобный. Но Дин знал, что голодовка только ещё сильнее уменьшит его шансы выбраться отсюда. Как ни прискорбно, желудок у него не бездонный, и ему надо время от времени есть, чтобы сохранять силы. Он не относился к тем, кто считает, будто мясо - это необязательная роскошь. В своё время ему долго пришлось вдалбливать эту очевидную мысль Сэму и...

Он резко остановился, прижав ладонь к губам, и закрыл глаза.

Не то чтобы он забыл. Просто он боялся думать об этом, думать о том, что сейчас может происходить. Эти ублюдки явно не собирались сдержать своё слово. И для Сэма это могло означать всё, что угодно.

"У твоего братишки сейчас забот полон рот. И не только забот..."

Нет, нет, нет. Дин не хотел думать об этом. Его брата держат в какой-то комнате, для развлечения этих монстров... Господи, они ведь могли заставить его смотреть, как Дин... когда Дин...

- Успокойся, Винчестер, - пробормотал Дин про себя. Ярость снова захлестнула его, он изо всех сил пытался сдержать дрожь. Он должен сохранять ясный рассудок. Продолжить думать. Чем скорее он выберется отсюда, тем скорее вытащит Сэмми из этого ада.

Должен быть способ. Дин ни за что на свете не остался бы здесь ещё на одну ночь, эти гориллы спят и видят, как бы забраться к нему в штаны...

Стоп. Минутку.

Дин взглянул на мокрые пятна на лестнице. Они убрали разбросанную еду и поднос - хотя не сказать, что в качестве оружия всё это оказалось особенно эффективным - но пятна по-прежнему были там.

И намёк на... что-то защекотал его рассудок. Дин скривился. План, конечно, не блеск, но чем дольше он смотрел на эти пятна, тем яснее осознавал, что должен выбираться отсюда. Сейчас же.

- Можно подумать, ты этого раньше ни разу не делал, - пробормотал Дин. Господи Боже, да он ведь уже и так был их ручной обезьянкой. Всё... всё получится.

У него действительно попросту не было выбора.

Сэм очнулся от собственного запаха. От смрада. Он подавился и крепче вжался лицом в матрац. Тот, другой запах ослаб. В первый миг он испытал благодарность, но потом сознание окончательно вернулось к нему, вместе с памятью, и...

Они заставили его... заставили...

Сэм сделал глубокий вдох и скривился. Боже, он вонял как...

Руки затряслись, когда он попытался сжать кулаки. Впустую. Он едва мог повернуть голову, всё ещё тупо глядя на тусклые тёмные прожектора, и на стул, с которого Уильям наблюдал за ним каждый раз, каждый проклятый раз.

Господи, он всё время наблюдал.

Из груди вырвался сдавленный звук. Сэм наконец сумел сцепить кулаки, но на этом всё и кончилось. У него болела голова, нижняя часть тела пульсировала таким множеством разнообразных видов боли, что он не хотел даже думать об этом.

"Будь умницей, Сэмми".

Его дыхание оборвалось. Он издал ещё один звук, и через миг уже хрипел, стонал, задыхался, отчаянно пытаясь удержать звуки, рвущиеся из горла. Тихо. Тихо, молчи, иначе они услышат, вернутся и опять будут трогать, смотреть, мучить.

"Я скоро вернусь".

Сэм снова ткнулся лицом в матрац и врезал стиснутым кулаком в стёганую поверхность, так сильно, как мог. Опять. Так скоро - и кто-то опять возвращается. Он сказал, что вернётся. Это Сэм хорошо запомнил.

- Хватит. Дин... П-пожалуйста, хватит, - прошептал Сэм. Он крепко зажмурил глаза, услышав, как дверь снова открывается. Он медленно вдохнул, беззвучно выдохнул, надеясь, что они решат, будто он всё ещё без сознания, и оставят его в покое.

- Как тут наша звёздочка?

Лео.

Он погладил задницу Сэма поверх простыни.

- Босс только что звонил. Похоже, кто-то из наших постоянных придёт к тебе сегодня. Я подумал, что мог бы устроить тебе небольшую разминку, пока Энди не подвалил, чтоб заняться тобой самостоятельно. - Голос Лео стал резким. - Вечно он лезет вперёд всех. Но не в этот раз.

Холодные, скользкие от смазки пальцы вползли под простыню и ощупали его анус. Сэм прикусил губу, чувствуя один, два, Господи, три пальца, извивающиеся у него внутри. Одна из тех разновидностей боли, о которой он так старался не думать, вспыхнула, возвращаясь, лишая его возможности дышать. Блядь, ну почему он не может пошевелиться?!

Сладкий запах вернулся. Сэм чувствовал, как он нарастает, крепнет, и слабо попытался отодвинуться, набрать воздуху в грудь, сделать хоть что-нибудь, что угодно.

Голос Лео звучал удивлённо и очень довольно:

- Проснулся? Отлично. Только ты и я, всего разок.

Он вытащил пальцы. Сэм услышал, как он расстёгивает молнию на джинсах.

- Ну что, начнём следующий урок?

 

12.

Ему не хватило сил усмехнуться, и он лишь с отстранённым интересом смотрел на Лео, рухнувшего на пол. Жирные лапы судорожно прикрывали пенис, бледно-голубые глаза выпучились на Сэма. И он кричал.

- Ах ты сраная сука! - Лео наполовину вопил, наполовину стонал. - Блядь, ты укусил меня!

"Тебе ещё повезло, что не откусил нахрен". Сэм нетвёрдо приподнялся на локте - слава Богу, теперь он, кажется, мог шевелиться. Повернул голову, сплюнул горечь, скопившуюся во рту, и с жестоким удовлетворением понял, что к ней примешивается вкус крови.

Через миг его голова дёрнулась набок, так сильно, что хрустнула шея.

Он едва ощутил удар; проклятое благовоние, которое Лео поставил на матрац в паре дюймов от его головы, всё ещё тлело, даже после того, как Сэм отшвырнул его в сторону. Но он знал, что удар был сильным; он чувствовал, как рот наполняется кровью.

Ещё один размашистый удар - и Сэм тяжело повалился обратно на матрац. Собрав все силы, он бросился на Лео. Кулак смачно впечатался в нос, но, вопреки его надежде, Лео на сей раз не упал. Он лишь качнулся, всё ещё наполовину согнувшись от боли. Он выглядел разъярённым. Он налетел на Сэма и обрушился на него всем своим весом. Оба полетели на пол.

Сэм заскрежетал зубами, почувствовав, как Лео пытается схватить его. Паника грозила снова его захлестнуть. Сэм знал, что должен выбраться отсюда немедленно, потому что он не мог пройти через это снова. Нет!

Они сцепились, но Лео, конечно, был намного сильнее. Дин и отец всегда говорили Сэму: ты высокий - так используй это. Сэм рванулся, вскинул ноги - болело так, что хоть вой, - твёрдо упёрся ими в грудь Лео и ударил так сильно, как только мог.

Лео рухнул, как подрубленное дерево.

Убирайся отсюда! Сэм вцепился в край кровати, мучительно пытаясь подняться. Ноги горели, будто в огне; весь он горел в огне, и чувствовал, что снова истекает кровью. Сэм шатко поднялся, побрёл к дверям, спотыкаясь, когда Лео набросился на него сзади и швырнул обратно на матрац.

Движения Сэма стали совершенно бешеными. Нет! Не сейчас, когда он уже был так близко! Он пытался вырваться, но силы его оставили. Лео навалился на него, рыча, лапая беспорядочно и свирепо, чудовищные угрозы вылетали из его рта, как пулемётная очередь. Сэм снова попытался ударить, но Лео схватил его запястья и вздёрнул их у него над головой.

Он чувствовал, как Лео трётся об его пах. Сэм выгнулся, пытаясь сбросить его с себя. Дышать становилось всё труднее, но ощущение тела Лео, вдавливавшего его в матрац, побуждало к борьбе. Разрываемое болью тело не слушалось; он вложил все свои силы в тот единственный удар, и теперь конечности снова наливались свинцом.

Лео бил его кулаком, голова Сэма дёргалась из стороны в сторону от ударов. Он не останавливался, пока Сэм не обмяк, больше не пытаясь вырвать руки из захвата. Тогда Лео ухмыльнулся, проводя рукой по его груди.

- ...нет... - ошеломлённо пробормотал Сэм. Ему казалось, что его по-прежнему продолжают бить.

- Я порву тебя на куски, сука, - прошипел Лео. Он грубо схватил гениталии Сэма, засмеявшись, когда Сэм выдохнул очередное "Нет". Потом толчком развёл его колени и пристроился между ними.

Сэм рванулся, глаза обожгло, когда он понял, что Лео готов приступить к делу - какого хрена он не мог сопротивляться сильнее? Лео поигрывал его пенисом, ощупывал его анус сухими пальцами.

Сэм уставился в потолок, пытаясь отстраниться от собственного тела. Лео что-то злорадно бормотал, сминая его плоть, большие мясистые руки дёргали, мяли, сжимали...

Внезапно он выругался и отстранился.

Сэм приподнял голову, глядя на Лео, накрывшего ладонью свой пах. И издал смешок, подозрительно похожий на всхлип.

У Лео не вставало.

Мужчина в бешенстве вскинул голову.

- Думаешь, это смешно, сука? - Лео вонзил кулаки в матрац по обе стороны от его головы. Потом его рука резко хлестнула Сэма по щеке. Задыхаясь, Лео наклонился, злобно шипя ему в ухо: - Ты просто оттягиваешь неизбежное, Сэмми, - Он резко нагнул голову и укусил Сэму в место, где шея переходит в плечо. Потом облизнул окровавленные губы.

- Через пару часов вернётся босс, а с ним и клиент, который до смерти хочет с тобой познакомиться, - он грубо схватил Сэма за подбородок.

Сэм безучастно смотрел на него, но от похотливой ухмылки Лео по коже у него поползли мурашки.

- Мы с Энди повеселимся вдоволь чуть позже, когда будем тебя разогревать, - он внезапно наклонил голову и вжался ртом в рот Сэма, но через миг с воплем отпрянул - Сэм снова его укусил.

- Ну ничего. Мы придумаем, чем бы занять твой ротик, - прорычал Лео и снова ударил его, а потом схватил что-то, лежащее рядом. Сладкий запах гнили вернулся снова. И Сэм мог лишь беспомощно лежать, вытянувшись на постели, когда Лео снова поставил сосуд с благовонием на матрац.

- Нюхай как следует, сука. Скоро опять начнётся представление. - Казалось, он собирался сделать что-то ещё, но потом лишь скривился и неторопливо ушёл прочь.

Сэм отчаянно попытался отползти в сторону; схватил было сосуд, но рука бессильно упала. И тогда он хрипло закричал, от ярости, от бессилия, от того, что не может уклониться от этого проклятого дурманящего запаха.

Нет. Нужно выбраться отсюда, найти Дина. Где бы он ни был.

Тьма и апатия опять поглотили его. Он чувствовал, что горло кровоточит после атаки Лео. И Сэм знал, что упустил свой единственный шанс; что-то сломалось в нём в тот миг, когда он сдался. Его затопило отчаяние. Глаза жгло так, будто в них насыпали битого стекла.

"Дин. Я пытался. Господи, мне так жаль, я правда пытался".

Дин чувствовал холод бетона под щекой. Он лежал на полу, неуклюже растянувшись, не шевелясь. Его голова была повёрнута к подносу, который ему принесли недавно. Еда осталась нетронутой, но стакан из-под воды был пуст.

Они отравили и воду тоже.

Дин стиснул зубы, услышав, как открывается дверь, впуская кого-то, пахнувшего кисло-сладким. Что, парень, проблемы с личной гигиеной?

Шаги стихли на середине лестницы. Дин чувствовал, что на него смотрят. Он крепко зажмурился, услышав гортанный смешок. И проглотил гневный вскрик, когда ощутил руки, жадно зашарившие по его телу.

- Считаешь себя очень умным, а? Не подумал, что мы тут чуток похимичим с водой?

Это был Старк. Похоже, Энди и их босса не было на месте, и этот урод решил немного осмелеть.

Дин подавился, почувствовав, как руки Старка продолжают обследовать его тело, трогая, щупая, сжимая его мускулы. Дин услышал, как гулко бьётся его собственное сердце, когда Старк положил руки ему на задницу. Он должен был кричать, сыпать проклятьями, но он знал, что от этого может пострадать его брат.

Он скрипнул зубами, когда Старк вжался в него сзади. Дин чувствовал его возбуждённый член, трущийся об его зад. Потом Старк вздохнул, отстранился и прижался к нему снова, крепче.

- Ну что, устроим шоу?

Дин выдохнул, выравнивая дыхание. Он справится.

Ради Сэмми.

 

13.

Старк застонал, кончая. Дин пытался не дёргаться и не кривиться, ощутив, как сперма брызгает ему сзади на джинсы. Его желудок перевернулся и горло сжалось, когда Старк продолжил, их тела содрогались под напором его похоти. Надо же, похоже, парню всё ещё было недостаточно. Старк продолжал бормотать себе под нос; Дин вздрогнул, когда сумел разобрать отдельные слова. Ему не понравилось то, что Старк, похоже, хотел сделать.

"Давай уже, больной ты уёбок. Покончи с этим".

Старк повалился на Дина сверху, задыхаясь. Потом приподнялся, уперевшись грудью ему в спину, обхватил его обеими руками и жадно облапил, нащупывая молнию на его джинсах.

Дин зажмурился, когда Старк попытался расстегнуть ему ширинку. Задыхаясь и хрипя, он раздражённо дёргал её, пока не понял, что не сможет сделать это в том положении, в котором они лежали. Он схватил Дина за плечо, чтобы перевернуть на спину.

- Посмотрим, на что ещё сгодится твой языкатый рот, - сипло прошептал Старк. Он закряхтел, переворачивая Дина, усмехнулся, когда Дин перевернулся на спину...

...улыбаясь ему.

Старк отпрянул.

- Что...

Улыбка Дина стала тонкой, как нож.

- Шоу окончено, засранец. - И прежде, чем Старк успел среагировать, Дин со всей силы заехал ему кулаком в рот.

Старк взвыл, дёрнув головой от удара, тяжело повалился назад и застонал, прикрывая лицо руками. Дин мгновенно оказался на нём сверху. Ухватив Старка за воротник, Дин приподнял его; Старк вмял кулак ему в бок, и Дин выдохнул, от удара его рёбра затрещали, но он не сдвинулся с места. Методичные, размеренные удары сыпались на Старка нескончаемым градом. Снова и снова, припоминая ему каждую ухмылку, каждое грязное прикосновение, Дин продолжал бить, всё ещё видя на его лице эту поганую усмешку. Он продолжал работать кулаками, пока Старк не обмяк, булькая кровью сквозь выбитые зубы. Глаза Дина блестели, когда он швырнул Старка на пол.

- Где он? - прорычал Дин, наваливаясь на него. Ловко уклонился от удара; дёрнулся, но удержался, когда Старк задрыгал коленями, пытаясь спихнуть его с себя.

- ГДЕ ОН?

Старк показал Дину окровавленные зубы.

Дин чувствовал, как пульсирует у него вена на виске, когда притянул к себе Старка на расстояние плевка.

- Я даю тебе три секунды, чтобы сказать, где он.

- А-а, твой брат, - Старк усмехнулся, обвисая в руках Дина, вцепившихся в его воротник. Он закашлял, когда Дин встряхнул его. - Твой сладкий, сладкий братишка Сэмми. - Он сплюнул выбитый зуб и мерзко усмехнулся.

Гнев Дина вспыхнул ещё сильнее. Он выплёвывал слова, буравя Старка взглядом:

- Что смешного?

Глаза Старка превратились в щёлки.

- Это.

Что-то ярко блеснуло прямо перед ним. Дин зашипел, чуть не пропустив лезвие ножа, которое Старк выхватил из заднего кармана. Кончик успел прорезать ему рубашку; тонкая кровавая царапина осталась чуть пониже рёбер.

Старк глухо зарычал и наотмашь ударил ножом, целя Дину в горло. Дин увернулся, отскакивая в сторону, и тут же снова накинулся на Старка, целя тому в пах и одновременно перехватывая занесённую руку с ножом. Старк опять зарычал, хватая Дина за руку и швыряя на пол. Но Дин не упал на спину, он тут же перекатился, вскакивая на ноги, и схватил Старка, уже сграбаставшего его за рубашку. Они вцепились друг в друга, оба успев восстановить равновесие. Старк с силой толкнул его, и они покатились по полу.

Дин зашипел, приложившись затылком о твёрдый пол. Только не вырубись, только не вырубись! В глазах стремительно темнело. Он повернулся, но Старк всё ещё держал его за рубашку, и теперь с размаху швырнул его об стену. Дин выбросил вперёд правую руку, врезав локтем Старку в кадык.

Старк ответил чудовищным ударом по щиколоткам. Дин упал на левый бок, перекатился и ударил Старка под колени, сшибая с ног, вскочил и наступил на руку, сжимавшую нож. Старк завопил, его глаза почернели от злобы, но прежде, чем он смог подняться, Дин оказался у него на груди, вжимая нож ему в горло.

- Я спрашиваю ещё раз, - задыхаясь, проговорил Дин, наклоняясь вперёд и стискивая коленями рёбра Старка. Старк хрюкнул, его лицо медленно залилось краской. - Где. Мой. Брат. - Дин упёр предплечье Старку в подбородок, вынуждая его смотреть себе в лицо, другой рукой опустил нож и вжал его в основание пениса, всё ещё болтающегося незаправленным у Старка меж ног.

- Он здесь, - выплюнул Старк и вздрогнул, ощутив холодную плоскую поверхность ножа возле своих гениталий.

Дин свирепо смотрел на него.

- Неправильный ответ. - Он слегка надавил на лезвие, и Старк закричал.

- Сука! - он врезал Дина кулаком по ноге и взвыл, когда Дин сделал ещё один надрез.

- Я же обещал, что спущу с тебя шкуру живьём, - опасно прошептал Дин. - Ну что, вспомнил правильный ответ?

- По коридору направо, - выдавил Старк. - Последняя комната.

Дин сильнее вдавил предплечье в его горло. Старк захрипел.

- А что насчёт другого?

- Другого? - проскрежетал Старк, когда Дин передвинул нож выше.

- Тот, кого вы меня заставили... изнасиловать, - процедил Дин. - Где вы его держите? Он здесь?

Старк вытаращился на него.

А потом начал смеяться.

Дин снова встряхнул его, вонзая нож глубже. Смех Старка сорвался в бульканье, а потом в болезненный вопль.

- Ты... - Старк задохнулся. - Можешь забыть о нём. Уверен, он бы много отдал, чтоб забыть о тебе.

- Где он?

- Где-то тут, в этом здании. Наверное, лежит мордой в пол, потому что вряд ли он может сидеть после...

- Просто отвечай на вопрос!

- Ты так сильно его трахал...

- Заткнись.

- Жаль, ты не видел, как он кричал, рыдал, истекал кровью. Ты был слишком занят, ты ведь классно проводил время, - Старк осклабился, глядя на Дина, ожидая, пока тот допустит малейшую ошибку. - Клёвое получилось кино. Принесло нам кучу бабок. Босс думает, Сэмми справится не хуже.

- Я сказал ЗАТКНИСЬ! - закричал Дин. Старк вдруг вскинул руки и вцепился ими в голову Дина. Дин отшатнулся, но через секунду снова выпрямился, жёстко сдавливая коленями рёбра Старка, пока не услышал хрип.

Ярость душила его, тело вздрагивало от каждого слова, которое швырял ему Старк. Нутро ему скручивало всё сильней и сильней, руки тряслись, и нож вонзился глубже до того, как Дин успел придержать руку. Он не слышал, не понимал, что Старк кричит, пока крик внезапно не оборвался.

Дин моргнул, тяжело дыша, и посмотрел вниз. Скривился, увидев выражение муки, застывшее у Старка на лице. И совершенно не ужаснулся тому, что сделал.

Напротив - ему и этого казалось недостаточно.

Онемевшие пальцы отшвырнули нож. Дин сглотнул, избегая смотреть на Старка и на кровавое месиво в его паху, пока обшаривал его карманы. Есть: рука наткнулась на связку ключей. Он с трудом поднялся на ноги, поднял нож; рука подрагивала, пока он вытирал лезвие о штаны. Потом трясущейся ладонью утёр пот со лба. Ублюдок получил то, что заслуживал, верно? Дин наконец посмотрел на тело и с трудом сглотнул поднимавшуюся в горле желчь. Он не мог не смотреть на труп, на растерзанную плоть в нижней части его живота, когда ухватил тело за ногу и поволок к лестнице, а оттуда по ступеням вверх, туда, где разбил поднос. Потом заставил себя обернуться и посмотреть на дверь над лестницей.

- Держись, Сэмми, - пробормотал Дин, поднимаясь наверх; его колени отчего-то дрожали, и он никак не мог унять эту дрожь. - Держись. Я иду.

 

14.

Дин заглянул за угол, прежде чем выскользнуть в коридор. Потом шагнул, очень тихо, настороженно вслушиваясь - он сомневался, что они оставили бы одного только Старка сторожить это место. Дин с силой зажал ключи в кулаке, чтобы они ненароком не звякнули. Он проходил мимо каждой двери, прижимая к ней ухо, ловя каждый звук.

Через две двери он услышал: звук был такой, будто кто-то тренировался. Звук не смолкал, сменившись затем глубоким гортанным стоном, от которого губы Дина скривились в отвращении. Дверь была приоткрыта, он смог заглянуть в щель между петлёй и стеной, и понял, что это один из остальных. Он сидел с опущенной головой, хрипя и постанывая, ёрзая на стуле.

Дин медленно потянулся к дверной ручке, замерев в напряжённом ожидании. Он знал, что сейчас последует, и снова скривился.

Вот оно; Лео застонал, запрокинув голову. Комнату наполнил горький мускусный запах. Дин нахмурился, глубоко вдохнул, а потом толкнул дверь, врезав ею Лео по затылку. Тот повалился ничком, вскрикнув от удивления.

Дин рванулся вперёд, полностью сосредоточившись на атаке, но тут внезапно выхватил боковым зрением что-то в углу комнаты - и застыл.

Это была операторская, где они делали своё грёбаное кино. Стена была заполнена десятками мониторов. Но сейчас они не показывали те комнаты, к которым были подсоединены.

Они показывали Сэма.

Дин крутанулся на месте. Лео, с приспущенными штанами, с торчащим, наполовину эрегированным членом, как раз поднимался с пола, ошарашено встряхивая головой.

- Сучий ты потрох!

Рёв Дина как будто застал Лео врасплох. Он повернул голову и успел увидеть, как Дин набрасывается на него. Лео дёрнулся в сторону, едва успев увернуться, и кулак Дина, просвистев мимо его головы, врезался в консоль управления. Кинувшись вперёд, Лео обхватил колени Дина, и оба они покатились по полу, из комнаты в коридор.

- Старк! - заорал Лео. Дин восстановил равновесие и впечатал удар в его голову. - Старк! Да где ты, твою мать?!

- Извини, - прохрипел Дин, выхватывая нож. Глаза Лео расширились: он узнал клинок. - Старк вышел на ланч. – И, прежде чем Лео успел среагировать, Дин яростно ударил его наотмашь.

Лео шатнулся, как пьяный. Дин не стал ждать. Его кровь кипела, краткий взгляд на экраны раскалённым клеймом отпечатался в его мозгу, жар струился вдоль позвоночника, в голове вопило. Дин закричал - так, будто ярость рвалась наружу, требуя выхода - и бросился на Лео, хватая его за горло и вбивая кулак в его солнечное сплетение, снова и снова. Лео задохнулся, потом вскинул руки, пытаясь высвободиться из захвата. Он схватил Дина за плечи и рванул на себя, врезаясь ему коленом в живот.

Нож упал на пол. Дин яростно закричал, его лицо побелело, когда Лео сгрёб крепкими пальцами его горло. Они рухнули на пол. Дин ударил его головой, и они расцепились. Коридор завертелся, Дин тряхнул головой, чуть не пропустив удар сбоку. Лео отскочил и наклонился за упавшим ножом.

Дин выругался и бросился к нему, перехватывая руку с оружием. Лео выпучил глаза, его лицо раскраснелось от натуги, когда он попытался дотянуться клинком до Дина. Лезвие между ними дрожало, колеблясь между их лицами. Дин сцепил зубы, чувствуя тонкую вибрацию лезвия. В конце концов под убийственным взглядом Дина Лео на миг ослабил хватку, и Дин перехватил его запястье обеими руками.

- Это за Сэма.

И, с усилием выкрутив запястье Лео, воткнул всё ещё зажатое у него в кулаке лезвие ему в грудь.

Лео рванулся, булькая кровью. Лезвие ещё глубже вошло в его тело. В отчаянном порыве Лео выпустил нож и вцепился окровавленными руками Дину в горло.

Лицо Лео поплыло у Дина перед глазами, но он лишь перехватил нож, застрявший у того между рёбер, и ввернул его ещё глубже.

Дин не заметил, как кровь изо рта Лео брызнула ему на лицо. Голос внутри его головы всё ещё вопил: "Недостаточно! Недостаточно!" Руки у него затряслись, и нож вошёл глубже. Что-то затрещало под лезвием, но Дин не останавливался. Он задыхался, руки Лео всё крепче сжимались вокруг его горла, тем крепче, чем глубже входил клинок.

Когда свет в глазах Лео погас, Дин выдохнул. Он выпустил нож, руки взлетели к шее, вцепились в пальцы, вонзившиеся в гортань. Ему казалось, он слышит хруст, с которым они отрывались от его горла. Наконец освободившись, Дин откатился от тела, задыхаясь. Потом приподнялся на колени, прижимая руку к горлу и хватая ртом воздух.

Пятна перед глазами наконец рассеялись, и Дин затряс головой. Его взгляд скользнул к Лео - и тут же метнулся прочь. Дин поднялся на ноги, утирая рукавом с лица смесь пота и крови, и споткнулся о тело. Потом, после секундного колебания, наклонился и твёрдо выдернул из трупа нож. Лезвие выскользнуло из плоти с влажным хлопком.

Сэм. Он должен был отыскать своего брата, но вместо этого почти против воли шагнул в ту комнату, в которой сидел Лео. Мониторы...

Дин смотрел на них остановившимся взглядом. В правом нижнем углу мигали числа: дата и время. Это не происходило сейчас. Это уже произошло. Он уже опоздал.

Дин закричал. Его как будто выворачивало изнутри. Он ударил консоль кулаком, его голова поникла. Он не хотел больше смотреть на это. Он не мог!

Должно быть, он что-то разбил: экраны замерцали и погасли. Стиснув руки в кулаки с такой силой, что заныли суставы, Дин слепо смотрел на почерневшие мониторы. Его трясло от бешенства; резко развернувшись, он выскочил из комнаты и сгрёб Лео за воротник.

- Где Энди? - закричал Дин в обмякшее лицо. - Где он? Где этот СРАНЫЙ УБЛЮДОК?!

Капли слюны брызгали на мертвеца. Дин продолжал трясти его; труп уже начинал коченеть, его вес увеличился, но Дин продолжал трясти тело, крича. Он уже не понимал, что именно кричит. Кулаки тряслись от напряжения, а потом внезапно разжались, и Лео осел на пол. Дин прижал руку к лицу. Вздохнул раз, потом другой, пока грохот крови в ушах не утих, и он не услышал вновь в своей голове спокойный рассудительный голос.

"Найди Сэма".

Судорожно сглатывая, зажимая ладонью рот, Дин отвернулся от трупа и пошёл вперёд, к двери, маячившей в самом конце коридора. Там он остановился, приложил к двери обе руки и упёрся лбом в крашеное дерево.

- Сэмми, - прошептал Дин, и его голос сорвался. Он заставил себя собраться и вставил ключ в замочную скважину. Щёлкнул замок, дверная ручка поддалась. Открыто. Дину хотелось ворваться туда, схватить своего брата и сжать... Но он понятия не имел, что обнаружит за этой дверью. И это пугало его сильнее, чем кровь на его руках.

Клац.

 

15.

Ему было холодно.

Это первое, что он осознал. Это - и что-то тяжёлое, вдруг вмявшееся в матрац рядом с его бедром.

Он лежал на боку. Не на спине или животе, и был благодарен уже за это. И то, и другое означало бы новую боль.

Он не мог вспомнить, что именно его разбудило. Помнил, как открыл глаза, попытался пошевелиться, но ничего не вышло. Что-то сжало его голову, и он опустил веки, надеясь, что дымка рассеется. Но это не помогло.

Было холодно, и он не хотел здесь быть.

Он окоченел. Совершенно окоченел, и смутно припоминал, что такое уже бывало раньше. Раньше, когда над ним склонялись чужие лица, и боль превращалась в плотное покрывало бесчувствия и апатии. Его трогали так, как он не хотел, двигали, когда ему хотелось хоть немножко полежать спокойно. И делали больно.

Они делали ему больно.

Тонкой простыни, наброшенной на него, было недостаточно. Он нахмурился - или ему по край мере так показалось - и опять попытался пошевелиться. Глубоко вздохнул, пытаясь представить, как движется его нога. Она дёрнулась, и колено согнулось. Хорошо. Он не знал, почему ему так важно двигаться; просто знал, что важно, и всё.

Скрипнула дверь, и он тут же отдёрнул ногу, поджимая её и скручиваясь в комок. Вернулись. Они вернулись.

- О Господи.

Этот шепот ничего для него не значил. Только шаги, потом руки - вот что имело значение. Он забормотал, пытаясь что-то сказать - что именно, он не помнил.

- Сэм, Сэм, - к полному муки голосу присоединилась пара тёплых рук. - Сэмми. Очнись. Ну давай же...

Снова трогают. Он больше не хотел, чтоб его трогали. Наверное, он издал какой-то звук, потому что голос умолк.

Руки скользнули ему на плечи и мягко опустили его на спину.

Нет, нет, нет.

- Сэм, это я. Успокойся. Ш-ш... всё хорошо... Господи... Сэм, п-пожалуйста. Всё хорошо.

Он почувствовал, как его двигают, сжимают чем-то тёплым, почувствовал, как ткань трётся о его пальцы. Он всхлипнул, пытаясь перевернуться на бок, простыня соскользнула с него и упала на пол.

Руки исчезли.

- О Боже. - Голос звучал хрипло, ошеломлённо, отчаянно.

Простыня вернулась, на этот раз обернув его грудь и плечи. Он не мог шелохнуться, смутно вслушиваясь в голос человека, который не трогал его и не делал больно.

- Порядок, я тут, я с тобой.

Тихие, успокаивающие слова, которых он не понимал. Руки усадили его прямо, удержали, когда он стал клониться набок, а потом просунули его кисти в тесный и тёплый кокон. Куртка, понял он, чувствуя джинсовую ткань, скользнувшую на плечи. Простыня оказалась у него на поясе, обвязанная и затянутая.

Больше не было холодно.

Он ощутил тёплое дыхание у щеки и съёжился. Но руки остались у него на плечах и не двинулись ниже.

- Мы сваливаем отсюда, Сэмми. Закинь мне руку на шею. Вот так. Просто держись за меня. Я обо всём позабочусь, ты просто держись.

Он обнаружил, что стоит, шатаясь, и уцепился за того, кому принадлежал этот голос, чувствуя, что валится. Чья-то рука обхватила его поясницу. Нет! Не трогайте меня! Он попытался оттолкнуть от себя эти руки и тяжело упал назад на матрац. Боль вернулась, и он задохнулся.

Другая рука на его плечах. От этого прикосновения не было больно, и он прижался к чему-то, похожему на сильное тело. Его притянули ближе, сжали крепче, его голова упёрлась в чью-то грудь. Кто-то говорил ему, что он в безопасности. От этих прикосновений не было больно, и он слабо стиснул рубашку, которую чувствовал под щекой. Что-то маленькое и блестящее качнулось перед его лицом.

- Ш-ш... всё хорошо, попробуем ещё разок. - Он чувствовал тёплое дыхание у себя на затылке. Что-то закапало ему на лицо. Когда это успел пойти дождь?

- Прости. Господи, мне так жаль. Я опоздал. Проклятье, я опоздал...

Было что-то надломленное в этом голосе, что-то, звучавшее обвинением. Его всё ещё продолжали покачивать, баюкая, как ребёнка. Он уставился перед собой, мучительно вглядываясь в предмет, покачивающийся перед глазами. Зрение прояснилось, и он наконец увидел: это была золотистая голова, с ясным, безмятежным лицом. Он моргнул, пытаясь сосредоточиться. Прочистил горло; во рту было сухо, и казалось, что язык намертво приклеился к нёбу. Он попробовал снова.

- Дин?..

 

16.

Дин крепко закрыл глаза, услышав слабый, ошеломлённый голос. Потом посмотрел на дверь. Похоже, это место сторожили только Лео и Старк, но остальные наверняка вернутся.

Он покачивал Сэма, обхватив его и прижимая к себе. Чтобы утешить его, чтобы утешить себя, он не знал. Брат обмяк у него в руках, будто в нём совсем не было костей, слабо сжимая рубашку Дина. Его взгляд был стеклянным, зрачки расширились так, что занимали почти всю радужку целиком.

Дин знал, что Сэма надо сейчас же забрать отсюда. Но Сэм едва мог идти, а Дин обнаружил, что его ноги не могут вынести вес двоих, когда простыня соскользнула, открыв его взгляду глубокие багровые вмятины от пальцев, синяки на сэмовых бёдрах, гениталиях и спине. Он бормотал что-то Сэму в волосы, пытаясь не замечать горький запах спермы в грязных, спутанных прядях. И когда он помог Сэму встать, и они сделали шаг прочь от заляпанного кровью матраца, Дин понял, что не может идти.

Поэтому он снова сел, покачивая Сэма, словно ему опять было три и он прижимался к Дину в грозу, громыхавшую над их головами.

- ...ин...

Дин взглянул вниз, на склонившуюся голову брата. В голосе Сэма звучало сомнение, словно он не был уверен, Дин ли обнимает его или... кто-то другой.

- Да, Сэм, - прошептал Дин. - Это я. Я здесь.

Пальцы Сэма крепче стиснули его рубашку. Приободрившись, Дин выпрямился, выравнивая дыхание.

- Попробуем ещё разок?

Сэм сипло втянул воздух, и Дин понял, что другого ответа не получит. Он передвинул руку Сэму на поясницу, остановившись, когда тот задрожал всем телом. Тогда Дин снова стал что-то тихо и мягко говорить Сэму на ухо - что именно, он не знал. Что-то про машину, и что им нужно раздобыть соли, и ещё что-то, пока дрожь не унялась, и рука Сэма не легла нерешительно ему на плечо.

- Ну всё, теперь сваливаем, - сказал Дин. Он продолжал говорить с Сэмом, придерживал руку, обвившуюся вокруг его плеча, поднимаясь с матраца, ох, погоди, полегче, всё хорошо, вот так, переставляй ноги... Чёрт, как жалко, что здесь нет никакой обуви.

Они мучительно долго преодолевали короткое расстояние до двери. Сэм был слишком одурманен, чтобы понять, где пол, и издавал болезненные задыхающиеся звуки, о причине которых Дину было страшно даже подумать.

Мысли у Дина путались. Двое других ещё не вернулись, но мешкать всё равно нельзя. Однако он ещё не обыскал все комнаты, и в кармане у него остались неиспользованные ключи. Дин закусил губу, крепче придерживая Сэма, когда почувствовал, что тот выскальзывает из его рук.

Сэм едва мог идти. Дин тоже получил небольшую дозу этой наркоты, и сполна ощутил, на что она способна. Но нюхать эту дрянь целый день?.. Приторный запах заставил его задохнуться, когда он ступил в комнату. Он не мог сейчас видеть лицо Сэма, но время от времени ловил его взгляд. Его глаза были выцветшими, огромными, пустыми. Сэм старался. Он послушно переступал ногами всякий раз, когда Дин подбадривал его, как будто пытался сосредоточиться.

Погоди-ка...

Комната с мониторами. Дин поморщился, однако всё же свернул к ней. Лео использовал эту комнату для своих извращённых удовольствий, но отсюда можно было увидеть все остальные помещения.

- Ди...?

Дин увидел, что Сэм силится повернуть голову, как будто пытаясь увидеть его.

Дин перехватил его крепче - он был чертовски тяжёлым, особенно когда едва стоял на ногах, - и зашептал ему в волосы:

- Мы уже уходим. Я просто должен... - Он сглотнул. - Я должен найти кое-кого ещё, Сэмми.

- ...оже ...ольно?

Глаза защипало, и Дин остановился, дождавшись, пока снова сможет видеть коридор ясно.

- Да, - хрипло ответил он. - Ему тоже сделали больно.

Сэм тяжело кивнул, и Дин потёрся подбородком о его поникшую голову.

- Я быстро, - пообещал он.

Дверь в комнату с мониторами всё ещё была распахнута настежь. Дин осторожно обогнул мёртвое тело, глядя прямо перед собой. Сэм вряд ли заметил труп, но что-то протестующе пробормотал, почувствовав запах крови.

Дин бережно усадил его на стул. Сэм всхлипнул, садясь, и Дин много бы дал, чтобы этого не услышать.

Он осмотрел консоль - он не хотел смотреть на экраны снова, и сомневался, что Сэм захочет, - и обнаружил стойку для DVD, прикреплённую к краю панели. Дин вытащил диск наугад: он был помечен "Сэм 0008".

Дин застыл, глядя на диск в своей руке, на название, нацарапанное маркером. Потом повернулся к узкой полке, тянувшейся вдоль соседней стены. На ней была свалена груда дисков. Его рука затряслась, когда он схватил один из них.

Дин 0002.

Комната потемнела, а потом на секунду стала слепяще яркой. Дин пытался вздохнуть, но грудь словно сдавило тисками. Он упёрся ладонью в консоль и стоял, пока колени не перестали дрожать. Потом потянулся за другим диском, но рука всё ещё тряслась, и вся кипа с грохотом обрушилась на пол.

Сэм 0002. Сэм 0011. Сэм 0009. Сэм 0004. Дин 0003. Сэм 00...

Задушенный хрип вырвался у Дина из горла, прежде чем он успел сдержаться. Он повернулся к Сэму. Тот всё ещё сидел, навалившись на спинку стула. Глаза у него были подозрительно мокрые, невыносимо потемневшие от горя.

- Не смотри, - прошептал Сэм.

Дин деревянно кивнул и заставил себя поднять диски с пола. Он пытался не читать номера; пытался не думать о том, как много тут было Сэма. Но разум безжалостно предоставлял ему образы, которые он так старался выбросить из головы, пока взгляд Дина случайно не упал на один из дисков. Он отличался от остальных.

- "ДС"? - Дин прочитал буквы слишком громко. Номера не было.

Сэм оказался перед ним, неуклюже толкнул Дина к полке, выбивая диск у него из рук.

- Сэм! - Дину пришлось чуть ли не силой отцепить руки Сэма от себя и усадить его обратно на стул.

- Не смотри, не смотри, не смотри... - шептал Сэм, стискивая обеими руками рубашку Дина, его голова отчаянно моталась напротив диновой груди - нет, нет, нет.

Дин уронил руки. Хриплый голос Сэма заполнял комнату. Наконец это стало невыносимым. Дин поднял Сэма на ноги, мягко тряхнул за плечи, дождавшись, пока тот не умолк и не уставился на него остекленевшим взглядом.

- Хорошо, - прохрипел Дин, бережно сажая Сэма обратно на стул. - Я не буду смотреть.

Он схватил стоящую рядом мусорную корзину и сгрёб туда все диски. Поискав ещё немного, Дин обнаружил сейф - взломать его не составило труда, - набитый пачками банкнот.

Дин мрачно улыбнулся про себя и тоже швырнул их в корзину. Потом отыскал зажигалку и немного тех грёбаных благовоний. Не колеблясь ни секунды, он щелчком открыл зажигалку и поджёг горсть купюр. Когда они вспыхнули, Дин бросил их в корзину и смотрел, как пламя жадно пожирает всё, что в ней было.

Сэм зачарованно смотрел на разгорающийся огонь. Дин тихо включил мониторы и переключился на камеры.

Он оказался прав. Похоже, сеть камер охватывала всё это место. Он лихорадочно изучил каждую комнату; он искал. Пусто.

Они все были пусты.

- Проклятье. - Дин скрипнул зубами. - Куда же они тебя дели?

Мониторы ответили молчанием. Они услужливо демонстрировали каждую комнату - и ничего больше.

Дин ударил консоль кулаком. Он всё ещё чувствовал дрожащее тело под собой, задыхающееся, плачущее. Дин должен был вытащить его отсюда тоже, кем бы он ни был. Но он не знал, где его искать. Чёрт, он даже не знал, как выглядит этот парень.

И что теперь? Оставить Сэма здесь, пока он будет искать? Взять Сэма с собой? Дин ткнулся лбом в кулаки. Потом посмотрел снова на мониторы - и застыл.

Один из экранов посередине, соединённый с камерой над выходом, показал, как открывается дверь. Вдоль пола протянулись тени, и двое мужчин вошли внутрь.

Они вернулись.

 

17.

- Дин?..

- Здесь, - пробормотал Дин, кладя правую руку Сэма на затылок. Сэм сидел, неуклюже привалившись к нему. Дин всмотрелся в него: взгляд Сэма, кажется, слегка прояснился. Он равнодушно смотрел в лобовое стекло Лексуса, украденного Дином.

Когда Дин увидел, как они возвращаются, он захотел остаться. Боже, ему хотелось остаться, пустить в дело нож, увидеть лицо худого мужчины, когда он обнаружит уничтоженные DVD и сожжённые деньги. Увидеть его лицо, прежде чем содрать с него шкуру, клочок за клочком.

Но он не мог рисковать. Дин устало моргнул. Ярость поддерживала его силы, но сейчас он чувствовал, как она увядает, оставляя вместо себя глухую пустоту, которой он не мог ни объяснить, ни игнорировать.

Поэтому он просто выскользнул из обзорной комнаты вместе с Сэмом, который едва удерживался на краю сознания и готов был вот-вот рухнуть, несмотря на поддержку Дина. Они спрятались в комнате рядом и переждали, пока Уильям с Энди прошли коридором. Дин видел, как Уильям шагает мимо них, понятия не имея, что они там.

Сейчас. Дин мог бы прямо сейчас подскочить и перерезать ему сзади горло. Потом повалить Энди и заставить смотреть, как Дин будет выпускать ему кишки. Но вместо этого Дин то ли вывел, то ли вынес Сэма из здания и взломал дверцу первой же попавшейся машины. Они отъехали, но прежде Дин отправил анонимный звонок местному шерифу. Это всё, что он мог сейчас сделать. Ему так хотелось сделать больше, намного больше. Этого было недостаточно.

- Дин? - в голосе прорвалась нотка паники.

- Здесь. Я здесь, - машинально ответил Дин, мягко сжимая затылок Сэма. - Я с тобой.

Клерк в мотеле, как две капли воды похожий на Пи-Ви Германа, даже не заметил, оказывается, что они всё ещё занимают комнату. Теперь он пялился на Дина, напоминая ему, что они должны оплатить дополнительные дни сверх изначально условленного срока. Дину хотелось сгрести его за загривок и врезать башкой об кассу, а потом ещё и ещё раз. Он отошёл, слегка обеспокоенный собственной реакцией.

Дин бросил машину перед мотелем, забрав Сэма и пухлую пачку денег, которую обнаружил в бардачке. Ублюдки, должно быть, так торопились поскорей вернуться, что забыли о ней. Извращенцы.

Дин усадил Сэма на кровать, натянул на него пару свободных хлопчатобумажных штанов, которые остались у мелкого со стэнфордских времён, закутал в несколько рубашек и надел ему на ноги кеды. От носков пришлось отказаться - Сэм почему-то разволновался, когда Дин попытался натянуть их ему на ноги, и Дин оставил его в покое. Сэм начинал тревожиться всякий раз, когда Дин исчезал из поля его зрения. Хотя не сказать что Дин и сам был в восторге, выпуская его из виду.

Похоже, эти ублюдки рылись в их вещах. Одежда была вытряхнула из рюкзаков, ноутбук валялся на полу. К счастью, всё оружие оставалось в багажнике Импалы. Вот только его любимый охотничий нож пропал из-под подушки. Дин нахмурился, но тут уж ничего не поделаешь, по крайней мере пока. Он не мог оставаться здесь. Дин хотел как можно скорее и как можно больше увеличить расстояние между Фремонтом и Сэмом.

- Сэм? - Дин легонько тронул его за руку. Сэм обратил на него мутный взгляд.

- ...ин?

Дин попытался ободряюще улыбнуться, но чувство было такое, что от усилия его лицо вот-вот треснет. Он помог Сэму подняться с кровати. Сэм двигался с заметным трудом, как старик, Дин поддерживал его под локоть. Дин взвалил на спину их рюкзаки, и, когда они вышли из мотеля, помог Сэму забраться на заднее сидение, укрыв одеялами, которые "одолжил" в мотеле. Потом присел на корточки и внимательно посмотрел на Сэма. Сэм прищурился, заморгал, как будто пытаясь сфокусировать взгляд.

- Эй, - мягко сказал Дин. Сэм продолжал смотреть на боковое стекло. Дин прижался головой к дверце. - Всё будет в порядке, - пробормотал он, не глядя вверх. - Я позабочусь о тебе, Сэмми. - Он поднял голову. Сэм свернулся калачиком, его голова упиралась в водительское сидение, он зарылся в одеяла, натягивая их на себя.

Дин тронул рукой его щиколотку; Сэм дёрнулся и скрутился ещё сильнее. Дин никогда не мог взять в толк, как он иногда умудряется сделать свои шесть футов такими маленькими.

Его голос сорвался, когда он окликнул Сэма по имени. Сэм не ответил - он всё ещё был в ступоре, одурманенный дымом наркотика. Господи, пусть причина будет именно в этом.

Дин поднялся на ноги, оглядевшись, прежде чем сесть на водительское сиденье. Импала заурчала, и от этого звука он почувствовал себя немного лучше. Он рассеянно погладил руль обеими руками, смакуя знакомое ощущение кожи под ладонями, гладкой и вытертой от многолетнего использования. Дин коснулся комка одеял - чтобы лишний раз дать почувствовать мелкому, и, возможно, отчасти себе, что Сэм действительно здесь, - прежде чем вырулить с парковки на дорогу.

- ...ин... - Сэм шевельнулся, прикрыв глаза, и произнёс его имя. Не вопрос, не паника, просто имя. - Д-ин...

Дин опустил ладонь ему на голову. Жаль, не было времени вымыть ему волосы. Жаль, что не было так же просто смыть всё остальное. Сэм пахнул, как... Дин ощутил, что рука на руле сжимается крепче.

- Всё будет в порядке. Я о тебе позабочусь.

Рука Сэма нерешительно тронула руку в его волосах. Слабо сжала запястье Дина, прежде чем снова упасть.

Дин часто заморгал, но продолжил смотреть вперёд

Почему он чувствовал себя так, будто солгал Сэму?

 

18.

Дин сам не знал, куда едет. Всё, что было сейчас в его голове - это "подальше отсюда", без какой-либо конкретной цели и направления. На миг он ощутил искушение повернуть к границе штата, обратно к тому заброшенному складу, и чуток поохотиться; утолить жажду крови, бурлящую в жилах. Но Дин понимал, что, наверное, местный шериф прямо сейчас наводит там порядок. Хотя ему хотелось бы убедиться в этом собственными глазами.

Сэм шевельнулся, беспокойно двинув рукой.

Была ещё одна причина, по которой Дин не мог вернуться.

- Больница, - пробормотал он. Можно поехать туда. Конечно, возникнут вопросы; может быть, придётся иметь дело с копами, но сейчас это не важно. Эта дрожь, синяки и... кровь. Дин вынул из бардачка дорожный атлас и, поглядывая одним глазом на дорогу, умостил его на колене, пытаясь понять, где они находятся.

- Нет.

Дин чуть не съехал в кювет. Потом оглянулся. Сэм смотрел прямо на него. Его взгляд был мутным, как будто постаревшим и... было что-то ещё, чего Дин не мог описать.

- Что ты сказал? - Дин понизил голос, пытаясь найти дорогу к местной больнице.

- Не надо в больницу, - хрипло ответил Сэм.

- Сэм... - Дин глубоко вздохнул. - Тебе нужен врач. Ты... - он сглотнул. - Тебе нужно в больницу.

- Нет, - голос Сэма зазвучал твёрже. - Мне не нужен врач.

- Сэмми, я не знаю, чем они тебя накачали. И... могут быть поврежде...

- Я сказал НЕТ!

Дин ударил по тормозам, и Импала остановилась возле обочины. Потом повернулся к Сэму, приподнявшемуся на локтях.

- Сэм, - растерянно прошептал Дин.

Сэм затряс головой.

- Я не хочу в больницу. Мне не нужен врач. Я не хочу, чтобы кто-то ко мне... - Сэм со свистом втянул воздух.

Он не хотел, чтобы кто-то к нему прикасался.

Дин посмотрел на него в тревоге.

- Сэм, это не какая-то пара царапин, которые можно заштопать в мотеле.

Сэм сел; он пытался не скривиться при этом, но Дин всё равно заметил.

- Видишь? Ты ранен... ну... там. Тебе нужно...

Сэм нащупал ручку дверцы, надавил на неё и вывалился из машины на асфальт.

- Сэм! - Дин выскочил из Импалы и кинулся к нему. Он взял Сэма за плечи, но Сэм отбросил от себя его руки, пытаясь подняться и всем телом наваливаясь на Импалу, будто искал у неё защиты.

Дин попытался схватить его за руки. Реакция последовала немедленно.

Сэм крутанулся на месте и слепо ударил Дина кулаком. Дин в изумлении отступил - кулак не прошёл даже близко. Сэм наступал на него, крича, требуя, чтоб его оставили в покое, чтоб его не трогали, чтоб прекратили, хватит, довольно! Дин перехватил его запястье, мысленно попросив прощения, когда Сэм принялся сопротивляться ещё сильнее и его глаза наполнились дикой паникой. Дин схватил его за другую руку, прижал их крест-накрест к его груди, едва успев подхватить Сэма, когда колени у того подогнулись.

Дин стоял неподвижно, пока Сэм бился в его руках. Слова срывались с его губ слишком быстро и беспорядочно, чтобы их можно было понять. Потом он вдруг начал хрипеть, и Дин почувствовал, как бешено ускоряется биение его сердца у Дина под ладонью. Сэм не мог больше говорить, он задыхался, трясясь всем телом, и повалился на Дина, ответившего ему отчаянным объятием. Он укутал Сэма одеялом до самого подбородка и успокаивающе провёл рукой по его спине.

- Ладно, ладно, - быстро прошептал он. - Никакой больницы. Успокойся. Никакой больницы.

Дин уложил его, больше всего на свете мечтая забрать туда, где никто не сможет его обидеть. Он всё ещё слышал лихорадочное дыхание, клокочущее у Сэма в горле. Он погладил Сэма по спине, унимая колотившую его дрожь, пытаясь успокоить его тихим голосом, шепча на ухо.

- Нет... Дин... не надо больницу...

- Никаких больниц, я понял, - пообещал Дин и почувствовал, как Сэм вцепился в его рубашку, зарываясь в неё лицом. Дин тихонько шикнул, пытаясь унять его приглушённые всхлипы; каждый из них рвал ему сердце на части. - Успокойся. Всё хорошо. Мы никуда не поедем. Ш-ш... Обещаю, не поедем.

Сердце у него оборвалось, когда из горла Сэма вырвалось короткое рыдание, которого тот не сумел сдержать. Дин вжался лбом в макушку Сэма. Он не мог больше всё это слышать. Это был не Сэм. Не Сэм. И Дин отрывисто прошептал ему в ухо:

- Клянусь, никто, никто больше тебя не тронет.

 

19.

Впервые в жизни Дин обнаружил, что не знает, что делать. Отец всегда учил их составлять запасной план, продумывать каждый следующий шаг. И Дин так и делал, всё время, трахаясь по чужому приказу, чувствуя жар прожекторов на своей коже и плотоядные взгляды на своей спине. Даже слушая сальные замечания, ввинчивающиеся ему в ухо через наушник, Дин вынашивал план.

Выдержи это. Вытащи Сэма.

Ничто другое не имело значения. Когда он мучительно и болезненно кончил на самодовольную женщину, одурманенный наркотическим дымом, который она пускала ему в лицо, Дин думал о том же самом, отбрасывая прочь всё остальное, и эта мысль вертелась в его голове, как мантра.

Выдержи это. Вытащи Сэма.

Выдержи это. Вытащи Сэма.

Дин его вытащил.

Дальше-то что?

Из глубины Импалы раздался тихий вздох. Дин быстро взглянул на Сэма, свернувшегося теперь на кипе одеял. Тот уснул, по-прежнему лёжа к Дину лицом. Он был белым, как соль, не считая синяков, краснеющих вокруг рта и на челюсти. Он вдыхал и выдыхал так тихо, что Дин невольно приложил два пальца к его шее. Просто на всякий случай.

Никаких больниц. Он обещал. Дин обещал это Сэму снова и снова, будто повторяя слова колыбельной. Опустошенный, измотанный борьбой, Сэм сполз Дину на руки. Он даже не шелохнулся, когда Дин бережно уложил его обратно на сидение. После этого они ехали два часа; и единственным направлением было подальше отсюда.

Дин знал, что они сейчас неподалёку от местечка под названием Крик-Рок - небольшой городок, будто сошедший с полотен Нормана Роквелла. Там водилось просто до черта вреднющих полтергейстов; Дин с отцом заезжали сюда как-то, в те времена, когда Сэм был в Стэнфорде - не здесь, как Дин называл это про себя - и познакомились со Стивеном Крейгсом. Доктором Стивеном Крейгсом. У него была частная клиника на окраине города, между Крик-Роком и Болдертоном.

Строго говоря, это не было больницей. Тот чувак был врачом, но ведь не в больнице же.

Дин виновато оглянулся на брата. Перед его взглядом всё ещё стоял окровавленный матрац и кошмарные следы на теле Сэма. Никогда в жизни он не сможет это забыть. Никогда.

- Ты ранен, - прошептал Дин. Потому что он опоздал. - Тебе нужна помощь. - Потому что он не остановил их вовремя. - Сэм... - Дин с трудом сглотнул, поворачиваясь к пустому шоссе.

Сэм ничего не сказал. В машине было сумрачно, но Дин мог видеть его глаза, длинные ресницы, бросавшие тень на мертвенно-бледную кожу. Он выглядел... почти мирно.

Дин съехал на обочину и повернулся к Сэму. Потянулся вперёд и осторожно тряхнул его съёжившееся плечо.

- Сэм. Сэмми, - тихо окликнул Дин. - Слушай, тут рядом городок. Мы с папой знаем док... друга здесь, он сможет нам помочь. Что скажешь?

Сэм молчал. Дин встряхнул его чуть сильнее и окликнул снова. Рука Сэма ткнулась ему в бок, соскользнула и безвольно обвисла.

Дыхание Дина оборвалось. Нет. Сэм дышал. Дин же проверил. Он проверил.

Дверца машины скрипнула, Дин выскочил на шоссе, обежал машину и распахнул дверцу.

- Сэм? Сэмми? Не смей, не делай это со мной...

Дин вытянул его из машины. Единственной реакцией были чуть заметно сжавшиеся веки.

Поддерживая Сэма, Дин попробовал ещё раз. Пульс был; едва заметный, но был. Сотрясение? Зрачки у него стали ещё шире, чем раньше. Господи, он был такой холодный.

Всё ещё повторяя его имя, Дин дотянулся до одеяла и дёрнул его, чтобы закутать Сэма. И тут его глаза расширились.

На одеяле была кровь.

- Сэм!

 

20.

Дин не ожидал услышать в трубке захмелевший голос, когда набрал номер.

- Стивен Крейгс? Не знаю, помните ли вы меня. Это Дин Винчестер.

- Дин Винчестер! Конечно, помню! Как твой па...

Было чертовски трудно одновременно вести машину, говорить и поглаживать Сэма по холодной щеке. Рук не хватало - так что пришлось определиться с приоритетами. Дин оглянулся на пассажирское сидение, сглотнул и прошептал извинение, прежде чем убрал руку от лица Сэма и сжал ею руль.

- Слушайте, док, мне чертовски досадно быть грубым. - На самом деле ему было плевать. - Я звоню, потому что... - Дин сцепил челюсти и попытался снова. - Насчёт моего брата. - Его единственного брата, того, за кем он должен был присматривать.

- Брата? Я не знал, что у тебя есть брат. Что случилось?

- Сэм... - Господи, ему хотелось сблевать. - Его... на него напали.

Трубка молчала пару секунд, пока док переваривал информацию.

- Где вы?

- Минут за сорок от вас. - Слишком далеко. Слишком далеко.

- Я могу подготовить всё минут через двадцать, - Дин услышал, как врач одевается, спускаясь по лестнице в клинику - он жил прямо над ней, этажом выше. - Дин, ты можешь описать повреждения?

Дорога вильнула, но Дин лишь сильнее вдавил педаль газа, и теперь окрестности со свистом проносились мимо. Он описал ситуацию в нескольких словах, так сжато, как мог, пытаясь сохранить голос ровным, когда упомянул кровь.

- Похоже, ему становится хуже, - Дин бросил на Сэма мучительный взгляд. На штанах у Сэма была кровь, и, Господи, кажется, пятно теперь стало ещё больше.

- У него что-нибудь болит?

"Конечно, блядь, у него что-нибудь болит!" Дин втянул воздух.

- Да, - кратко ответил он. - Чем бы они ни накачали его, похоже, оно держало боль под контролем.

Дыхание Сэма оборвалось. Дину так хотелось сейчас к нему прикоснуться.

- Чёрт... Слушайте, он действительно ранен. Господи, Сэмми, всё хорошо, - умоляюще сказал Дин, когда Сэм стал задыхаться. - Может, мне дать ему что-нибудь? У меня есть викодин...

- Нет, ничего не давай, - с сожалением сказал Крейгс. - Мы не знаем, что это был за наркотик и как он прореагирует с обезболивающим. Ему может стать хуже. Ты ничего не должен ему давать. Мне очень жаль.

Дин чувствовал, как что-то тёплое бежит по его щеке, капая на подбородок. "Держись, Дин. Ты не можешь позволить себе раскиснуть". Он шумно шмыгнул носом.

- Хорошо. Я понял. Что ещё мне сделать?

- Держи его в тепле. Если он проснётся, скажи, чтобы дышал медленно. И постарайся его успокоить.

Дин вдохнул всей грудью, едва это осознавая.

- Увидимся через полчаса, - сказал он и захлопнул крышку телефона. Бросил его на приборную доску, обернулся и положил ладонь Сэму на челюсть. Сэм издал звук, в котором всхлип мешался с именем Дина. Но не очнулся.

- Я тебе помогу, - пробормотал Дин, пытаясь заполнить машину хоть чем-то, кроме этих болезненных тихих стонов. Сэм не мог этого знать, но каждый звук, который он издавал, звучал так, будто он всхлипывал имя Дина, и Дин ничего, проклятье, ничего не мог с этим поделать. Каждый из этих всхлипов был словно нож, поворачивающийся у него в груди.

- Всё будет в порядке, Сэмми, - продолжал бормотать он. - Ты только оставайся со мной, слышишь? Хорошо?

- Д-д...и...

Ещё один поворот ножа у него под ребром.

- С тобой всё будет хорошо, - Дин поглаживал щеку Сэма костяшками пальцев. Каре-зелёные глаза замерцали, вскидываясь на него.

Дин обернулся и послал ему, как он надеялся, ободряющую улыбку. Потом опять отвернулся к дороге. Десять минут. Всего лишь десять минут. Он пересёк черту города, и ему следовало сбросить скорость. Но он просто продолжал давить на газ.

- Ди...н... - голос Сэма звучал ошарашено.

- Я здесь.

- ...оль...но...

Сэм прошептал это, смущённый и озадаченный тем, с чего это вдруг ему больно.

Дин задохнулся - теперь ему вонзили клинок прямо в сердце. Он продолжал поглаживать Сэма по лицу, и не оглянулся, почувствовал под пальцами влагу. Он уже видел клинику, прямо перед собой, она манила его. Дин забормотал молитву, когда увидел, как выбегает Крейгс, толкая перед собой больничную каталку.

- Всё будет в порядке, Сэмми. Всё с нами будет в порядке.

 

21.

Сэма отняли у него так быстро, что Дину понадобилось несколько секунд, чтобы понять: забрали его не Уильям и Энди.

Впрочем, вспышка паники улеглась, когда он услышал металлический лязг, с которым добрый доктор Крейгс повалился на свой медицинский шкафчик, получив от Сэма удар кулаком.

Дин успокоил Сэма, усевшись рядом с каталкой, так, чтобы тот мог его видеть. Сэм наконец осознал, где находится. Клиника, не больница - но для него не было особой разницы, и Дин отвёл взгляд, избегая обвинения в предательстве, плескавшегося в глазах брата.

Сейчас он сидел возле сэмовой головы, тихо разговаривая с ним, пытаясь отвлечь от действий Крейгса, который сперва осмотрел его, а потом приступил к оказанию помощи.

- Смотри на меня, Сэм, - приказал Дин, сжимая ладонями его лицо. Сэм лежал на боку, свернувшись в позе зародыша; он вздрогнул и задохнулся, когда Крейгс осторожно тронул его истерзанное отверстие.

- Дин, пусть он перестанет... - чуть слышно взмолился Сэм и дёрнулся всем телом. - Нет! Не надо!

Дин крепко перехватил его плечо, прежде чем Сэм успел свалиться с каталки.

- Дин, держи его, - пробормотал Крейгс. Голос звучал приглушённо сквозь хирургическую повязку. - Почти всё, Сэм.

Сэм неистово затряс головой. Из его горла вырвался всхлип, и он скрутился ещё сильнее, становясь всё более беспокойным.

- Ш-ш, - Дин зажал руки Сэма в своих, массируя пальцами. Они были такими холодными; он бережно подул на них, мягко растирая. Когда Сэм снова заёрзал, Дин поднял голову и посмотрел поверх хирургической простыни, которую Крейгс накинул Сэму на талию, не позволяя увидеть, что он делает - от этого стало бы только хуже.

- Вы не можете дать ему что-нибудь? - с трудом спросил Дин. Он всё ещё сжимал ладони Сэма в своих. Он чувствовал дрожь, сотрясавшую тело его брата.

Прикрытое маской лицо Крейгса приподнялось. Он покачал головой, и лицо опять опустилось. Доктор применил местную анестезию, но не было уверенности, что наркотик полностью вышел из организма, поэтому Крейгс не решился дать Сэму ничего более сильнодействующего.

- Дин... пожалуйста... - Сэм вздрагивал. Слёзы струились из его крепко зажмуренных глаз.

Дин сглотнул. Ещё совсем чуть-чуть, беззвучно взмолился он взглядом, но Сэм не смотрел на него. Он продолжал мотать головой.

- П-пожалуйста... Дин...

Дин сжал руки крепче. Он шептал всё, что ему приходило в голов, всё подряд.

- Больно, Дин...

Дину защипало глаза, и он быстро поцеловал дрожащие пальцы, всё ещё зажатые в его руках

- Дин... больно... не надо... пусть он перестанет...

- Господи, - хрипло выдавил Дин. - Сэм, уже почти всё. Ещё немножко, потерпи ещё совсем чуть-чуть...

- Больно, Дин... останови его... останови его... о Боже, п-пожалуйста...

Дин проглотил рыдание и схватил голову Сэма обеими руками, взъерошил, а потом пригладил его взлохмаченные волосы.

- Ещё совсем чуть-чуть, Сэмми.

Он остервенело протёр глаза пальцами, когда Сэм продолжил просить. Теперь он больше не умолял Дина помочь ему. Он как будто потерялся в своих воспоминаниях - тех, что преследовали его - и говорил со своими мучителями.

- ...хватит... пожалуйста... Дин, п-помоги мне... мне так больно, так больно, Дин...

Он не мог оставаться там и слушать, как Сэм молит о пощаде, умоляет убить его, и оставить - о Господи, Сэм... - оставить его старшего брата в покое.

Дин встал. Он хотел отойти - но не смог: ноги не двинулись с места. Он наклонился, ткнулся губами Сэму в висок.

- Сэм, я здесь. Всё хорошо. Они никогда тебя больше не тронут. - Губы Дина вжались в его висок крепче. - Почти всё уже... Ш-ш... Сэм, просто чуточку потерпи. Господи, просто... ш-ш...

- Я закончил, - сказал Крейгс, распутывая завязки маски.

Слава тебе, Господи. Дин остался на месте, шепча Сэму, что всё закончилось, всё позади, он держался молодцом, и, Боже, Дину так жаль, так чертовски жаль, что ему пришлось пройти через это, так чертовски жаль...

- Дин? - Крейгс поправил простыню, опуская её ниже и подтыкая вокруг бёдер Сэма. - На пару слов.

Дин заколебался. Он посмотрел на брата - и увидел, что Сэм задремал, окончательно истощённый борьбой и болью. Дин натянул простыню так, чтобы она укрыла ему руки и плечи.

Как только они ступили в узкий приёмный покой, Крейгс повернулся к Дину.

- Ты должен отвезти его в больницу.

Дин невольно отступил.

- П-постойте, я думал, вы сказали, что можете ему помочь. Чёрт, всё настолько плохо?

- Нет, нет, - Крейгс успокаивающе вскинул ладони. - Я наложил швы на самые серьёзные разрывы, и кровотечение остановилось. Но, Дин, ему всё равно нужно в больницу.

Дин тяжело опустился на пластиковое сидение одного из стульев, стоящих в ряд вдоль стены.

- В-вы же сказали, что Сэм усугубил их, потому что двигался слишком резко. Вы сказали, это был просто шок, - голос Дина стал резче и звучал теперь почти обвиняюще.

Время не было снисходительно к доктору Крейгсу. Доктор стянул с головы хирургическую шапочку, открыв взгляду Дина волосы, когда-то светлые, а теперь тронутые преждевременной сединой. Дин поморщился, увидев синяк у него под глазом. Да уж, у Сэма всегда был здоровский хук с правой. Крейгсу не было и сорока, но с морщинистого лица на Дина смотрели глаза, полные бесконечной усталости.

Потом доктор сел рядом с ним.

- Дин, Сэму понадобится помощь, чтобы восстановиться. - Крейгс умолк, глядя в пустое лицо Дина. - Одними слезами тут не поможешь. Они, конечно, тоже исцеляют, но ему необходимо наблюдение...

- Я всё сделаю.

- Это будет очень непросто. Рядом с ним постоянно должны находиться сиделки. Должен быть регулярный, непрерывный уход, если у него будут непроизвольные испражнения. В таком случае нужно прочистить раны и снова наложить мазь. - Крейгс серьёзно посмотрел на Дина. - Иначе не исключено заражение.

- Всё равно, он не отправится в больницу, - Дин вскочил на ноги и принялся мерить коридор шагами. Он махнул рукой в сторону операционной, где остался Сэм. - Слушайте, я обещал Сэму, что не отвезу его в больницу. Я попытался, и он просто выскочил из машины! Потому-то и началась вся эта хренотень!

- Послушай...

- Нет, это вы послушайте! - Дин остановился напротив доктора. - Я просто не могу, ясно? Я обещал ему, он уже и так думает, что я... - Его рука дёрнулась в сторону Крейгса, потом - обвела вокруг, указывая на комнату вокруг них. - Никаких больниц.

Крейгс вздохнул.

- Док, в чём бы он ни нуждался, я всё сделаю. Просто скажите, что именно.

- Он должен пить обезболивающее, пока самые серьёзные разрывы не заживут. Потом ему придётся обходиться без анальгетиков. До тех пор он не должен ходить и вообще двигаться. Тебе придётся быть рядом с ним постоянно, весь день. Это и для тебя будет нелегко, сынок.

- Я и не думал, что это будет легко, - сказал Дин. Потом посмотрел на Крейгса. - Никаких больниц, - твёрдо повторил он. - Я ему обещал. Что бы ни понадобилось, я всё сделаю сам.

Крейгс задумчиво смотрел на него, рассеяно теребя в руках хирургическую шапочку.

- Ну хорошо, - сказал он наконец. - Я дам тебе капельницы, которые ему понадобятся. И выпишу рецепт на лекарства, чтобы...

- Стойте, стойте, - Дин в тревоге посмотрел на доктора. - Лекарства? Ему нужно несколько разных?

- Да, мазь, антибиотики и...

- Что-то ещё? - Дин прищурился. - Вы чего-то не договариваете?

Доктор глубоко вдохнул.

- Ну, пара-тройка антиретровирусных препаратов. 3TC, эфавирен...

Дин поднял ладонь. У него вдруг закружилась голова.

- Стойте. Стойте, док. Анти... - лицо Дина исказилось от ужаса. - ...что...вирусных? Сэм что, заразился чем-то...

- Нет, не думаю, - ровным голосом прервал его Крейгс. Потом провёл рукой по волосам под вопросительным взглядом Дина. - Это превентивные меры. Профилактическое лечение.

- Превен... что? Профилактика чего?

Крейгс посмотрел ему в глаза. Казалось, он колеблется, сказать ему или нет.

- Профилактика ВИЧ-инфекции.

Колени у Дина подогнулись, и он тяжело рухнул на стул. А он-то думал, хуже уже быть не может.

- О, Господи Боже, - Дин понял, что ему не хватает воздуха. Он утёр рот трясущейся рукой. - Сэм... вы хотите сказать, что Сэм....

- Нет, - торопливо сказал Крейгс. - Нет, по крайней мере - на данный момент.

- Что?

- Ты сказал, что твой брат подвергся наси... нападению, - поправился Крейг, когда лицо Дина потемнело. - Полагаю, небезопасный секс?

Да уж, горько подумал Дин. Что-то он там не видел ни одного презерватива, да и ему никто не предлагал резинку. Господи, Сэмми. Он уронил голову на руки, зажимая ладонями глаза.

- П-погодите. Но они... они не выглядели больными.

- Это ничего не значит, - мягко сказал Крейгс. - Думаю, ты сам это знаешь.

Дин не поднял голову, глаза его оставались закрытыми. Он боялся, что если посмотрит на доктора, то поймёт, что всё это происходит по-настоящему.

- Мы не знаем, были ли эти люди инфицированы. И лучше не рисковать. Сэма... - Крейгс осёкся, когда Дин напрягся. - Лекарства наиболее эффективны в течение семидесяти двух часов. Но он должен принимать их по меньше мере двадцать восемь дней.

- И тогда он не... - Дин провёл по нижней губе кончиком языка. - Если он будет принимать эти... ну... тогда он не заразится?

- У него будет шанс, да.

Шанс? Дин судорожно сглотнул. Как он скажет Сэму, что должен... Его голова поникла ещё сильнее. Даже с закрытыми глазами он всё ещё видел, как комната шатается и скачет перед ним. Потом сцепил зубы и резко поднялся на ноги.

- Дин? - Крейгс нахмурился, глядя, как он направляется к выходу. - Куда ты собрался?

Дин взялся за ручку двери. Даже с того места, где сидел Крейгс, было видно, как побелели костяшки его пальцев.

- Если я принесу вам образцы крови, вы сможете определить, заражены они или нет? - спросил Дин, не оборачиваясь.

Крейгс медленно поднялся.

- Что ты задумал?

Дин не ответил, и рот доктора сжался в полоску.

- Решил вернуться туда? Туда, где они держали твоего брата?

Дин тяжело смотрел на дверь, его отражение бледно мерцало на стекле. Потом толкнул её, и она приоткрылась, но тут голос Крейгса остановил его.

- Что я скажу твоему брату, когда он проснётся и не найдёт тебя рядом?

Дверь остановилась. Дин уставился на свой кулак, на побелевшие костяшки. Он стискивал их так сильно, что они подрагивали.

- Даже если ты принесёшь мне образцы, как ты можешь быть уверен, что взял их у всех?

Дин резко вскинул голову. Крейгс примирительно поднял руки.

- Дин, мне жаль. Но ты знаешь, что я прав.

Дин снова повернулся к двери и прижался лбом к холодному стеклу.

- И что... никак нельзя узнать?

- Я могу ошибаться, и Сэм не заболеет. Но... - Крейгс умолк.

Он мог быть прав. Дин был признателен, что доктор не окончил фразу. Дин отпустил дверь, и она захлопнулась с глухим стуком. Он посмотрел на доктора. И вдруг почувствовал себя старым, немощным; конечности отяжелели, он вернулся назад и снова сел. Уперев локти в колени, Дин уронил голову на руки.

- Док?

Крейгс подождал, пока Дин не поднимет глаза.

Дин прочистил горло, обвёл комнату взглядом, потом медленно повернулся к Крейгсу и послал ему безрадостную улыбку.

- Вы лучше выпишите этот рецепт на двоих.

 

22.

И чёрт же дёрнул его за язык.

Он сидел, глядя на двойные двери, за которым всё ещё лежал Сэм. Дин надеялся, что он по-прежнему спит. Он изо всех сил пытался не огрызаться на доктора, который опять затянул волынку про то, что надо в больницу, на этот раз - им обоим.

Крейгс настаивал теперь, что должен осмотреть Дина.

Всё, хватит с него.

- Слушайте, я в порядке, - не выдержал Дин, когда Крейгс снова начал перечислять, что нужно Сэму. Какого хрена он вообще знает о том, что нужно Сэму?!

- Дин, я действительно должен осмотреть тебя, чтобы выяснить, нет ли повреждений, которых ты не осознаёшь или... - Крейгс искоса посмотрел на него. - Или о которых умалчиваешь.

- Ничего такого, - прорычал Дин. - Всего лишь немного небезопасного секса, - передразнил он Крейгса.

Доктор остановился напротив него, вскинув руки.

- Об этом я и говорю!

Дин поднялся и принялся расхаживать между выходом и дверью в операционную. Он крепко сжимал зубы, борясь с желанием наорать на доктора или шмякнуть его об стену, что, конечно, было бы не лучшим способом выразить ему свою благодарность.

- Дин. Вы с Сэмом в самом деле должны поехать в больницу. Они лучше оснащены, они позаботятся о вас обоих.

- Я могу позаботиться о Сэме, - машинально ответил Дин. - И я в порядке.

- Ты не сможешь позаботиться о своём брате в таком состоя...

Дин резко остановился напротив доктора и посмотрел ему прямо в глаза.

- Каком состоянии? О чём вы, чёрт подери, говорите?

Крейгс, не дрогнув, спокойно встретил его взгляд.

- Дин. Тебя... - он набрал воздуху в грудь. - На тебя тоже напали.

Дин сделал шаг назад и засмеялся.

- Похоже, кому-то тут не повредит ещё разок заглянуть в свои медицинские книжки, - он свирепо глянул на доктора.

- Ничего, что ты отрицаешь это. Это естественно. Подобная травма...

- Вы вообще слушаете меня?! - Дин повысил голос. - Сказано же, я в порядке!

- Сынок, то, что с тобой сделали, всё равно остаётся наси...

Дин крутанулся на месте, его глаза полыхнули огнём.

- Это не мне они совали свои хрены в задницу! Не мне, а Сэму, дошло?! ЭТО ЕГО ОНИ ИЗНАСИЛОВАЛИ!

Как только эти слова вылетели из его рта, Дин ощутил, как сердце подпрыгнуло к горлу. Крейгс застыл, онемев в потрясении. Дин подумал, что выглядит сейчас в точности так же. Господи, почему он это сказал?

Они ни разу не произносили этого слова вслух, как будто негласно договорились исключить его из словаря. Дин думал, что придёт в ярость от того, что доктор вынудил его сказать это слово. Но всё, что он чувствовал сейчас, было... было ничто.

- Чёрт, - выдохнул Дин, прижимая ладонь ко рту. - Я не... я не это имел в виду. Я... - он нагнулся вперёд, уперевшись руками в колени. - Боже, я не...

- Дин, - Крейгс неожиданно оказался перед ним. - Сядь.

Он был слишком ошеломлён, чтобы оттолкнуть от себя эти руки, слишком потрясён, чтобы... он не знал, что. Какого дьявола он это сказал?

- Опусти голову между колен...

Они обидели его Сэмми. Его маленького братишку, его семью, единственного, кто держал его на плаву, когда их отец пропал. Сэм, лежащий на грязном матраце, накрытый тонкой простынёй, воняющий сексом, бесчувственный, безжизненный, беспомощный перед всем, что сделали с ним.

- Дин? Дин! Дыши глубже...

Они обидели его. Они заставили его истекать кровью, заставили его плакать, сломили его дух, за который Дин держался, как за свет маяка, заставили его прижиматься к Дину в безотчётной мольбе о защите. А он не смог его защитить.

Эти ублюдки изнасиловали его.

Мир перевернулся и стал уплывать. Дин слышал, как доктор зовёт его по имени, и с трудом поднял глаза. Лицо Крейгса было напротив его лица, он повторял что-то, но Дин не мог собрать слова воедино, они рассыпались, лишённые всякого смысла.

Сэма изнасиловали.

Господи Боже.

Дин хотел сказать доктору, что тот ошибается. Дина никто не насиловал. Он даже не был ранен. Единственный здесь, кто истекал кровью, умоляя его сделать так, чтобы боль прекратилась, единственный, кто шарахался от каждого прикосновения, даже прикосновения Дина, был Сэм. Дин открыл рот, чтобы сказать доктору Крейгсу всё это, но внезапно его тело отяжелело, и он, не удержавшись, осел на пол. Тьма, поглотившая его через миг, была облегчением.

 

23.

Тёплая рука уютно умостилась на его шее. Кажется, он ещё ни разу в жизни не был так пьян. Впрочем, нет - однажды, когда Дину было восемнадцать, а ему - четырнадцать. Дин тогда решил, что они оба уже достаточно взрослые, чтоб напиться, использовал одно из своих фальшивых удостоверений и купил упаковку пива, которую они быстро опустошили, выбрав вечер, когда отец ушёл на охоту. Им следовало что-нибудь съёсть перед этим, и сейчас, между прочим, тоже. Теперь он даже не мог вспомнить, кто из них начал надираться первым.

- Не могу поверить, что ты это сделал, - Сэм хихикнул, умащиваясь на тёплой ладони, накрывшей его затылок. Пальцы Дина с силой массировали кожу на его голове. Сэм моргнул. В принципе, это было довольно приятно.

- Ты просто завидуешь, что я привлекателен для обоих полов, - усмехнулся Дин, соскальзывая с дивана и усаживаясь на ковре рядом с ним. Потом склонил к нему раскрасневшееся лицо и хитро улыбнулся. - И я обхожусь при этом даже без твоих щенячьих глазок.

Сэм сморщился.

- У меня не... не... э... что? - он повернулся, чтобы посмотреть на Дина, и - упс, тут же завалился ему на колено.

Дин смеялся, поднимая его и усаживая напротив себя. Его руки легли Сэму на плечи, да так и остались там.

- Ты надрался, Сэмми.

- Неправда!

- Два пива - и ты весь мой, - Дин небрежно ухмыльнулся ему. - Не то чтобы я тебя в этом винил. Я ведь само совершенство. - И выразительно выгнул бровь.

Сэм фыркнул.

- Для слепой и безмозглой девицы - возможно.

- Эй! - Дин притворно надулся. - Я тебе говорю, что я офигенно крут! У меня талант.

Сэм заёрзал, пытаясь от него отодвинуться.

- Талант? Ты вот это называешь талан... ммф!

Твёрдые губы вжались в его рот, неожиданно нежно. Они заглушили протест, мягко сдавив, потом давление стало более требовательным, зубы Дина прихватили его нижнюю губу, пробираясь внутрь. Сэм застыл - это же был его брат, Господи Боже, - но не смог сделать ничего иного, кроме как приоткрыть рот, застонав, когда язык Дина скользнул внутрь и тщательно обследовал его рот. Крепкие руки сперва сжали плечи, потом переместились выше, зарываясь в волосы, пальцы ерошили пряди, пока Дин нежно посасывал его язык, а потом - твою мать! - его рука скользнула вниз, Сэму на джинсы. Он не мог в это поверить; он выгнулся под рукой Дина, уверенно ласкающей его живот вокруг пупка, поглаживающей его кожу мозолистыми пальцами.

Внезапно Дин отстранился. Их рты с влажным звуком отлепились друг от друга. Сэм уставился на Дина.

Усмешка, которую он поймал, была такой невозможно диновской, что он едва разобрал следующие слова.

- Видишь? - Дин икнул, попытался щёлкнуть его по носу и промазал. - Талант, чувак! - Он подался ближе, прижимая его к кровати. - И ты ещё даже половины не видел, - гортанно проговорил он. Что-то холодное, сладкое предупреждающе скрутилось у Сэма в животе. Он не смог заставить себя протестовать, когда Дин просунул ладонь ему в штаны.

Сэм отвернулся, тяжко и часто дыша. Он пытался убедить себя, что всё это неправильно. Но если это неправильно, тогда почему это так дьявольски хорошо? Он тихонько хныкнул, когда рука Дина медленно погладила его, лениво потирая большим пальцем головку члена.

- Д-дин, - он выдохнул, зажмурился, когда движения Дина стали быстрее...

И вдруг услышал хлопок.

Его глаза распахнулись, и Сэм вскрикнул, осознав, что Дин исчез, и теперь он лежит на спине. Энди стискивал его бёдра, ухмыляясь, до крови впиваясь пальцами в нежную кожу. Сэм забился, зовя Дина, но длинная рука зажала ему рот, и перед ним появился Уильям. Он молча улыбнулся, его глаза были темны от похоти, и Сэм закричал, почувствовав, как Энди подаётся вперёд...

Сэм не кричал. Он не боролся. Он просто... проснулся.

Он тупо смотрел на яркие лампы над головой. Подумал, что, наверное, это больница, хотя Дин ведь обещал, что они не поедут в больницу. Но даже если и так, Сэм всё равно не чувствовал ничего, кроме...

То есть вообще ничего. Он вообще ничего не чувствовал.

Нижнюю часть тела пронзило острой болью. Она запульсировала, обжигая его тело, когда он беспокойно пошевелил ногами. Действие наркотика, которым его одурманивали, окончательно выветрилось. Но боль всё ещё казалась далёкой, как будто не его, как будто её поставили перед ним в прозрачной коробке, молчаливо предлагая принять. Но он её не хотел.

Он вспомнил голос Дина, твердящий, что всё будет хорошо, что никто никогда его больше не тронет, и то, как Дин закричал, когда осознал, что Сэма...

Он быстро закрыл глаза. На внутренней стороне век всё ещё вспыхивали белые пятна. Здесь было так тихо. Он осторожно приоткрыл глаза, а потом вдруг они расширились.

Где Дин?

Сэм попытался сесть, опираясь на локоть, и тихо вскрикнул он боли, когда она брызнула во все стороны, пронзая каждый дюйм его тела, разламывая, сжигая, заполняя...

Глубоко вдохнув, Сэм снова лёг и мысленно взмолился, чтобы всё это прекратилось.

Боль и память о боли рвали его нутро зазубренными ножами. Непрошенные слёзы навернулись на глаза. Сэм поднял руку, зло стряхнул их и только тогда заметил капельницу, вставленную ему в сгиб локтя, и иглы, воткнутые в его вены. Он проследил взглядом по трубке до жутких баллонов, подвешенных над ним.

Задрожав - он боялся думать о том, что именно в него вливают, - Сэм отвернулся от капельницы. И, обернувшись, понял, что не один.

- Дин, - прохрипел Сэм. Горло было сухим и израненным, челюсть болела. Говорить было больно, и становилось ещё больнее, когда он вспоминал, почему.

Дин лежал на больничной каталке в нескольких футах от Сэма, и спал. Рядом с ним, будто на страже, тоже стояла капельница.

Почему Дин лежит на каталке? Сэм судорожно порылся в памяти - это было всё равно что идти по минному полю: он не знал, что будет безопасно вспоминать, - но так и не смог вспомнить, чтобы Дин был ранен. Его брат был твёрдым голосом и сильными руками, поддерживавшими его всё время, пока они убегали.

Если только не...

Дыхание Сэма оборвалось. О, Господи, только не это, он не... С ним не делали это, он ничего про это не говорил (а кто стал бы на его месте?..), Дин выглядел хорошо. С ним всё должно быть хорошо.

- Дин, - голос Сэма прозвучал настойчивее. Он протянул руку, но не смог дотянуться до него, не смог убедиться, что они его не..

...он дрался, отбиваясь от Энди, но тот лишь ухмылялся, наваливаясь всем своим весом Сэму на грудь. Сэм отчаянно сопротивлялся, борьба усиливала боль внизу до грани выносимого, ему хотелось сблевать.

- Да кончай уже целку строить, - прошипел Энди. Его руки у Сэма на плечах. Энди нагнулся ниже, его член, истекающий смазкой, налитый желанием, задел рот Сэма.

- Пора тебя поразмять как следует. Там уже несколько клиентов ждут, - его усмешка была чудовищной. - Лео.

Он закричал, и кричал всё время, пока они менялись местами. Мясистая рука помахала в дыме свечей рядом с ним, и боль угасла до тех пор, пока они не впустили первого из клиентов.

- Дин, - Сэм задохнулся, потом сполз с каталки, выдрал иглы капельницы из руки и нетвёрдо подошёл к каталке Дина.

Сэм потряс его за плечо. Дин был мертвенно бледным и совершенно неподвижным. Дыхание Сэма стало хриплым.

- О, Боже, о Боже! - колени Сэма затряслись, и он рухнул на пол. - Не Дин, нет. Нет. - Он вцепился руками в ножки каталки, крепко зажмурив глаза. - Нет, нет, нет, только не ты, - всхлипнул он.

- Сэм? - ошарашенный голос Дина окликнул его сверху. Сэм продолжал стискивать ножки, мелко дрожа. Потом тупо посмотрел на свои колени, подтянутые к груди. Всё болело, Господи, всё, но единственное, о чём он мог думать - что они сделали это и с Дином тоже.

Каталка заскрипела. Сэм съёжился, когда на него упала чья-то тень. Он вдруг почувствовал кислое дыхание Энди.

- Н-нет...

- Ш-ш, всё хорошо, - ласково забормотал на ухо глубокий твёрдый голос. - Тебе не надо сейчас двигаться, Сэмми. Ну-ка, вставай...

Дин, смутно подумал он, почувствовав руку, скользнувшую вдоль спины; другая обвилась вокруг талии, помогая ему подняться. Он не мог стоять, и застонал, когда от движения раны опять загорелись. Голос Дина убеждал его, что эти руки принадлежат его брату, что боль скоро уйдёт, всё хорошо, Дин здесь...

Сэм почувствовал, как его укладывают обратно на каталку, и вскрикнул, когда нижняя часть тела коснулась постели. Рука скользнула ему под затылок, тёплая, твёрдая, уложила его голову на подушку.

Сэм неясно почувствовал, как те же самые руки выпрямляют его ноги, остановившись, когда Сэм беспокойно заёрзал, а потом, слава Богу, его оставили в покое. Светлые глаза оказались напротив его лица. Глаза в красных ободках - и усталая усмешка.

- Эй, Сэмми.

Он здесь. Он был здесь. Они не забрали его. Сэм сгрёб Дина за край рубашки, пока тот заново устанавливал капельницу, и потянул ткань на себя.

- Где, - запинаясь, спросил он.

- Клиника. Один из папиных друзей.

Клиника, не больница. Сэм лихорадочно обвёл комнату взглядом, прежде чем посмотреть на Дина, а точнее, на трубку капельницы в его руке.

- Док говорит, это шок, - Дин пожал плечами. - Ну и ещё я ничего не ел пару дней.

Сэм встревоженно изучал расплывающийся образ, который, как он знал, был Дином. Тёплая рука провела по его лбу, да так там и осталась.

- Я в порядке, - Дин устало горбился, стоя возле каталки. - Я в порядке.

- Мы можем уйти? - успокоившись, спросил Сэм.

- Через пару часов, - пообещал Дин. - Поедем куда-нибудь и засядем там, подтянем немного гайки, чтобы ты... - Он со свистом втянул воздух. - Ох, чёрт, Сэмми. - Рука, поглаживающая его лоб, задрожала.

Сэм закрыл глаза. Он не хотел слышать эту вину, сожаление, муку в голосе Дина. Он бы что угодно сейчас отдал за душ, хороший душ, обжигающе горячий. Ему так хотелось смыть... всё это. Он чувствовал эту вонь, когда... когда они... о, Господи...

Дин бережно перекатил его набок, мягко шикнув, когда Сэма опять затрясло. Сэм вжался лицом в ткань диновой рубашки; он чувствовав запах потёртой кожи и увядающий аромат одеколона, и привязчивый запах машинного масла, когда Дин взял его лицо в свои ладони, шепча, что всё хорошо, всё будет в порядке.

Сэм не знал, сможет ли когда-нибудь снова ему поверить.

 

24.

- Эй, эй, а ну-ка полегче, - пробормотал Дин. Он внутренне поморщился, слушая прерывистое дыхание Сэма, когда тот с трудом передвигался к постели. Сэм прикусил губу, осторожно садясь на край широкой полутораспальной кровати. Комната, которую они сняли, была впечатляющей: две кровати, столь же удобные на ощупь, как и с виду, небольшая кухня и просторная ванная. Сэм, впрочем, не удостоил всю эту роскошь даже беглого взгляда. Ладно, не важно; они всё равно останутся здесь на ближайший месяц, успеет ещё заценить квартирку. Дин окинул её одобрительным взглядом - она стоила каждого бакса из пачки, которую он спёр у тех извращенцев - и устало сбросил на пол битком набитые рюкзаки, которые наполнил в мини-маркете неподалёку от клиники. Теперь им даже не нужно будет выбираться за едой какое-то время. Ему была невыносима мысль, что кто-нибудь будет смотреть на его Сэмми. Невыносима мысль, что кто-нибудь будет смотреть на него самого.

Сэм молча старался нагнуться вперёд и дотянуться до своих кедов. Дин мягко поймал его руки, отвёл их и, присев на корточки, стянул с Сэма обувь.

- Душ.

Дин удивлённо вскинул глаза. Сэм смотрел на него с совершенно непроницаемым выражением. Его волосы всё ещё безжизненно свисали на глаза липкими прядями, лицо было бледным, почти прозрачным. Он покорно сидел там, где Дин его усадил - и это тревожило Дина больше, чем всё остальное, - и его тело говорило то, чего не говорили глаза. Сэм был опустошен, измождён, в нём не осталось ни капли огня и никаких сил для борьбы.

Нет, в страхе подумал Дин. Нет. Сэм всё ещё где-то там. Внутри.

- Душ, - повторил Сэм.

Дин поднялся на ноги и присел рядом с ним на кровать. Сэм продолжал смотреть вниз, перед собой, как будто Дин по-прежнему сидел напротив него. Дин легонько толкнул его плечо своим, привлекая его внимание. Ему очень не нравилось это пустое выражение на лице Сэма. Дин выдавил улыбку.

- Прости, не прямо сейчас, хорошо?

Он умолк, окидывая Сэма взглядом. Понимание сделало его натужную улыбку ещё более унылой. Сэм рассеянно сминал руками свою рубашку, не глядя ни на что и ни на кого.

Дин вздохнул, обвивая рукой его плечи, и притворился, что его не пронзило болью, когда Сэм вздрогнул.

- Мне тоже не помешает душ, - устало сказал Дин, больше себе, чем Сэму. Но Сэм вдруг уставился на него, недоумённо сведя брови. Дин послал ему ещё одну измученную улыбку.

- Может, покиснешь немного в ванной? - Дин кивнул в сторону ванной комнаты. - Она здоровенная. Ты там поместишься целиком, да ещё и вытянешься.

Никогда не угадаешь с размером ванн в мотеле. Сэм обычно предпочитал душ, потому что крайне редко им попадалась ванна такого размера, чтобы он мог без проблем в ней поместиться.

- Я всё приготовлю, и ты помоешься. Что скажешь?

Сэм равнодушно кивнул.

Дин смотрел на него пару минут. Его плечи поникли.

- Ну давай же, Сэмми. Поговори со мной, - прошептал он, сглатывая ком в горле. Его брат отвёл взгляд. Дин придвинулся ближе, вглядываясь в него.

- Слушай, я знаю, что никогда не был любителем мелодрам. - Он приободрился, когда уголок рта Сэма слабо дёрнулся. - Но что бы ты ни хотел сказать, обещаю, я выслушаю.

Сэм молча отнял руку. Сердце Дина оборвалось.

- Ну... ладно. - Ком в горле стал ещё больше. - Давай поглядим на ванну.

Дин помог Сэму встать и пройти вперёд. Сэм молча смотрел, как Дин набирает воду, пробует её, кладёт полотенца так, чтобы Сэм мог дотянуться. Он заговорил всего один раз - когда Дин попытался помочь ему избавиться от одежды. Не слово, просто отрывистый звук, который мог означать "нет" или "Дин". Сэм с некоторым усилием снял рубашку, не взглянув на него, и Дин с силой втянул воздух, когда его взгляду открылись синяки и следы от укусов. Сэм пошатнулся, попытался устоять на ногах и издал исполненный замешательства звук, когда ему пришлось схватиться за край раковины.

Дин ничего не сказал, просто поднялся с бортика ванной, на который присел. Сэм сглотнул, когда Дин сбивчиво пробормотал что-то вроде "держись" и положил ладони ему на плечи. Дин торопливо и неуклюже потянул вниз его штаны. Сэм задрожал, и Дин пробормотал "почти всё", расстёгивая ширинку. Сэм не сопротивлялся, когда Дин накрыл его затылок ладонью и положил его голову себе на плечо. И Сэм стоял вот так, молча, склонившись к Дину, пока тот завершал дело, и только слегка дёрнул одной ногой, потом другой, высвобождая их из штанин. Трусы Дин не тронул - Сэм тут же напрягся, и Дин был этому даже рад, потому что память о синяках и кровоподтёках, которые он успел увидеть раньше, мешала ему удержаться от дрожи в руках. Поэтому Дин просто подставил Сэму плечо, помогая ему переступить через бортик ванной.

Короткий взгляд сказал Дину, что он не может остаться здесь. Дин прошептал, что будет снаружи, и в лице Сэма мелькнула признательность.

Дин ждал, прижав ухо к двери, пока не услышал тихий плеск, и только тогда отступил. Он не смог заставить себя дойти до своей кровати - слишком далеко, он мог не услышать, если Сэм его позовёт, - поэтому просто сполз по стене на ковёр, прижавшись спиной к спинке кровати Сэма, глядя на дверь в ванную.

Посидев так немного, Дин подтянул ноги, упёрся локтями в колени и закрыл кулаками глаза.

И так он сидел, и ждал, пока выйдет его брат.

 

25.

Сэм наконец вышел. Полотенце было обёрнуто вокруг талии; ноги держали его нетвёрдо, и он споткнулся, переступая через порог. Через секунду после того, как повернулась дверная ручка, Дин уже был на ногах, готовый помочь. Он довёл Сэма, снова дрожащего, до кровати, помог ему с рубашкой и штанами, и Сэм вздрагивал и шарахался всякий раз, когда Дину приходилось к нему прикасаться.

Всё так же ни слова не говоря, Дин опустился на колени перед Сэмом, накидывая ему на голову полотенце. Потом начал медленно вытирать ему волосы, мокрые, слабо пахнущие миндалём. Обычно он зубоскальничал по поводу этого девчачьего шампуня, но это было определённо лучше, чем то, как волосы Сэма пахли недавно.

- Ланч мы пропустили, так что я подумал - как насчёт раннего обеда? - заговорил Дин, сильнее чувствуя оглушительную тишину, чем голод. Он взъерошил волосы Сэма полотенцем. - А? Я тут кучу всего набрал, можно устроить пир горой. Хоть будет повод показать мои кулинарные таланты.

Сэм повернул голову и долю секунды смотрел на Дина, прежде чем обвести комнату взглядом - так, будто увидел её впервые.

- Это одна из тех сетей мотелей, ну, знаешь, на долговременный съём. Не волнуйся, всё чисто, - заверил Дин, когда Сэм слегка нахмурился. - И тут рядом клиника, на случай, если мы... если нам понадобится помощь доктора Крейгса.

Сэм опустил голову, влажные пряди упали вперёд, на глаза.

Но Дину не нужно было видеть его лицо, чтобы знать, о чём он думает.

- Нам обоим нужно немного передохнуть. Так что, думаю, мы тут заляжем на какое-то время. Лады?

- Надолго? - глухо спросил Сэм из-под полотенца. Дин стянул его и сел с Сэмом рядом. Их плечи почти соприкасались. Дин набрал полную грудь воздуха, вдыхая мыло с миндалём и надеясь, что эти запахи изгонят память об остальных.

- Месяц, - сказал Дин, наблюдая за реакцией Сэма. - Тебе... в смысле, нам это нужно.

Сэм посмотрел на него. Дин не знал, что Сэм увидел, но он опять отвернулся и неохотно кивнул.

Облегчение затопило Дина. Этого было недостаточно, чтобы заставить его улыбнуться, но он очень старался.

- Так как насчёт чего-нибудь съёсть? Ты не голоден? - его энтузиазм увял, когда Сэм помотал головой. - Сэмми, тебе нужно поесть. Может, попозже? - Дин изо всех сил старался, чтобы голос звучал не слишком умоляюще.

Сэм стащил полотенце и неуклюже лёг на кровать. И смотрел, тяжело прикрыв глаза, как Дин укладывает его ноги, а потом вытягивает из-под него одеяло и укрывает его по плечи.

Дин прошептал, что теперь сходит в душ, и выпрямился. Он не знал, что ещё сказать; он боялся, что скажет: "Сэмми, я тоже чудовище", поэтому лишь слегка похлопал его по колену, поднимаясь.

- Дин, я...

Дин едва успел отойти на три шага, когда услышал слабый голос Сэма, зовущий его. Он немедленно обернулся.

- Да?

Сэм смотрел на него, его глаза были такими зелёными, непроницаемыми. Он приоткрыл рот, потом снова закрыл. И зажмурил глаза, выглядя расстроенным. Дин видел, как подрагивают его кулаки, стиснутые под одеялом. Сэм крепко сжал губы, так, что они превратились в едва различимую тонкую белую линию поперёк его лица.

- Всё в порядке, Сэмми. - Нет, не в порядке. - Отдыхай. Я тебя разбужу на обед.

Сэм один раз качнул головой.

Это всё, на что он мог сейчас рассчитывать. Дин снова повернулся и вошёл в ванную, нарочито медленно, надеясь, что Сэм окликнет его снова. Но он не окликнул.

Закрывая дверь, Дин заморгал от яркого света; потом зажмурился, так крепко, что слёзы выступили на глазах. В комнате было так темно - ни у одного из них не было сил искать выключатель, - и казалось, что каждое слово, каждый вдох высасывает окружившая их пустота.

Он сказал Сэму, что ему тоже нужен отдых. Это была неправда. В Дине бурлила энергия, взявшаяся неведомо откуда. Ему хотелось выйти вон, сесть в Импалу и поехать назад; даже если всё, что там теперь осталось - это пустое здание. Он хотел почувствовать дерево, разлетающееся в щепки под его кулаками, когда он разнесёт это место к дьяволу, комнату за комнатой.

Дин прислонился к двери, слушая, как капает вода из неплотно закрытого крана. Открыв глаза, он понял, что смотрит на тюбик мази и другие лекарства, которые Крейгс посоветовал ему взять. Дин ударил по губам тыльной стороной ладони. Он вспомнил реакцию Сэма - вернее, полное отсутствие всякой реакции, - когда Крейгс объяснил ему, почему он должен принимать эти таблетки. Но Дин знал, это не потому, что Сэму было всё равно. Он просто боялся думать о том, что это значит. Дин понимал, почему он стискивал руки на бёдрах, знал, почему Сэм даже не попрощался, когда они уходили. Он всё это понимал.

Он должен был сказать Сэму, что им обоим нужно принимать эти лекарства. Но почему - об этом невыносимо было даже думать, не то что сказать. "Сэм, я тоже сделал больно кому-то. Я кончил, думая о тебе". Поэтому Сэм сидел там, с трудом накладывая мазь, хотя это должен был сделать Дин, и принял пугающе большую горсть таблеток, потому что думал, что они для него одного.

Всё, что Дин должен был сделать - это сказать, что нет, не для него одного. Но он просто... просто не смог.

Дин разделся, с благодарностью избавившись от запахов склада и от тех запахов, которые ещё недавно исходили от Сэма. Шагнул в ванную, повернул кран душа, дожидаясь, пока вода станет тёплой; тёплой настолько, что ванную заполнит пар, скрывая предметы в раковине. Дин вытянул руки перед собой, упёрся ладонями в плитку и опустил голову. Он просто позволил воде стекать по нему.

Он не знал, как долго ему придётся стоять так, чтобы наконец почувствовать себя чистым.

 

26.

По большому счёту, тьма - это было не так уж и плохо. Когда окружающий мир скрыт от взгляда, можно притвориться, будто ничего не изменилось.

Дин сидел за столом, и монитор ноутбука был единственным, что освещало его измученное лицо и усталые складки вокруг глаз.

Обед прошёл в молчании. Дин заставил Сэма остаться в постели, дал ему растворимого супа и тост. Сам съел то же самое. Ни у одного из них этим вечером не было особенного аппетита.

Тосты были на вкус как зола, несмотря на масло и джем, но Дин всё равно их съел, когда увидел, что Сэм нерешительно откусил кусок. Он так и не сказал ни слова с тех пор, как окликнул Дина. И Дин никогда не думал, что этот день настанет, но он так тосковал по вечной сэмовой болтовне. Он не осознавал до этого дня, какой холодной и чистой может быть тишина. Она была звенящей, как в те времена, когда Дин охотился в одиночестве, и его единственным спутником была музыка, включенная на полную громкость, чтобы заполнить пустующую Импалу.

Сэм управился с половиной тоста, съел несколько ложек супа, и покачал головой, когда Дин предложил заказать ещё что-нибудь из закусочной неподалёку. Он задремал почти сразу после обеда (Крейгс предупреждал, что один из препаратов может вызвать сонливость), и Дин просто уселся напротив кровати, уставившись на экран и на чёрно-белые страницы "Фермонт-Пресс".

Некий аноним, говорилось в статье, направил местного шерифа в место, напоминающее сексуальный притон. Дин фыркнул - хорошее определение, хотя он бы выразился покрепче. Статья кратко сообщала, что здание оказалось пустым и заброшенным. Было найдено подтверждение тому, что там против воли держали людей. Вот и всё.

Иными словами, у них не было ничего.

Дин пристально смотрел на экран. Никакого упоминания об Уильяме и его дружках, живых или мёртвых. Ни слова о том, что нашли кого-то ещё.

- Куда же они тебя забрали? - спросил Дин у ноутбука. Потом ещё раз просмотрел статью, и нашёл ссылку на другую.

Надеясь получить больше информации, он нажал на ссылку. Он смотрел на иконку песочных часов, переворачивавшихся, пока загружалась страница, и думал, что Сэму тут чертовски понравится - с таким-то скоростным интернетом. И вообще, это был определённо шаг вперёд по сравнению с безвкусным интерьером и сомнительной чистоты простынями.

Квадраты таблиц и значки Х на месте изображений понемногу заполняли страницу. Когда иксы исчезли и квадраты заполнились, кровь застыла у Дина в жилах.

На него смотрели молодые мужчины. Заголовок гласил: "Список пропавших". Не было определённого типажа; не было предпочтения, блондины или брюнеты. Единственное, что связывало исчезнувших - все они были мучительно молоды, и либо только что приехали в город, либо были одиночками, которых никто не хватится, пока не станет слишком поздно.

Краткая статья предполагала, что должна быть какая-то связь. Дин почувствовал, как холод крадётся вдоль позвоночника, когда фотографии продолжили загружаться. Ему хотелось закрыть страницу, но он ждал, просматривая все данные, пытаясь уловить ещё что-нибудь общее. Ни одного свежего исчезновения за последние шесть месяцев.

Не считая, конечно, тех, о которых просто не стало известно.

- Чёрт, - выдохнул Дин. Он не мог больше смотреть на экран, и закрыл ноутбук, погрузив комнату во мрак. Потом поставил локти на стол и опустил голову на кулаки, зажимая ими глаза. Медленно выдохнул.

Он не должен продолжать в этом копаться. Какого хрена он продолжает делать это с собой? Они в нескольких часах езды от Фремонта. Дин не мог сделать ничего другого, кроме как рыскать по сети в поисках крупиц информации. Он знал, что если бы был там, то смог бы выбить правду из кое-кого. Он мог бы начать охоту на Уильяма и Энди, как на любого другого монстра. Только на этот раз его пистолет будет заряжен не каменной солью. Но он не мог заставить себя выйти через дверь, оставив своего брата здесь без защиты. Дин и так уже достаточно облажался.

Он поднял голову. И услышал дыхание, тихое и лихорадочное.

- Сэм?

Дыхание оборвалось, прежде чем возобновиться снова. Дин поднялся и подошёл к кровати. Глаза Сэма были распахнуты, он смотрел перед собой невидящим взглядом.

- Эй, - позвал Дин. Взгляд Сэма метнулся к нему. - Плохой сон?

Сэм помедлил, потом неохотно кивнул. И сдвинулся немного ближе к Дину.

Дин уселся на постели, вытянув ноги так, что они почти задевали Сэма. Сэм тут же отпрянул. Дину хотелось придвинуться к нему ближе, но он слишком хорошо помнил, как Сэм реагирует на прикосновения.

Рука Сэма лежала возле его бедра, и Дин очень осторожно накрыл её ладонью. Она была такой холодной под тёплой диновой рукой. Сэм вздрогнул, но не отбросил его руку.

- Помнишь, когда мы были детьми, - заговорил Дин, - и тебе снился кошмар, ты будил меня, и мы всю ночь смотрели телек. - Он коротко сжал холодную руку брата. Потом грустно усмехнулся. - Боже, что за фигню мы тогда смотрели.

Лицо Сэма вдруг оказалось рядом с его бедром. Дин задержал дыхание, когда брат умостился возле него.

- Спи, Сэмми, - Дин смотрел в темноту. - Я буду здесь. Буду рядом.

Сэм не ответил, но Дин ощутил, как брат вжимается в него всем телом. Рука, которую Дин накрывал ладонью, сдвинулась, легко обвиваясь вокруг его руки. Другая рука легла ему поперёк ног.

Что-то кольнуло в глазу, и Дин часто заморгал. Он чувствовал Сэма так близко: его тёплая щека у Дина на бедре, его дыхание щекочет кожу Дина там, где съехала и задралась рубашка.

Дин не знал, что ему делать. Он боялся спрашивать; он не осмеливался задать вопрос и, быть может, разрушить этим островок покоя, который, кажется, Сэм сейчас от него получил. Сэм не оттолкнул его, не содрогнулся от его прикосновения. Дин был готов сидеть так всю ночь напролёт. Он был счастлив, что есть хоть что-то, что он может сделать для Сэмми.

- Всё, что тебе будет нужно, - сказал Дин. Сэм прижался к нему сильнее, и, чёрт, глаза у Дина защипало. Он шмыгнул носом, резко протёр глаза и откинулся затылком на переднюю спинку кровати.

- Я никуда не уйду, Сэмми, - пробормотал он, чувствуя, как неровное дыхание Сэма замедляется, и хватка на руке Дина становится чуточку менее отчаянной. Постепенно Дин услышал, как его дыхание выравнивается.

Дин сидел там, глядя на очертания ноутбука во тьме. Можно было бы взять его, поработать ещё немного, но он боялся разбудить брата. Так что он просто сидел, слушая, как Сэм вдыхает и выдыхает. Вес руки Сэма, его длинных, изящных пальцев оказался более успокаивающим, чем Дин пожелал бы признать.

Дин думал, что не сомкнёт глаз; он стоял на часах, как когда-то, годы назад. Но тихое дыхание и теплеющая рука Сэма убаюкивали его, словно колыбельная. Измождённый разум наконец медленно выбирался из бешеной круговерти, энергия струилась по телу вверх и вниз, вытекая, словно кровь из перерезанного запястья.

- Я здесь, - пробормотал Дин, когда его веки, отяжелев, опустились. Кажется, он ощутил короткое сжатие на руке, но он уже упал слишком глубоко, чтоб удивиться этому, и лишь сжал руку Сэма в ответ, прежде чем тьма укрыла его тёплым покрывалом.

 

27.

...наверное, он должен был злиться, что с ним обращаются, как с ребёнком, но Дин ведь не забрался под одеяло, шепча ему на ухо колыбельную или сказку. Дин вообще ничего не сказал. Только поглаживал его сильной, надёжной рукой. Сэм глубоко вздохнул, позволяя этой руке унять дрожь, бившую его тело. Дин прошептал, что никогда не обидит его, и Сэму так хотелось в это поверить. Он так хотел верить, что боль, которую он испытал, никогда больше не вернётся. А даже если и так, у него есть Дин. Всё будет хорошо. Сэм открыл рот, чтобы сказать это, но тут глаза Дина внезапно расширились в ужасе и отвращении, словно он увидел Сэма впервые, и его рука отдёрнулась. И Сэм смотрел, как он уходит - даже не обернувшись, когда Сэм прокричал его имя...

Сэм открыл глаза. Он лежал неподвижно, позволяя кошмару поблекнуть, а крови угомониться. В окно сочился свет - уже наступило утро. Сэм не хотел, чтобы наступало утро. Оно означало, что ещё один день прошёл; он стал на день старше, и ещё один день провёл в грязи и позоре.

Он сморгнул влагу с глаз. Он не шевелился, глядя перед собой и просто дожидаясь, пока зрение прояснится. А потом вдруг с болезненной резкостью осознал, что не один.

Задыхающийся звук обжёг ему горло, и Сэм попытался отодвинуться. Но то, что его держало, не разомкнулось; хватка вокруг плеч стала чуть крепче, чья-то рука давила ему на талию.

Он ощутил слабый пряный запах лосьона после бритья и успокоился. Взглянув вверх, Сэм понял, что может разглядеть челюсть Дина. Сэм лежал у него под боком, его щека покоилась у Дина на груди, а Дин упирался подбородком ему в темя. Голова Дина была повернута к Сэму, будто он пытался расслышать, что хочет сказать ему брат. Сэм не знал, что он может сказать, не уничтожив этим себя или их обоих. Молчание было меньшим из зол. Если он будет лежать тихо, никто не узнает, что он проснулся, никто не... использует его. То, что ему хотелось сказать, он сам не был готов услышать; и Дин тоже не был готов услышать. И не услышит - уж Сэм-то об этом позаботится. Справиться с этим будет легче. Вина душила его, и он так хотел сказать Дину, что тот ни в чём не виноват.

Но это значило бы признать, что всё случилось на самом деле.

Дин спал, крепко обнимая Сэма обеими руками, закинув ногу поверх его ног. Мягкое тихое дыхание шевелило Сэму волосы. Спокойное, ровное и просто здесь.

В первый миг Сэму захотелось отстраниться. Его первым порывом было поскорей отодвинуться, пока Дин не почувствовал запах... всего. Но на самом деле он понимал, что этого быть не может. Он видел розоватую воду, стекавшую в водосток прошлой ночью. Он всё с себя смыл.

Он так хотел бы всё с себя смыть...

Это было слишком просто - вот так остаться в его руках. Не думать о смутных лицах и искажённых голосах, убедить себя, что их и не было никогда. Он не хотел думать о том, что каждое прикосновение кажется ему чем-то неправильным, как будто к нему прикасается кто-то другой, не Дин. Он не хотел думать о том, как до странного уютно ему было в этот миг: твёрдое намерение сейчас же убраться прочь сменилось мягким "останься". Словно это могло стереть прошлый день; изгнать голоса, которые - он не знал даже, не приснились ли ему...

Сэм глубоко вздохнул, чувствуя, как грудь Дина поднимается и опускается под его щекой. И понял, что каким-то образом переступил черту; так же, как месяц назад, когда между ними случилось то неуклюжее, пьяное обжимание... То, о котором забыл Дин; то, о котором Сэм не мог перестать думать.

Наверное, всё, что случилось, было наказанием ему за это.

Закрывая глаза, упиваясь сознанием того, что это объятие не принесёт никакой боли, Сэм вдохнул и выдохнул в едином ритме с дыханием Дина. Всего на одно мгновенье, сказал он себе. Всего на одно мгновенье подумать, что так хорошо ни о чём не думать.

И всего на одно мгновение, он забыл.

 

28.

...он знал это тело; запах, ощущение силы под гладкой кожей, стройные мускулы, до которых так хотелось дотронуться. Он знал это тихое жаркое дыхание во тьме. Его рука обвилась вокруг, нежно двигаясь вверх-вниз, и было так изумительно ощущать, как плоть подёргивается и твердеет в его ладони. Это всё было для него. Он сделал это возможным. Едва различимые стоны заполнили тьму, и, словно свеча, озарили окружающий мрак. Он взглянул вверх, пытаясь рассмотреть лицо...

Но потом он проснулся.

Дин понял, что что-то не так, в ту самую секунду, как открыл глаза. Во-первых, спина и шея болели просто адски. Во-вторых, на нём не было одеяла. Или, по крайней мере, на его постели. Сведя вместе сухие губы, Дин осмотрелся и увидел пустую кровать. Что за чёрт?..

Вот в этот-то миг он почувствовал что-то тяжёлое и тёплое у себя под правым боком. Дин вздрогнул, но тут же расслабился, узнав комнату; ни камер, ни прожекторов, ни развратного голоса, шипящего в ухо. Его плечи обмякли, Дин сонно огляделся.

И застыл.

Он лежал поперёк кровати; кровати Сэмми. Плечи и затылок упирались в спинку, что, безусловно, объясняло тугие жгуты, натянувшиеся вдоль его шеи.

Сэм лежал у него на груди, крепко прижимая ухо к диновым рёбрам, мягко приподнимаясь и опускаясь в такт с его дыханием. Он всей длиной своего тела обвился вокруг брата, длинные ноги - о, Господи, - перепутались с ногами Дина, и рука Дина лежала у него на плечах.

"Что ты делаешь? Отъебись от него сейчас же! "

Собственный голос завопил у Дина внутри, и Дин подскочил и отдёрнул руку, будто обжегшись. Это было опрометчиво - глупо, Дин - Сэм соскользнул на кровать, глухо ударившись головой о матрац. К счастью, он лишь повёл бровями, перевернулся на другой бок и снова уснул.

Дин скатился на пол, приземлившись прямо на задницу. Выдохнул ругательство и, неуклюже выпрямившись, подковылял к своей кровати. Глядя пристально и ошеломлённо на спину своего брата, Дин внезапно понял, чьё лицо видел в последнем сне.

Какого чёрта? Какого ЧЁРТА?!

Что с тобой творится, Винчестер?

Шатаясь, Дин прошёл в ванную и открыл холодную воду. Он не стал зачерпывать её, просто дождался, пока она заполнит раковину, и резко опустил голову, погрузив в воду целиком. Капли брызнули на зеркало; стены шатались, когда он вскинулся и яростно потряс головой. Потом закрутил кран и уставился на своё пепельно-серое отражение.

Почему ему снился Сэм? Господи, почему он обнимал Сэма? Дин помнил, что устроился на кровати брата, как делал, когда они были детьми. Он выпрямился - и внезапно понял, что его член наполовину возбуждён, в трусах стало тесно. Дин тяжело грохнулся на опущенную крышку унитаза. Раздался глухой звук удара, копчик пронзило иглами, но всё, что Дин чувствовал сейчас - это тяжесть между ног.

Дин вцепился руками в голову и наклонился вперёд. Он задохнулся, голова пошла кругом.

Боже, неужели Сэму мало проблем? Как он смеет сейчас делать с ним такое?!

...тепло вокруг члена, обрамляющее, растянутое; как будто вокруг него бьётся чьё-то сердце...

Дин рухнул на колени, отбросил крышку и согнулся над унитазом. Блевать было по сути нечем, но Дина мутило, и его вывернуло так, будто из горла извергалось битое стекло. Когда всё, что могло выйти, вышло, Дин осел на пол, утирая рот тыльной стороной ладони.

Дверь ванной приоткрылась. Дин подскочил и клацнул зубами, стукнувшись головой об ободок унитаза. Он повалился вперёд, схватившись обеими руками за затылок.

- Твою мать... - Дин застыл, услышав, как поворачивается кран, и увидев перед собой бумажный стаканчик.

Он взглянул вверх. Сэм стоял, упираясь в раковину, и молча протягивая ему стакан воды.

Дин прополоскал рот, потом сделал глоток, осторожно откинулся назад и посмотрел на Сэма.

- Спасибо, - с усилием сказал он. И нахмурился, заметив, как тяжело сутулится Сэм. - Ты не должен был вставать, - обеспокоенно сказал Дин. Надо было подняться, но он слишком остро чувствовал не до конца опавшую эрекцию. Впрочем, ничто не охлаждает возбуждение лучше, чем осознание того, что ты лапал своего младшего брата, пока тот спал. Это самое последнее, что нужно Сэму. Твою мать, какого хрена Дин вообще приставал к нему? Дин стиснул колени, положив на них запястья.

- Не надо тебе быть на ногах, - сказал он. Он смотрел на Сэма снизу вверх, чувствуя, как ноет затёкшая шея.

Сэм нахмурился. Приоткрыл рот, странное выражение скользнуло по его лицу, и рот снова закрылся.

- Я в порядке, - Дин выдавил усмешку. - Похоже, один из тех супчиков был просрочен. - Он сухо засмеялся. - В наши дни даже растворимому супу доверять нельзя.

И опешил, увидев, как лицо Сэма темнеет, замыкается, словно захлопнувшаяся дверь. Отчаяние окрасило его глаза светло-карим.

- Сэм? - Дин нерешительно приподнялся. И испугался ещё сильнее, когда Сэм отступил назад, прочь из ванной. - Сэмми?

К тому времени, когда Дин добрался до двери, Сэм уже снова съёжился на кровати. Он отвернулся от Дина, свернувшись вокруг мятого круга, который остался там, где он лежал раньше. Дин глубоко вздохнул, тоскуя по его плечам под своей рукой, и вернулся в ванную.

Он запер дверь и уселся на крышку унитаза. Какого дьявола с ним творится? Он посмотрел на дверь. Он помнил, каким было ощущение Сэма в его руках. Оно было чертовски правильным. Просто блеск, сперва он изнаси... обидел какого-то безликого, безымянного парня, а теперь ещё это...

- Блядь, - выдохнул Дин и зажал глаза рукой. Становилось всё трудней и трудней дышать, стоять прямо, думать. Он снова со свистом втянул воздух. - Блядь.

 

29.

Теперь Сэм просыпался от своих кошмаров молча.

Дину не в новинку были ночи, когда Сэм просыпался и резко садился в постели. Это всегда были обычные подозреваемые: Джессика, мама, Желтоглазый Демон. Что-то всегда выдёргивало Сэма из сна. И Дин садился рядом. Иногда Сэм просыпался сразу, иногда продолжал парить между явью и остатками сна. Дин говорил с ним обо всём подряд: об охотах, прошлых и будущих, о демонической кошке, пугавшей туристов в сортире, о чём угодно, что, как он думал, могло успокоить Сэма и позволить ему снова забыться сном.

Но теперь единственным, с чем просыпался Сэм, был короткий вздох или едва заметно меняющееся дыхание. И он просто оставался в постели, глядя в потолок, его тело было напряжённым и негнущимся, словно он собирался сорваться с места и убежать. И он больше никогда не звал Дина из темноты.

Дин пытался к этому привыкнуть.

Сам он вообще мало спал. Оказалось, что ночь - благоприятное время для множества нежелательных воспоминаний. Ощущения, голоса, прикосновения, которых он не должен был хотеть, лицо, которого он не мог разглядеть, неотрывно преследовали его каждую ночь. Не сны. Надо ведь спать, чтобы видеть сны, верно? Так что кончалось всё тем, что он лежал и слушал слабые звуки нового кошмара, о котором Сэм ему ничего не скажет.

Поэтому в конце концов Дин садился на свою кровать с ноутбуком на коленях и тихо просматривал новостные сайты, надеясь, что стук клавиш сумеет прогнать эти образы из его головы.

Он всё ещё помнил гладкую кожу, пахнущую сексом, под своими руками. И время от времени потирал ладони о джинсы, как будто грубая ткань могла стереть эту память.

Однажды он услышал, как Сэм отчаянно пытается подавить рвущиеся стоны, и тогда Дин подошёл и сел на его постели. Он ничего не говорил, позволяя Сэму самому решить, хочет он придвинуться ближе или нет. И сидел так, пока Сэм не провалился снова в тревожный сон. Тогда Дин дополз до собственной кровати. Он не мог рисковать тем, чтобы свалиться и уснуть рядом с Сэмом; не мог допустить, чтобы случившееся в прошлый раз повторилось снова. Так что он просто лёг на свою кровать и смотрел с неё на Сэма, глядя, как он спит, пока усталость не подарила ему несколько часов тяжёлого забытья без сновидений.

Похоже, они оба были вымотаны до предела.

Дин украдкой глянул на Сэма поверх чашки с кофе. Сэм передвигался с некоторым трудом. К облегчению Дина, он не проявлял желания выйти из мотеля; хотя даже если бы и проявил, Дин бы его не выпустил. Ни один из них не ступал шагу за пределы этой комнаты уже полторы недели. И Дина это вполне устраивало.

Однако бывали минуты, когда Дин смотрел в узкое окно на машину, припаркованную напротив мотеля. Прикидывал, как быстро он смог бы доехать до Фремонта, и как быстро смог бы вернуться, представлял себе наиболее короткие маршруты. Но он видел, как вяло передвигается Сэм, с каким трудом и как ненадолго он концентрируется на чём бы то ни было, как часто сидит на кровати, глядя на одну и ту же страницу потрёпанной книжки в бумажной обложке, которую он читал... до того, как всё произошло. И Дин просто не мог сделать это. Он не мог сказать Сэму, что уедет на день, или солгать, будто идёт на охоту. Поэтому Дин превратился в тень; единственной темой для разговора - если, конечно, можно назвать разговором односторонние фразы, остававшиеся без ответа - было то, закажут ли они обед в номер или сделают сандвичи из запасов, которые накупил Дин.

Это было не то, к чему он привык. Ожидание ощущалось так, будто он задержал дыхание: воздух медленно уходил, осушая лёгкие, но всё так же не было ни малейшей надежды на вдох. Дин уже не знал, уйдёт ли это клаустрофобическое чувство хоть когда-нибудь.

Но сейчас, в эту минуту, Сэм как будто проявлял интерес к тому, что смотрел. Он сидел на кровати, скрытые тенью глаза смотрели на экран телевизора, показывавшего местные новости. Перед этим был политический канал, а ещё раньше - сериал про домохозяйку, заделавшуюся детективом. Дин уже давно бросил свои обычные комментарии, которыми сперва надеялся пробить стену сэмового молчания. Дин снова принялся изучать сайты, грустно подумав, что ни разу не проводил за этим так много времени с тех пор, как Сэм вернулся к охоте.

Он опять читал "Фремонт-Пресс". Новостей по развитию дела не было; ни новых исчезновений, ни информации о найденных людях, пропавших раньше. "Чёртовы бездельники", - подумал Дин. Жажда вернуться и всё выяснить самому становилась почти нестерпимой. Он сжимал кулаки с такой силой, что они болели. Каждый день нетерпеливая дрожь, вызванная лихорадочным желанием сделать хоть что-нибудь, струилась по его телу вверх-вниз. Дин должен был присматривать за Сэмом, пока тот поправляется - было всё ещё больно смотреть, с каким трудом он ковылял по комнате, - и вдруг он поймал себя на том, что лихорадочно постукивает ногой по полу. Дин подозревал, Сэм знает, что он пытается делать. Иногда он ловил на себе взгляд брата поверх ноутбука - с почти пугающим выражением, словно Сэм хотел узнать что-то, но боялся услышать ответ на вопрос, который не мог заставить себя произнести. Дину тоже было знакомо это чувство.

Дин поглаживал пальцами мобильный телефон, зажатый в ладони, и размышлял. Получит ли он хотя бы ответ от отца?.. Раньше ни разу не получал. И что он вообще ему скажет? Слова застревали в горле. Как ни формулируй, прозвучало бы очень хреново; и ничто на свете не могло смягчить это и заставить звучать лучше.

Кружка с кофе глухо стукнулась о поверхность стола, телефон последовал за ней. Сэм поморщился, но не оторвался от телевизора.

- Опять новости смотришь? - спросил Дин. Отсутствие ответа не удивляло - Дин его и не ждал. - Никогда не думал, что ты новостеман, братишка.

Тишина. Он сжал кулаки. Порой ему хотелось вколотить в Сэма немного чувства; схватить его за плечи и вытрясти из него хоть одно грёбаное словечко. А потом обнять и сказать, что всё будет в порядке. Если он скажет это достаточно много раз, может быть, он и сам в это наконец-то поверит.

Сдавшись - вот уж никогда он не думал, что будет так тосковать по сэмовой болтовне, - Дин хмуро вернулся к ноутбуку, покачиваясь на задних ножках стула. Сэм - грёбаный компьютерный гений, он мог бы без труда хакнуть сервер местного полицейского участка. Но разве можно сейчас просить его о таком? Дин мысленно покачал головой. Нет, придётся поискать другой путь.

- Дин...

Задыхающийся голос, хриплый от бесконечно затянувшегося молчания, ошеломил Дина. Стул тяжело опустился - мгновенье казалось, что он сейчас сломается - и Дин резко вскинул голову.

Сэм смотрел на экран в потрясении, и ещё с чем-то, чего Дин не мог описать. Сэм подался назад, упираясь в спинку кровати, так, будто телевизор собирался прыгнуть с места и напасть на него.

- Сэм? - Дин вскочил на ноги, через миг оказавшись рядом с братом. Сэма трясло, и Дин быстро посмотрел на экран. О нет. Сердце гулко ударилось о рёбра. Дин выхватил пульт из бессильных пальцев Сэма и, едва удерживая его онемевшей рукой, увеличил звук.

"...тела опознаны как Лео Картер и Старк Дэвис, ранее осуждённые за сексуальные преступления. Полиция не сообщает, были ли они связаны со складом в Фремонте, где две недели назад был совершен обыск. Тела обнаружены в болоте Тонте, которое в настоящее время осушается с целью поиска других тел.

К другим новостям..."

Он как будто снова оказался в одном из своих кошмаров.

Телевизор мерцал, шипя приглушённым звуком, пока Сэм переключал каналы. Он изо всех сил старался игнорировать встревоженный взгляд Дина. Ему хотелось сказать Дину, чтобы он прекратил. От этого взгляда у Сэма по коже бежали мурашки, и он покрывался грязью, которая с него никогда уже не сойдёт. Смотрят, всё время смотрят. Не смотри. Не смотри. В какой-то миг ему захотелось закричать это изо всех сил: пусть он прекратит, потому что это не он смотрят, это они смотрят, и он никогда не сможет отскрести эти взгляды от своей кожи. Но он не мог говорить. Не хотел говорить. Что вылетело бы из его рта? "Пожалуйста, хватит, не надо больше," - вот и всё, и его тошнило от этого. Тошнило от того, что он боялся прикосновений Дина, и от того, как же ему хотелось этих прикосновений.

Сэм наблюдал за сменой цветных вспышек, складывавшихся в визуальные сообщения, до которых ему не было никакого дела. Но всё лучше, чем смотреть на расплывчатые, смутно знакомые лица, не уходившие от его взгляда; лица, руки, боль. Господи, да уйдут ли они когда-нибудь?

Экран не отвечал, монотонно мигая вспышками лиц и слов, ничем не цепляя сознание Сэма, пока...

В комнате внезапно как будто не стало воздуха. Область его зрения сузилась до размеров экрана.

...он рванулся, когда они растянули его отяжелевшие конечности, силой ставя на четвереньки. Лягнул вслепую, и даже подумал, что попал, но тут Старк присел перед ним на корточки. Грубые, огромные руки обвились вокруг его горла...

Нет, нет, нет. Дин сказал, что они больше никогда не тронут его.

...он не слышал, что они говорили; кровь шумела в ушах, когда его снова швырнули на колени. Старк был перед ним, его руки выжимали воздух их сэмовых лёгких, притягивая его лицо к обнажённому паху...

Он смотрел, широко распахнув глаза, в таком ужасе, словно они могли увидеть его и понять, где он находится. Сэм попятился назад, и его плечи вжались в спинку кровати. Он был в ловушке.

...он запаниковал, почувствовав мускусный запах эрекции, и попытался отвернуться. Но руки Лео были на его заднице, и сильный толчок в израненное отверстие швырнул его вперёд. Он закричал, или попытался закричать, когда Старк жарко толкнулся ему в рот. Кто-то должен был остановить это. Они разрывали его на куски. Дин... Дин, Господи, кто-нибудь, помогите...

- Дин... - стон был таким тихим и жалким.

Мелькнула тень, кто-то оказался с ним рядом. Он повернулся к угрозе и увидел широкую спину Дина. Что-то вырвали у него из руки, и звук внезапно стал громче.

"...тела опознаны как Лео Картер и Старк Дэвис, ранее осуждённые за сексуальные преступления. Полиция не сообщает, были ли они связаны со складом в Фремонте, где две недели назад был совершен обыск. Тела были обнаружены в болоте Тонте, которое в настоящее время осушается с целью поиска других тел.

К другим новостям..."

Тела?

Слова просочились в его сознание, комната прояснилась и стала ярче. Сэм понял, что Дин держит его за плечо, обеспокоенно глядя на него, шевеля губами. Дин разговаривал с ним?

- ...вынужден, Сэмми. И они никогда больше тебя не потревожат, - потемневшие глаза Дина были прикованы к его лицу. Он как будто ждал от Сэма ответ на вопрос, которого тот не слышал.

- Мертвы? - с запинкой сказал Сэм, пытаясь уложить в рассудке это слово. Не вернутся?..

- У меня не было выбора, Сэм. Я вырвался, они дрались со мной и... - Дин сглотнул. - Другого пути не было, я должен был выбить из них правду о том, где...

Правду?

Воздух как будто выдавили из его груди. Правду? Правду о чём? Что они ему сказали? Они рассказали всё? Сэм стал задыхаться.

- Что такое? - ладони Дина схватили руки Сэма, и его брат оказался перед ним. - Сэм?

- Что они тебе сказали? - прохрипел Сэм. Нет. Дину нельзя говорить. Он не должен знать. - Что они сказали? - Свет в комнате замигал, стены обвисли и исказились, словно в безумной картине Сальвадора Дали.

Но Дин этого, кажется, не заметил, и мягко потряс его за плечо.

- Что? Я не...

- Не слушай их, - выдохнул Сэм; грудь ему продолжало сжимать тисками. Дин не должен знать. Того, что сделал Сэм, того, что сделал Дин. Этого не было. Этого не было!

- Не слушай их, - снова и снова умолял Сэм. Ложь, всё это ложь. Дин наклонился к нему ближе. Господи, почему он не чувствует, что комната плавится, что воздух превратился в огонь? Каждый вздох обжигал, но Сэм продолжал умолять Дина. Он вдруг почувствовал, как его тянут. Нет! Они опять собираются...

Обезумев от отчаяния, Сэм сгрёб рубашку Дина обеими руками, чудовищно ясно осознавая, что в любой миг они могут снова забрать его и...

- Сэм? - голос Дина звучал теперь совсем близко. В нём была паника. - Сэмми?

- Не слушай их, - прошептал Сэм; что-то горячее струилось по его лицу. Он крепче сжал кулаки. - Неслушайнеслушайнеслушай...

Его уносило прочь. Может быть, навсегда. Дин...

- Сэмми, дыши. Успокойся, всё хорошо. Вдохни глубже, Сэ... нет! Проклятье, нет, оставайся со мной!

Он хотел бы остаться. Но Лео и Старк смотрели на него поверх плеча Дина, они окружили его, они делали больно. Дин, мне больно...

Этого было слишком много - пытаться дышать и держаться за Дина. Он чувствовал, как Дин его трясёт, слышал, как он кричит, широко распахнув полные страха глаза. Но Сэм не мог спросить, почему; его рот открылся, но оттуда не вылетело ни звука. Комната стала темнеть по краям, и тьма сжирала всё, сужаясь, пока не обхватала Дина. Амулет качался перед его грудью, и это было последним, что увидел Сэм, прежде чем его опять забрали.

 

30.

Он снова мог дышать.

И ещё он чувствовал свежие простыни, подоткнутые вокруг тела. Он сидел, под спину ему были подложены подушки, облегчая дыхание. Он чувствовал просторные очертания хлопковой ткани на своём теле. Слава Богу, он был одет.

Он неохотно открыл глаза. Во рту было клейко, тело ощущалось так, будто не принадлежало ему больше. А может, оно ему вообще никогда не принадлежало.

Как и всегда после пробуждения, Сэм прислушался к своим ощущениям. Та же самая ненавистная боль в том же самом постыдном месте, которое не должно болеть. Не у мужчины. Не в том случае, если он достаточно силён, чтобы сопротивляться. Не в том случае, если бы Дин не...

Его дыхание оборвалось, глаза увлажнились. Нет, не думай об этом. Дин ни в чём не виноват. Он не знал. Дин никогда бы не сделал ему больно. Сэм знал, что Дин был бы бережен с ним, это никогда не сделало бы ему настолько больно. И если бы это доставило Дину такое наслаждение, как раньше, тогда Сэм бы несомненно...

Ха. Ну и фантазии у тебя. Ты такой испорченный, Сэм.

Сэму хотелось снова уснуть. Попасть в ничто, где были сны о чём-то хорошем: о Джесс, о Дине, о тех недолгих годах, когда Сэм верил, что их жизнь может быть нормальной, и снова о Дине. Это было место, где он не был запятнан, истерзан, измучен стыдом и отвращением к себе. Здесь, в этом месте, Сэм помнил, как губы Дина на его губах не казались чем-то неправильным. Здесь, в этом месте, Дин тоже помнил ту ночь. Здесь, в этом месте, случившееся между ними было не из-за... а потому, что они этого оба хотели, потому что это не было неправильным, потому что...

Сэм просто хотел бы никогда не просыпаться.

- Эй.

Матрац под ним прогнулся. Сэм поднял мутный взгляд на усталое лицо Дина.

- С возвращением, - хрипло сказал Дин, садясь с левой стороны кровати. Он всё ещё был в своей чёрной футболке и красной клетчатой рубашке; его лицо было бледным, по тёмным кругам под глазами Сэм понял, что Дин провёл ночь без сна. И ему определённо следовало побриться. Почему? Почему Дин выглядит так, будто...

Ох.

- Полегче, - Дин подтянул одеяло на его груди, потом похлопал по нему ладонью. - Ты теперь в порядке. Просто небольшой приступ паники.

"Просто"? Это не казалось таким уж простым, судя по тени, лежавшей у Дина на лице.

Лица Лео и Старка всплыли перед ним, и Сэм затошнило. Он подавился.

Дин забормотал, растирая плечо Сэма, пока тот не кинул на него странный взгляд. Дин резко убрал руку и снова слегка похлопал ладонью по одеялу.

- Всё хорошо, Сэмми.

Нет. Не хорошо. Но Сэм не возразил ему. Как он хотел бы,. чтобы Дин сейчас не отдёргивал руку, так, словно его оттолкнули...

- Значит, они мертвы, - прошептал Сэм. Это не было вопросом. Ритмичное похлопывание по его руке оборвалось.

- Да, - неловко ответил Дин. - Мертвы.

Сэм вопросительно взглянул на него. Дин тяжело вздохнул и отвернулся.

- У тебя не было выбора, - сказал Сэм. Дин знал, как он относится к убийству людей, особенно - несверхъестественных. Но сейчас он не ощущал ни малейшей тени сожаления. Только не о них. Ни об одном из них.

Дин обернулся, удивлённый, но с некоторым облегчением в глазах. Сэм ощутил укол вины. Неужели это грызло Дина всё это время?

- Дин... - Сэм боялся спросить. - Что... - Он сглотнул. - Что случилось?

Тишина была оглушающей. Какая ирония: теперь уже Дин не хотел говорить с ним. Он смотрел на Сэма, будто боясь, что любое сказанное им слово его сломает. Возможно, он был прав. Но несмотря на заполнявшую Сэма тьму, он слишком ясно осознавал тот мрак, с которым отчаянно боролся его брат. Дин целыми днями не отрывался от ноутбука, торопливо закрывая его всякий раз, когда Сэм просыпался. И иногда Сэм замечал, как Дин смотрит на него с неописуемым выражением; как изучает его, когда думает, что Сэм не видит.

Дин обвёл комнату взглядом. Потом снова начал похлопывать Сэма по руке. И каждый новый ровный хлопок поверх одеяла всё сильнее погружал его в чувство, в котором Сэм внезапно узнал покой.

Тихим и невыразительным голосом Дин рассказал Сэму всё: про Старка, про воду, про его план. Дин остановился, когда Сэм вздрогнул при описании Старка. Со свистом втянул воздух, запустил руку Сэму в волосы, рассеянно взъерошил их, как делал, когда Сэм был младше. Потом продолжал, и всё тем же ровным голосом описал свою встречу с Лео. Он часто останавливался, словно старательно взвешивая слова.

- А потом я нашёл тебя, - закончил он, запинаясь, не глядя на Сэма. Потом вдруг резко выдохнул и опустил руку. - Слушай, Сэм, я убил их. И я совру, если скажу, что жалею об этом, - Дин поднял на него глаза. Его тёмный, напряжённый взгляд поразил Сэма. - Потому что я не жалею.

Сэм деревянно кивнул. Он погрузился в подушки, по необъяснимой причине чувствуя себя измученным. Как это возможно, ведь он же только что проснулся?

- Сэм? - Дин разглядывал его, слегка нахмурившись. - Слушай, я знаю, как ты относишься к убийствам...

- Ничего, - перебил Сэм. Выражение лица Дина было бы забавным, если бы не было таким печальным. - Я понимаю...

Он сглотнул и встретился взглядом с братом. Дин пристально смотрел на него в течение долгого мгновения, пока напряжение в его плечах, которое Сэм заметил только теперь, не ослабло.

- Да. Я тоже, - выдохнул Дин. Он снова сел рядом с Сэмом, подтянув одно колено, положив на него локоть и глядя прямо перед собой. Сэм изучал эмоции, сменявшие друг друга на его лице. Он знал, о чём думает Дин. Он догадывался. И это пугало его.

- Дин, - он попытался снова, голос стал низким и хриплым. - Что... что они тебе сказали?

Зелёные глаза хмуро посмотрели на него. Сэм ощутил, как ему сводит кишки. Что он видит в глазах Дина прямо сейчас?

- Сэм, я знаю, - сказал Дин тихо.

Сердце гулко ударилось о рёбра.

- Что? - задохнулся Сэм. Стены комнаты затряслись.

- Я знаю, что случилось... случилось с тобой, - проговорил Дин. Он слегка повернулся к Сэму. - То, что они... - Дин сжал губы, его рот превратился в полоску.

Сэм ощутил дурноту. Пальцы, руки снова ползли по коже.

- Они тебе рассказали? - Рассказали Дину, как они брали Сэма, как много их было - тех, кто использовал его, будто игрушку, и как Дина заставили... - Рассказали всё?

- Нет, - Дин покачал головой. - Но они сказали... достаточно. И я видел, как... Лео смотрел на экранах... - Он повернулся к Сэму, его лицо исказилось от горя. - Господи Боже, Сэм, если бы я только знал. Они обещали, что... - Дин сжал кулаки. - Они сказали, что не тронут тебя!

Сэм опустил голову. Глаза ему жгло, горло сжималось. Они и ему обещали то же самое, если Сэм... Он крепко зажмурился, его плечи тряслись. Боже, ему было так холодно.

- Чёрт, я не хотел... Чёрт... - Дина схватил его предплечья с такой силой, что, Сэм был уверен, на них останутся синяки. - Сэмми, мне так жаль, - хрипло сказал он.

Сэм потряс головой. Она слишком отяжелела, чтобы её поднять, он слышал горе в голосе Дина, и оно наклоняло его голову ещё ниже, словно какая-то огромная тяжесть давила ему на затылок.

- Ты всё знаешь? - задушенно проговорил он. Что смотрел Лео, и что видел Дин? Знал ли Дин, что они с Сэмом... Боже, как может его брат смотреть на него после всего этого?!

Дин притянул его к себе, и поникшая голова Сэма ткнулась ему в грудь. Подбородок Дина упёрся ему в макушку. Сэм автоматически вскинул руки и вцепился в бицепс брата. Он чувствовал пальцами ярость Дина, пульсирующую под кожей, напряжение, растущее в его руке, так, словно он собирался ударить кого-то. Сэму почти хотелось, чтобы Дин ударил его.

- Мне так жаль, - пробормотал Дин, обхватив Сэма и нависнув над ним, словно защищая от дождя. - Я знаю, сейчас это для тебя не имеет особого смысла, но мне так дьявольски жаль.

Сэм проглотил всхлип, крепко сжимая руку Дина, дрожа всем телом.

- Они... они меня заставили... - Он не мог это сказать. Он не мог об этом думать.

- Я знаю, - в голосе Дина звучало отчаяние. Он прижал Сэма к себе ещё крепче, так, что щека брата вжалась ему в ключицу. - Я знаю.

- Дин, это б-больно. - Неправда. Не всегда. Сэм содрогнулся, как наяву ощутив прикосновения, зажигавшие холодное пламя на его коже. Он застонал, вспомнив боль, когда эти пальцы спустились ниже. И затрясся всем телом, когда они застыли на его ягодицах.

- Ш-ш... больше не будет больно. Клянусь.

Как Дин может смотреть на него? Он грязный. Сэм чувствовал себя таким грязным. Они превратили его в грязную шлюху...

Наверное, он сказал это слишком громко, потому что Дин зарычал ему в волосы. Теперь он сжимал Сэма сильно, почти грубо, потянул его вверх, пока щека Сэма не оказалась у него на плече. Дин вжался лицом ему в волосы, тяжко дыша.

- Не называй себя так! Ты не такой. Ты не такой! - горячо шептал Дин ему в ухо. - И неважно, что они сделали с тобой. - Он прижимал Сэма так крепко, что Сэм слышал биение его сердца напротив своей груди. Оно бешено колотилось, в точности как его собственное. Сэм всхлипнул, и Дин снова шикнул, легонько поцеловав его волосы у виска.

- Ты всё ещё Сэм. Всё ещё мой младший братишка-переросток, заноза в заднице. - Голос Дина окреп. - Это ничего не меняет между нами. Слышишь меня? Что бы там ни было, Сэмми.

"Неправда. Меняет," - смутно подумал Сэм. Потом закусил губу и просто позволил себе чувствовать дыхание Дина, сильные и надёжные руки вокруг своего тела, державшие его так крепко, будто поймали во время падения с края пропасти. Сэм цеплялся за Дина сейчас так отчаянно, словно это была его единственная надежда спастись из бездны, заполненной болью и унижением, которых он не хотел. И это было не оттого, что они сделали с ним.

Это было оттого, что сделал он сам.

 

31.

Жёлтый шмат теста на тарелке, говоря по правде, не возбуждал особенного аппетита: белый в центре, коричневатый по краям, застывший кособокой массой. Однако Дин счёл своим долгом отковырнуть вилкой ещё один непрожаренный кусочек.

Похоже, тот выпуск новостей стал для Сэма катарсисом. Дин надеялся, что сказанное им взломало наконец замок тюрьмы, в которой Сэм заперся от него (впрочем, часть Дина сознавала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой), и вернуло ему какую-то тень прежнего Сэма.

В следующие несколько дней Дин заметил, что Сэм стал немножко более отзывчивым. Лишние полслова то там, то тут. Быстрая короткая улыбка, когда Дин что-то говорил и Сэм думал, что Дин его не видит - но она была, эта улыбка. Слабое мерцание того, что было раньше Сэмом Винчестером, его Сэмми. И Дину хотелось обнять его, сжать, и закричать, что те ублюдки не забрали у него всё, что было Сэмом.

Сегодня Дин проснулся за ноутбуком - он опять уснул за столом - и увидел, что Сэм молча готовит завтрак из полуфабриката, который Дин прихватил, затариваясь в маркете возле клиники. Сэм коротко посмотрел на него и слегка кивнул в ответ на диново сонное и озадаченное "С добрым утром".

Завтрак, сделанный Сэмом, его Сэмми, стоял на столе, и Дин знал, что набросился на еду с несколько преувеличенным энтузиазмом. Но он был готов съесть хоть собственные ботинки, если бы Сэм их ему приготовил. И несмотря на то, что непрожаренное тесто липло к нёбу и язык вязнул в нём, Дин умял два куска, прежде чем взглянул вверх.

- Круто, - сказал Дин с набитым ртом. - А я собирался сегодня опять сварганить овсяные хлопья с тостами, как всегда.

Он сделал большой глоток кофе - вот в этом Сэм всегда был хорош - и отлепил языком тесто, прилипшее к зубам. Потом сверкнул на Сэма улыбкой. Сэм ответил робким подёргиванием уголков губ, а потом уставился в свою тарелку.

- Я подумал, перемены нам не повредят, - сказал Сэм почти неслышно. И бросил на Дина взгляд из-под упавшей на глаза чёлки, прежде чем снова опустить глаза и отделить кусочек запеканки вилкой.

- Перемены никогда не повредят, - согласился Дин, пытаясь скрыть охвативший его восторг. С каких пор он начал считать каждый слог, сказанный Сэмом? - Слушай, тебя ещё не тошнит от моей стряпни? Может, закажем на вечер что-нибудь из той закусочной? Парень на рецепшене говорит, у них там просто обалденные жареные цыплята.

Сэм остановился. Вилка замерла в дюйме от губ.

Чёрт, чёрт, чёрт. Просто блеск, Дин. Слишком много, слишком быстро. Дин открыл было рот, чтобы взять свои слова назад, когда Сэм пожал плечами и пробормотал:

- Ага.

Дин, наверное, всё ещё сидел с открытым ртом, потому что Сэм опустил голову и снова уткнулся в свой завтрак.

- Ага, - эхом откликнулся Дин. - Отлично.

И вернулся к еде.

Он столько всего хотел бы сейчас сказать. Как он рад, что Сэм опять разговаривает. И что всё теперь будет в порядке, Сэм теперь будет в порядке. И ещё - что Дин сказал ему правду: что бы ни стряслось, Сэм всегда останется его младшим братом. Как только Дин избавится от этого дурацкого тягучего чувства в кишках, как только выбросит из головы всякое дерьмо, всё опять станет, как прежде. Дин снова будет старшим братом Сэмми, а не больным уродом, пылающим похотью к своему младшему. И Сэму не придётся больше оставаться во сне молчаливым и одиноким.

Они оба ели в тишине, пока наконец...

- Жуткая гадость, правда? - Сэм отложил вилку и посмотрел на Дина.

Дин сглотнул. Потом протёр рот салфеткой.

- Да нет. Просто немного... - Дин встретил взгляд Сэма и криво улыбнулся. - Ага. - Он слабо усмехнулся, потирая загривок. И почувствовал, как грудь заполняется теплом, когда Сэм вернул ему слабую застенчивую улыбку. Она была тусклой, еле заметной, но Дину показалось, что комната озарилась светом на миг, стены перестали давить на него и отступили. - Может, пару тостов? - предложил он, поднимаясь со стула.

Сэм кивнул, откладывая вилку.

- Я приготовлю. - Он поднялся и собрал тарелки.

Дин смотрел, как он соскрёбывает запеканку в мусорное ведро. Она влажно плюхнулась туда, и Сэм скривился, а Дин не сдержал усмешку. Сэм послал ему ещё одну улыбку, и хотя она и выглядела так, словно улыбается он скорее сам себе, Дину всё равно захотелось подскочить к нему и стиснуть в объятии. Если бы он сделал это, то неизвестно, кто бы удивился больше - Сэм или он сам.

Потом Сэм принялся искать хлеб - он не знал, где Дин его держит, и это вызвало у Дина глупую, дурацкую улыбку, заставившую Сэма остановиться и посмотреть на брата. Дин торопливо открыл ноутбук, но даже не взглянул на последнюю страницу, которую читал вчера (это были фремонтские некрологи). Он продолжал украдкой смотреть на Сэма, глядя, как тот подходит к тостеру - и вдруг на тумбочке защебетал мобильник.

Оба вздрогнули. Сэм слегка нахмурился, его рука, шарившая в шкафчике в поисках хлеба, застыла. Мгновение он казался озадаченным, потом побледнел - Дин думал, быть бледней уже попросту невозможно, но он ошибался, - а потом его рука опустилась и плечи опали. Сэм отошёл от шкафчиков, бормоча, что сейчас вернётся. И бросил на Дина мучительный взгляд, прежде чем исчезнуть в ванной и захлопнуть дверь.

Дин повернулся, слушая, как открывается кран. Потом проверил будильник на тумбочке между кроватями. Его хорошее настроение улетучилось. На минуту он забыл - и Сэм, видимо, тоже - что пришло время для лекарств и мази. Они оба забыли об этом, как и о том, почему Сэму всё это нужно.

Поднявшись на ноги, Дин снова почувствовал себя усталым, кости разом отяжелели. Он подошёл к рюкзаку, отыскал таблетки, погребённые среди грязного белья и записей отца, и вытряхнул свою суточную дозу на ладонь. Он услышал, как Сэм закрывает кран, и быстро проглотил таблетки всухую. Потом услышал, как опустилась крышка унитаза - теперь Сэму понадобится его мазь.

Дин стоял над раковиной в кухне, опираясь на неё ладонями и навалившись всем весом на ламинированный уголок. Он открыл кран, наполнил стакан и смотрел, как кружится вода, уходя в водосток. Когда она сошла целиком, Дин ощутил, что его надежда ушла вместе с ней. Комната опять потускнела.

Всё это так чертовски несправедливо. Что у них было? Пятьдесят секунд, когда Дин правда подумал, что они смогут оставить всё позади; что всё можно забыть, будто просто нажав кнопку перезагрузки. Он хотел, что Сэм забыл. Он сам хотел забыть. Только он не мог. Они причинили вред Сэму. Он причинил вред кому-то

Как жизнь сможет снова стать такой, какой она была прежде?

 

32.

"Ты был очень хорош. Так быстро учишься."

Сэм зажал себе рот ладонью, подавился и прерывисто вдохнул. Когда его желудок успокоился и уже не грозил извергнуть из себя только что съеденную запеканку, Сэм опустил голову.

От облака пара, поднимавшегося от тёкшей из крана воды, зеркало перед ним запотело. Пальцы на правой руке покраснели, их начинало щипать. Наложив ненавистную мазь, Сэм вымыл руки и вдруг понял, что они всё ещё недостаточно чистые. И он тёр их и тёр, пока они не начали глухо пульсировать, и тогда ему пришлось остановиться. Но его разум, к сожалению, остановиться не мог.

Каким же он был дураком. Он проснулся этим утром один - Дин ушёл, увидев, что он спит - без терпкого вкуса во рту, без привычной уже острой боли в нижней части тела. Он проснулся только с самим собой, и больше не было ничего - поэтому он вдруг ощутил надежду. Слишком сильную надежду. Надежду на то, что всё осталось позади. Дин сказал ему: как бы там ни было - и Сэму так отчаянно хотелось ему поверить.

Эта надежда была такой сильной, что он даже попытался быть нормальным. Разумеется, в их жизни понятие нормальности предполагало крайне широкое поле интерпретаций. Сэм поднялся, принял душ, взглянул на своё отражение в зеркале и приготовил завтрак. Он пришёл к этому решению, увидев Дина, спящего на сложенных руках в нескольких дюймах от ноутбука. Скринсейвер лениво мигал с монитора, и внезапно Сэм понял, что никогда ещё не видел Дина таким усталым. Даже в тот раз, когда они охотились за индейским демоном снов - им пришлось не спать шестьдесят часов, чтобы он не мог атаковать их сны, пока они его выслеживали. Дин тогда был так измучен, что завалился и уснул на вытянутой руке Сэма, когда они оба рухнули на единственную имевшуюся в мотеле кровать - кинг-сайз, разумеется.

Дин тихонько похрапывал, когда Сэм прокрался мимо него. Обычно он спал очень чутко, и теперь сам факт того, что он даже не шелохнулся, когда Сэм открыл холодильник, встревожил Сэма. Он стоял там, открыв дверь холодильника, глядя на взъерошенные светлые пряди брата, пока не почувствовал струю холода в вырезе футболки. И Сэм вспомнил. Как кричал Дин; вспомнил ярость в его голосе. Сэм закрыл глаза, вжавшись лбом в морозильную камеру. Дин всегда был рядом, даже когда Сэм отвернулся от него и уехал в Стэнфорд, чтобы стать нормальным, и теперь, три года спустя, он по-прежнему оставался Дином. Даже сейчас, явно испытывая отвращение к брату из-за того, что с ним сделали - он всё равно уходил от Сэма каждую ночь только тогда, когда думал, что Сэм уже спит. Дин по-прежнему пытался быть тем, что нужно Сэму - как бы там ни было. Вот только того, в чём нуждался Сэм, Дин всё равно не мог ему дать.

Так что теперь Сэм просто хотел дать Дину то, что нужно ему. Потому что Дин и так уже дал ему слишком много. Если Дину нужно, чтобы Сэм был в порядке, Сэм будет в порядке. А "быть в порядке" - это значило делать завтрак, болтать за едой и улыбаться, даже когда Энди и Старк продолжали растягивать ему ноги в стороны, Уильям продолжал смотреть, и злобные лица продолжали множиться перед его взглядом.

Он сцепил руки в замок и ткнулся лбом в стиснутые пальцы. Пар продолжал наполнять ванную, оседая на коже и стекая тёплыми струйками по лицу.

Это же сработало, черт бы его побрал. Сэм видел, как тьма, таящаяся в лице Дина, отступила. Они шутили, договорились насчёт обеда, и на краткий миг Сэму показалось, что это самый обычный день, утро перед выходом на охоту, обычное утро обычной жизни. Сэм обнаружил, что улыбается, услышал смешок Дина.

А потом зазвонил будильник.

Слишком много этого было - того, что хотелось забыть. И как тут забудешь, когда Дин постоянно ставил на мобильник напоминание.

- Чёрт, - прошептал Сэм, и колени у него подогнулись. Он слышал собственный крик, когда Энди разрывал его на куски, кто-то незнакомый и безымянный сказал ему, что это была лучшая ебля за всю неделю, Уильям хватал и лапал его так, будто он был куском мяса.

"Постарайся хорошенько для камер."

"Уверен, немного практики, и у тебя станет получаться намного лучше".

- Оставьте меня в покое, - судорожно прошептал Сэм. Он опустился на колени перед раковиной, вжавшись лбом в кулаки. Пар, заволокший всё вокруг, обжигал ему лицо. Его дыхание оборвалось, он боролся с желанием выкрикнуть имя Дина, позвать на помощь своего брата. Он взрослый мужчина, Господи Боже, он не может вечно бежать к старшему брату и искать у него спасенья от монстров в шкафу. Особенно когда этот самый брат не может долго находиться с ним рядом.

Пар заволок ванную комнату целиком. Тюбик мази, который так хотелось спустить в унитаз, растаял в тумане. Конечно, Сэм знал, что на самом деле он там, видел его очертания на краю раковины, становившиеся то мутнее, то отчётливее в клубах колышущегося пара. Это внезапно до того напомнило ему те свечи, что Сэм судорожно привстал и потянулся, чтобы закрыть кран, и даже не почувствовал обжигающего жара от нагревшегося металла на ручке.

"Разогрей его на завтра как следует".

- Пожалуйста, - прошептал Сэм. - Оставьте меня в покое. Просто оставьте в покое...

"Будь умницей, Сэмми".

- Дин. - Что-то ещё потекло по его лицу, и он мог поклясться, что чувствует привкус соли. Сэм содрогнулся и сполз на пол.

Короткий стук в дверь заставил его вскинуть голову.

- Сэмми? - голос Дина звучал встревоженно.

- Да, - отозвался Сэм так ровно, как только смог. Он торопливо протёр пальцами глаза, смочил волосы в тёплой воде, набравшейся в раковину, схватил полотенце и набросил его на голову. - Выйду через минуту.

- Ты в порядке?

Нет. Сэм убедился, что его волосы достаточно мокрые, чтобы вода стекала по лицу.

- Да, - слабо ответил он. - Но учти: если ты зайдёшь, у тебя появится соблазн чиркнуть спичкой. - Сэм молился, чтобы Дин не услышал через дверь, как надломано звучит его голос.

- Ох. - Дин замолчал, и Сэм испугался, что он всё же услышал. - Гадость какая. - Дин шутливо пристукнул по двери пальцами, прежде чем отойти. - Ладно, Сэмми.

Сэм закрыл глаза от облегчения. Ничего. Он справится. Он будет в порядке.

"Есть у меня на примете пара наших постоянных, кому он может подойти".

Сэм сдержал стон. Он вжался в дверь лицом и дождался, пока Старк перестанет поглаживать его, и запах похоти уйдёт. Сэм задрожал и стиснул колени вместе, не давая им подогнуться.

Он будет в порядке, чёрт подери.

Не глядя на своё отражение в очистившемся зеркале, Сэм глубоко вздохнул и шагнул в комнату.

 

33.

- Мы в порядке, - бормотал Дин в телефонную трубку несколькими днями позже. Он оглянулся на Сэма, читавшего книжку на кровати. Сэм вскинул взгляд, когда зазвонил телефон, но когда он понял, от кого звонок, его лицо застыло.

- Ты говорил в прошлый раз, что он был подозрительно тёплый. Его не лихорадит?

Дин бросил на Сэма взгляд. Сэм заморгал - что, мол? - и это было так на него похоже, так похоже на то, что было прежде - голова наклонена, нос слегка сморщен... Дин улыбнулся, когда Сэм опустил голову и вернулся к своей книжке, и чуть не пропустил следующий вопрос Крейгса.

- А сам-то ты как, Дин?

Вздрогнув, Дин снова обратил внимание на телефон.

- Что?

Краем глаза он видел, как Сэм опять смотрит на него, слегка изогнув бровь.

- Дин. Мы оба знаем, что твой брат был не единственным, кого...

- Эй, Сэм. Я выйду на минутку, ладно? - Дин грубо оборвал Крейгса. Он заметил страх, мелькнувший в глазах Сэма, и быстро добавил: - Я буду в машине. Всего на пару минут, окей?

Сэм медленно кивнул, но было очевидно, что он не в восторге. Чёрт, Дину тоже не слишком-то хотелось сваливать. Он пожал плечами, извиняясь, и, выскользнув наружу, подошёл к машине. Он не закрыл дверь, просто сел на водительское сидение, выставив ноги, так, чтобы видеть дверь и Сэма за ней. Было так странно находиться снаружи после двух недель, безвылазно проведённых внутри. Прикосновение утреннего солнца казалось странным на его небритом лице.

- Дин?

- Простите, - пробормотал Дин. Он заметил несколько машин вокруг дома. Мотель состоял из ряда домиков, расположенных в форме вытянутой буквы П, с отдельными двориками и местами для парковки, выходящими на главную дорогу, которая вела к городу. Дин взял номер в самом конце, позади главного здания. Но всё равно место не казалось достаточно безопасным. На самом деле, он начинал жалеть, что не выбрал другой мотель, поближе к центру города. Деревья, высаженные в ряд вдоль дороги, создавали слишком много тени, и Дин вдруг с болезненной ясностью осознал, что одной только полоски соли теперь всегда будет недостаточно.

- Дин... Как твои дела?

- Отлично, - рассеянно ответил Дин. Он вдруг заметил невдалеке одинокую фигуру, и его глаза сузились. Кто-то курил, стоя возле участка напротив.

- Как ты спишь?

- Как дитя, - Дин повернулся, следя глазами за курящим мужчиной. Парень был высоким, но он стоял в тени, образованной сенью деревьев, тянувшихся вдоль линии номеров.

- А как у тебя с аппетитом?

Дин нахмурился.

- Я думал, вы позвонили, чтобы узнать, как Сэм.

- Я хочу знать, как вы оба, мальчики.

- Я в порядке. Сэму лучше. Ещё две недели ваших превен-чего-то-там таблеток, и мы оба будем просто супер.

Крейгс тяжело вздохнул, и Дин фыркнул. Потом посмотрел вперёд и напрягся. Курильщик забычковывал сигарету. Проклятье, он всё ещё был скрыт тенью деревьев, и Дин не мог сказать, было ли его лицо длинным и худым, и не окажутся ли его глаза серыми, холодными и расчётливыми. Дин мог разглядеть только бритую голову.

- Вы с кем-нибудь говорили об этом? Или хотя бы друг с другом? - настаивал Крейгс.

- Говорили, - процедил Дин. Какого хрена надо этому Крейгсу? Дин не заметил в нём этой въедливости в тот раз, когда был тут с папой.

- И?

- Сэму лучше, - он продолжал следить за долговязым парнем, шагающим напротив двери. Она была приоткрыта, и парень что-то сказал кому-то внутри, махнув длинной рукой. Он выглядел возбуждённым.

- Дин, Сэм знает, что тебя...

Дин прищурился.

- Что меня что? Они ничего мне не сделали, док.

- Не в этом дело...

- Тогда в чём? - прошипел Дин. Он кинул взгляд на их номер. Дверь закрыта. Он должен был сказать Сэму, чтобы тот запер её за ним. Дин потянулся к бардачку и выругался сквозь зубы, вспомнив, что его глок лежит в багажнике вместе со всем остальным оружием. Дин оглянулся на дом и напрягся. Курильщик больше не прогуливался; теперь он пристально разглядывал другие дома.

- Ты ещё не звонил вашему отцу?

Дин резко выпрямился.

- Ч-что? А какого хрена я должен был ему звонить?!

- Понятно. - Телефон умолк на мгновенье, а потом Крейгс добавил сочувственным тоном, от которого Дин скривился: - Думаю, ваш отец мог бы помочь вам, мальчики. Помочь выбраться из всего этого.

Дин поморщился. Как-то ему не очень представлялся их отец в роли доброго доктора из сериала "Скорая помощь". Он упёрся головой в руку, вжав локоть в приборную доску.

- Слушайте, я справляюсь с этим. Я присматриваю за Сэмом.

Он поднял взгляд, его прищуренные глаза неотрывно следили за курильщиком, когда тот сунул руки в карманы и неторопливой походкой двинулся вперёд, оглядывая дома, мимо которых шёл.

- Дин, ты не можешь просто игнорировать то, что случилось с тобой...

- Со мной ничего не случилось. - Дин стиснул руль свободной рукой. - Они не причинили мне вреда. Они причинили вред моему брату. Но он поправляется. Он в порядке. Мы в порядке.

- Хотя бы подумай о том, чтобы позвонить вашему...

Курильщик остановился в шаге от их дома и вынул руки из карманов.

- Мне пора. - Дин выбрался из Импалы, с щелчком захлопывая телефон. Он преодолел короткое расстояние от машины до двери, резко развернулся и сгрёб парня за воротник, впечатывая его спиной в стену.

- Эй! - выдохнул парень.

- Что ты делаешь возле нашего дома? - рявкнул Дин в его рябое лицо.

Парень повис в кулаках Дина, почти отрывавших его от земли.

- Что? Ваш дом? О чём это ты? - пролепетал он.

- Наш дом! - прорычал Дин, дёрнув парня так, что его голова мотнулась в сторону двери. - Какого хрена ты тут ошиваешься?

- Что? Ты спятил? - Глаза парня были огромными. - Я не...

Дверь со скрипом приоткрылась, и Сэм нерешительно выглянул в проём. Двое мужчин резко повернули к нему головы.

- Дин? - глаза Сэма расширились, и дверь открылась шире.

- Иди внутрь! - рявкнул Дин, осознав, что теперь этот парень смотрит на Сэма.

Сэм вздрогнул.

- Дин...

- Чёрт побери, Сэм, иди внутрь сейчас же! - закричал Дин. Он грубо выпустил парня, толкнул Сэма ладонью в грудь, запихивая обратно в дом, и с грохотом захлопнул дверь.

- Эй, мужик, слушай, я и не думал околачиваться возле твоего парня...уррх!

Дин вдавил предплечье ему в горло.

- Не говори о нём! Что ты здесь делал?

- Ничего! Я просто курил! Курил, и всё!

- Что? - прошипел Дин.

- Моя старушка выгнала меня, чтобы я дымил где-то в другом месте. Говорит, что чует, даже когда я курю за дверью снаружи. Вот и всё, чувак. Клянусь! - Парень корчился в его ослабевшей хватке. Потом он заметил, что Дин растерян, бросил взгляд на дверь и вдруг с силой толкнул Дина в грудь обеими руками. Дин в замешательстве отступил, и парень вырвался.

- Сраный придурок! - заорал он через плечо, улепётывая прочь, явно боясь, что Дин кинется в погоню.

Дин отступал, пока не упёрся спиной в стену. Потом провёл по волосам дрожащей рукой и посмотрел на землю. Свежеоткрытая пачка "Мальборо" и дешёвая зажигалка валялись у его ног. Целлофан скрипнул под подошвой, когда Дин на него наступил.

Дин тупо пялился на рассыпанный табак. Потом перевёл взгляд на дверь.

- Ох, твою мать, - выдохнул он и вытащил ключ-карту от номера. Потребовалось несколько неудачных попыток, прежде чем карта наконец скользнула в щель и индикатор загорелся зелёным. Дин вошёл и увидел Сэма, вжавшегося спиной в тумбочку, задыхающегося, с судорожно подтянутыми ногами, вскинувшего руки в отчаянной попытке защититься.

Он выглядел перепуганным до смерти.

- Сэмми, - в смятении прошептал Дин.

Господи, что он наделал?

 

34.

...мозолистые пальцы ползли по его бокам, задержавшись на бёдрах. Он выгнулся, когда они двинулись к его паху. Всхлипнул - или думал, что всхлипнул, по крайней мере у себя в голове - когда они погладили его вялые гениталии. Ногти чуть ощутимо провели по чувствительной коже, лаская пушок на мошонке.

- Ну как? - Ненавистный хриплый голос Энди заставил его задрожать.

- Вполне ничего. - Голос, которого он никогда раньше не слышал. Мужчина не уходил, всё ещё поигрывая с ним, потирая его плоть между пальцами. - Не видел его раньше. Новенький?

- Взяли вчера. Но он быстро учится. - Энди ухмыльнулся и гортанно засмеялся. - Такой сладкий ротик ещё поискать.

Пальцы переместились ниже и остановились напротив отверстия. Он протестующе застонал - или думал, что застонал? - но два пальца бесцеремонно скользнули в анус. Сухие, толстые пальцы, заставившие его дёрнуться в попытке откатиться.

- Тесный, - заметил мужчина. Пальцы, преодолев небольшое сопротивление, вошли в него целиком. Они врезались в него. Они делали больно. Он думал, что умоляет их остановиться - он не хотел этого. Но не услышал ничего. У него пропал голос.

- Очень отзывчивый. - Он почувствовал на себе взгляд Энди и попытался свести ноги. Но Энди лишь накрыл его промежность потной рукой.

Он выгнул спину, когда его член сжали, и что-то жарко запульсировало во всём его теле. Нет. Нет. Он не может наслаждаться этим. Рука продолжала сжимать, сдавливать, большой палец растирал внутреннюю сторону его члена всё сильнее.

- Да уж, - второй голос звучал удовлетворённо. - Он хорошо для нас поработает.

Для НАС?

Множество рук - слишком больших и грубых, чтобы принадлежать Джесс; они трогали его там, где он не хотел. Он попытался закричать, но ему заткнули рот. Попытался вырваться, но его удержали на месте. И, ощутив первую вспышку жгучей боли в заду, он всхлипнул, но никто его не услышал...

- Всё хорошо. Ш-ш... Всё в порядке. Ты в безопасности.

Больно. Было больно. Слишком много голосов, лиц, скрытых туманом, рук, тянущихся отовсюду. Не трогайте меня. Боже, не трогайте меня. Пожалуйста...

Голос сорвался:

- Ох чёрт, прости. Ш-ш... успокойся, ты больше не там.

Снова руки - они обвились вокруг его плеч, и он заплакал, ненавидя себя за горячие слёзы, струящиеся по щекам, за то, что его тело вздрагивало всякий раз, когда в него врывались, хватали, делали больно... Господи, ну почему они не перестанут? Просто перестаньте. Перестаньтеперестаньтеперестаньте. Он молотил кулаками, ноги ему свело судорогой, и всё его тело тряслось.

- Проснись, ты спишь...

Нет, нет. Слишком настоящее. Слишком больно, чтобы быть сном. Он разрывался, горел, кровоточил; его медленно разъедало отвратительной памятью. Почему они не оставят его в покое? Как они не понимают, что здесь уже не осталось ничего, кроме шлюхи?

- Нет, - шептал кто-то ему в волосы. - Нет. Пожалуйста, пожалуйста, не называй себя так. Если кто-то и шлюха, то я... Боже... Проснись. Ш-ш... всё хорошо. Никто тебя здесь не тронет. Я им не позволю.

Грязный...

- Нет. Ты не такой. - Его подняли и покачивали. Они сказали, что он был просто хорошей еблёй... Всего лишь хорошей еблёй.

Голос сорвался снова:

- Боже, нет. Не говори так... пожалуйста, проснись.

Никто его теперь не захочет. Он видел их отвращение. Его отец. Его друзья.

Дин.

- Неправда. Я здесь. Я всё ещё тебя хо... я твой брат, если ты хочешь меня. Ничто этого не изменит, Богом клянусь. - Его покачивали, баюкали знакомые и надёжные руки. - Ты ни в чём не виноват. Если бы я только тебя послушал... если бы я выбрался оттуда быстрее... ты не виноват. Не виноват.

Лёгкий поцелуй в лоб чуть не уничтожил его. Если только... если только.

- Проснись. Пожалуйста. Ради меня.

Опухшие глаза раскрылись, и Сэм обнаружил, что его лицо вжимается во что-то мягкое. Под правым ухом раздавались ровные удары, успокаивавшие его прерывистое хриплое дыхание. И тиски, сжимавшие его грудь, вдруг ослабли. Он тупо уставился на свои ноги, потом подтянул их к груди, безотчётно пытаясь защититься. Он чувствовал себя таким маленьким. И таким одиноким. Он не хотел чувствовать себя так. Он ненавидел это чувство.

Рука накрыла его лицо, поворачивая. Дин вымученно улыбался ему, его руки обвились вокруг Сэма, его тело поддерживало торс Сэма, и это было хорошо, потому что Сэм чувствовал себя таким пустым. Стоит ему упасть - и он разлетится на сотню окровавленных осколков. Сэм посмотрел на Дина, пытаясь понять, не собирается ли тот снова уйти и бросить его одного.

Он так боялся ощутить сейчас отвращение в своём брате. Он попытался подавить этот страх, волной поднимающийся в животе, и вжался лицом, и всем телом, Дину в грудь. Но всхлип проглотить не смог, и тот вырвался, приглушённый диновой грудью.

Руки сжались крепче.

- Что такое?

Сэм вцепился в поношенную рубашку Дина. Ткань буквально впитывала его страх.

- Ты можешь притвориться, что не считаешь меня отвратительным? - прошептал он. - Только на этот вечер?

Дин вздрогнул.

- Сэм, что такое?

Сэм зажмурился. Просто не отшатывайся от меня сегодня. Не считай меня омерзительным хотя бы одну минутку.

- Сэмми, - задохнулся Дин. Сэм знал, как сильно он старался; как сильно хотел сделать всё снова нормальным для него. Сэм ненавидел себя за то, каким он был слабым. Но он так устал; кости ныли, сердце отяжелело, и ему так хотелось хотя бы на одну ночь почувствовать, что Дин никуда не уйдёт. Что его брат не считает его настолько отталкивающим.

- Я не считаю, - Дин сжал его сильнее. - Господи, Сэм. Я никогда не считал тебя... - Объятие стало крепче, почти стесняя, но Сэм с готовностью задохнулся бы, раздавленный этими руками, если это был единственный способ ощутить их на своих плечах.

Он дрожал. Дин подался назад, устраиваясь удобнее, его хватка ослабла. Сэм глухо застонал, и руки сжались снова.

Тяжёлое одеяло - которое он сбросил с себя, метаясь в кошмаре - вернулось и укрыло их обоих. Дин откинулся на спинку кровати, держа Сэма так, будто ему снова было три. Только Сэму не было три. И как он мог просить, как он мог даже подумать о том, чтобы просить...

- Просить о чём, Сэмми?

Не уходи...

- Никогда. - Поцелуй в макушку. Слёзы, капнувшие на щеку. - Никогда.

 

35.

Дина трясло; ему понадобилось всё самообладание, чтобы не вцепиться в Сэма, как в спасательный круг. Сэм забылся наконец неспокойным сном, всё ещё подрагивая от предыдущего ночного кошмара. Эти кошмары психически иссушили его, исчерпали до того предела, когда слова и слёзы лились из него безудержно, словно кровь, и он даже сам этого не сознавал.

Столкновение возле двери разрушило хрупкий покой, едва установившийся между ними. Дин всегда знал, что "я в порядке, ты в порядке" было всего лишь внешней стороной. Маской, которая, Дин надеялся, в конце концов врастёт им в лица. Такую маску носил их отец. Сэм носил её после Джессики. Чёрт, Дин и сам её носил последние три года. Это был винчестеровский способ выживать, иначе тьма, таящаяся внутри них, уничтожила бы их раньше той тьмы, на которую они охотились. И это всегда срабатывало.

Всегда, до тех пор, пока Дин не облажался.

Сэм, наверное, решил, что Уильям и Энди снова их нашли. Дин обнаружил его трясущимся, сжавшимся на полу между кроватями, с обезумевшими глазами. Сэм дрался, когда Дин приблизился к нему. Он кричал, вырывался, бил его кулаками, пока Дин не обхватил его руками и ногами и не вжал в кровать, и держал Сэма так, пока приступ паники не прошёл. Когда всё кончилось, Сэм был измождён, обессилен и отчаянно рад тому, что Дин его наконец отпустил.

Дин бережно уложил его на кровать, и Сэм тут же свернулся в позе зародыша. Дин сел рядом с ним, прося у него прощения снова и снова, слегка поглаживая по волосам. На то, чтобы успокоить его младшего брата, ушло не менее часа. И ещё больше времени понадобилось, чтобы его собственные руки прекратили трястись и кишки перестало выкручивать. Потом он выпрямил Сэму ноги, снял с него обувь и натянул одеяло ему на дрожащие плечи. Сэм проспал весь день, проснувшись ненадолго, чтобы принять свои таблетки. После чего опять провалился в тревожный сон, пока Дин сидел с ним рядом, уронив голову на руки, тяжело дыша и пытаясь вернуть самообладание.

А потом Сэм проснулся перед самым рассветом, крича.

Он кричал так, словно невидимые руки терзали его. Он кричал, плакал, умолял; всё, что он так старательно прятал от Дина, взорвалось внезапно таким чудовищным порывом, что Дин чуть не бросился звонить в 911.

Дин пытался его разбудить, умолял открыть глаза. Теперь он слышал всё это - всё то, что сделали с его братом, всё, о чём Дин боялся думать, прорвалось в голосе Сэма так явно, что Дин отчаянно заморгал, прочищая взгляд. Он потянул Сэма вверх, и Сэм так шарахнулся от него, что Дин едва его не выронил.

Шлюха. Сэм продолжал повторять это, снова и снова, всхлипывая и дрожа. И в его сорванном голосе Дин слышал то самое отвращение к себе, с которым сам Дин уходил от Сэма каждую ночь, и каждый день, когда приходило время дать Сэму его лекарства. Всё, что всхлипывал Сэм - ужасные обвинения и грязное ощущение, что его использовали, - отзывалось в Дине мучительно знакомым чувством. Он не мог заставить себя произнести всё это вслух, и теперь стоны Сэма звучали как обвинение Дину. В какой-то момент это стало невыносимым, Дин уже готов был на всё, чтобы прекратить этот поток обвинений, оборвать их, задушить. Вместо этого он держал продолжавшего бороться Сэма и умолял его перестать. Не Сэм должен был говорить всё это.

Сэм боялся, что станет теперь отвратителен им - его отцу, его друзьям, и Дину. Дин укачивал его, успокаивающе повторяя ему на ухо, что это неправда. Что бы ни случилось с Сэмом, это никогда не сможет оттолкнуть Дина. В случившемся не было никакой его вины. Он не был шлюхой.

Но Сэм не слышал. Съёжившись в объятиях брата, пугая его до одури, он по-прежнему не приходил в себя. А когда очнулся наконец, то попросил Дина не уходить.

Господи, Сэм просыпался каждый раз, когда Дин тихо вставал ночью с его кровати и уходил на свою. И Сэм решил, что... Боже.

Дин попытался заставить его понять. Дело было не в Сэме. Ну совершенно, абсолютно не в нём. Это Сэму было нужно, чтобы Дин держался от него подальше. Дин мог причинить ему вред. Дин уходил, чтоб защитить его.

Но Сэм всё равно продолжал чуть слышно умолять его остаться.

Дин не думал о том, как отчаянно он теперь сжимает Сэма в руках. Он не думал о том, как неправильно это было - наслаждаться чувством тёплого тела возле себя, видеть его приоткрытый рот, когда Сэм спал, прижав ухо к сердцу Дина. Не было мыслей о последствиях. Сэм не хочет, чтобы он уходил. Сэм боится, что он уйдёт. И даже если Дин боялся остаться, он не мог отказать Сэму ни в чём. Так что он держал его, и они оба были укрыты одним одеялом, как в детстве, когда Сэм прятал в большой руке Дина обе свои, подскакивая от каждого удара грома.

Теперь уже Дин держался за Сэма обеими руками, слушая, как замедляется его лихорадочное дыхание. Сердце Дина не перестало глухо колотиться до тех пор, пока он не почувствовал, как тело Сэма оседает ниже. Дину тоже хотелось бы уснуть вот так, рядом с кем-то, кто точно его не обидит и не заставит делать что-то. Дин больше всего на свете хотел соскользнуть вниз, умостить голову Сэма на своём плече, шепча ему, что никто больше его не обидит, и провалиться в сон в полной уверенности, что не станет лапать мелкого во сне.

Вместо этого Дин остался бодрствовать. Хотя вряд ли он вообще смог бы уснуть. Стоило провалиться в сон - и ему тоже начинали сниться потные скользкие тела, изгибающиеся под ним, кровоточащие или требовательные; или ему снилось, как он целует Сэма, как его язык проникает Сэму между губ, которые, он знал, были такими мягкими, и Дин выпивает его тихое дыхание.

Дин застонал и слегка пристукнул затылком по спинке кровати. Но толку от этого было чуть.

Он не знал, какие из этих снов были хуже. Поцелуи с Сэмом снились ему иногда, время от времени, в последние несколько месяцев. Достаточно редкие, чтобы просыпаться всего лишь с мыслью: "Нифига себе, Фрейд был бы безмерно счастлив заполучить меня на кушетку". Но после Уильяма и его уродов?.. Дин закрыл глаза и тяжело выдохнул.

Он кончил, думая о Сэме. Проклятье, он бы так хотел обвинить в этом грёбаный дым, который они там жгли, но он знал, что дым тут ни при чём. Пора уже было посмотреть правде в глаза.

Ну так и что теперь? Он хочет Сэма? Своего родного брата? Боже. Дину и без того было довольно проблем - чего стоит хотя бы то, что его сделали каким-то чёртовым кобелём, заставляя мучительно кончать с теми женщинами. Конечно, Дин не прочь был иногда немного поиграть в мягкое принуждение в собственной постели, но не так же... Первая женщина хрипло требовала, чтобы он толкался в неё сильнее, бормотала, какой он большой, как он хорош, как она чувствует, что он наслаждается вечеринкой. У Дина была его мантра. Он должен был выдержать это и вытащить Сэма. Но это было так тяжело... Каждая из тех женщин требовала его внимания, а потом обе одновременно. Дин никогда не чувствовал себя таким... таким...

Беспомощным.

- Блядь, - пробормотал Дин, чувствуя, как скручивает кишки знакомым мучительным чувством.

Хотя ему-то на что жаловаться? Дин вжался щекой в макушку Сэма, глубоко вдыхая мыло и миндаль, потому что без этого запаха дышать становилось трудно. То, через что прошёл он, несравнимо с тем, через что пришлось пройти Сэму. Он лишь мельком взглянул на мониторы, на которые, дроча, смотрел Лео, но вид Сэма, беспомощного, с задранными к голове коленями, и Энди, двигающегося на нём... Дин до сих пор видел это, даже закрыв глаза. Звука не было, но Дин представлял его себе слишком хорошо.

Эти ублюдки мучили его мелкого, заставили кровоточить, заставили шарахаться от Дина в стыде, они изранили его душу. Дин больше всего на свете хотел помочь ему, но он был ничем не лучше этих ублюдков. Блядь, он кончил, думая о Сэме. Он изнасиловал кого-то, кончил в него, и теперь этот человек Бог знает где. Может быть, всё ещё у них в руках, или, может, на дне болота.

Дин поднял голову и глубоко вдохнул, выдыхая одновременно с Сэмом.

Ощущение тяжести тела Сэма на его груди было таким правильным, каким не должно было быть. Это его мелкий братишка. Как... когда?..

Дин сидел во тьме, слушая дыхание Сэма, словно ничего естественнее в мире не было. Он уплыл мыслями в то время, когда Сэм учился ходить и Дин шёл перед ним, пятясь, хихикая и держа его пухлые ручонки. Он ощущал запах талька и видел невинное детское восхищение на мягком, круглом личике. Нет. Всё, что он чувствовал, было лишь абсолютной любовью, сильным желанием защитить, полностью окрасившим его ранние годы.

Сэм - неуклюжий подросток, стеснённый собственным телом, весь сплошные локти и коленки. Злость на всё подряд: на отца, на Дина, на себя. Нет. Дин не чувствовал к нему тогда ничего, кроме, временами, желания перекинуть через колено и как следует отшлёпать, вколотив в него хоть толику здравого смысла.

Стэнфорд? Дин не чувствовал ничего, кроме дыры, которую было нечем заполнить, пока всё не стало как было и Сэм не вернулся после трёх лет пустоты. Может, это случилось тогда?.. Сэм, заново появившийся перед изголодавшимся взглядом Дина. И теперь Сэм...

Дин кинул взгляд на Сэма, спавшего рядом с ним, тихо дышащего ему в вырез футболки. Бледная кожа, длинные ресницы, оттеняющие глубоко запавшие глаза. Если подумать об этом так - Дин правда очень старался не думать, - то Сэм был красивым. Высокий рост, серьёзный взгляд и застенчивая улыбка вместе делались взрывоопасной смесью. Если бы Сэм был каким-то другим Сэмом, кем угодно, кроме его Сэма, Дин любовался бы тем, как Сэм выглядит, ходит, просто - тем, что он есть.

Но была одна проблемка. Этот Сэм был не просто какой-то там Сэм. Это был его Сэм

Хотя когда это он вообще начал думать про Сэма как про своего?

- Что я делаю? - тихо пробормотал Дин в его мягкие волосы. Сэм что-то тихонько прохныкал во сне, и Дин рассеянно пригладил взлохмаченные каштановые пряди. - Я так запутался, Сэмми, - продолжал он - и остановился, поняв, что пальцы погрузились в волосы Сэма глубже. Дин с трудом сглотнул и убрал руку.

Он здесь, потому что это нужно его брату.

Хотя... разве что...

- Может, меня усыновили? - пробормотал Дин. Потом тихо фыркнул. Вот и нашлась причина позвонить наконец отцу.

"Привет, пап. Я тут подумал - вы с мамой меня не усыновили часом? Потому что, понимаешь, такое дело, мне очень хочется трахнуть Сэмми, а это инцест, и гореть за такое в аду - это вообще-то вполне в моём стиле, правда?"

- Это бы многое объяснило, - пробормотал Дин, чувствуя, как Сэм зарывается в него крепче. Дин сделал глубокий вдох, отпечатывая в памяти аромат мыла и миндаля. - Конечно, есть проблема: ты никогда больше не позволишь ни одному парню к тебе прикоснуться.

Уголки рта Дина поползли вниз, и он опустил подбородок Сэму на темя. Он склонился над Сэмом, его руки сжались крепче вокруг плеч брата, притягивая его ближе. Тёплое тело Сэма, спокойно дышавшего ему в рёбра, приносило ему то же чувство покоя, что и, он надеялся, приносил Сэму он сам.

- Сэмми, - вздохнул Дин. - Я так хочу тебе помочь. Но как я могу, когда я сам такой испорченный?

- Дин? - сонно пробормотал Сэм, и у Дина застыло сердце.

 

36.

- ...когда я сам такой испорченный?

Страдание в голосе мешалось со смертельной усталостью. Это вырвало его из серого небытия, в котором он дрейфовал, свободный от боли и памяти. Его вытянуло оттуда ощущением крепкого объятия, мягкого прикосновения, уверявшего, что он может немного поспать. Руки, обвившиеся вокруг него, надёжно ограждали его от появления чего-либо извне.

Но потом он услышал голос. И даже если бы не распознал в нём боль, то всё равно инстинктивно ощутил присутствие.

- Дин? - пробормотал Сэм в мягкое тепло, всё ещё укутанный странной, пушистой неподвижностью. Сэм отпустил её неохотно: он знал, какой она была скоротечной. Он почувствовал, как тело под ним окаменело, и моргнул. Поднял взгляд, машинально оттягивая одеяло от лица. Потом его глаза расширились.

- Ты ещё здесь, - выпалил Сэм прежде, чем успел сдержаться.

Что-то словно треснуло в лице Дина.

- А где ещё мне быть? - Тусклая улыбка. - Ты же сказал мне не уходить. - Дин с немного обеспокоенным выражением на лице потянулся и откинул с глаз Сэма чёлку. .

Облегчение затопило ему грудь. Сэм на секунду закрыл глаза, чувствуя пальцы Дина, мимолётно коснувшиеся кожи. Они почему-то были холодными, и он слегка вздрогнул.

- Я думал, ты... - Сэм пытался найти слова.

- Сэм. - Странный тон Дина заставил его вскинуть взгляд.

Дин смотрел на него с непонятной серьёзностью. Сэм умолк.

- Я никогда, никогда не считал тебя... - Дин скривился, словно от этого слова было грязно во рту, - ...отвратительным.

Сэм так хотел бы ему поверить.

- Но они...

Дин сел прямее, сцепив руки вокруг плеч Сэма, и посмотрел ему в лице.

- То, что они сделали с тобой... - Он осёкся, когда Сэм уронил голову. Дин поднял его подбородок и посмотрел ему в глаза. Глаза Дина были ярко-зелёными и пристально смотрели на Сэма. - Это не делает тебя шлюхой, - серьёзно закончил Дин.

Сэму защипало глаза. Дин говорил так, будто и вправду в это верил.

- Их было так много, - прошептал он. Язык едва ворочался, в горле пересохло.

Глаза Дина сузились, полные боли и печали.

- Чёрт, Сэмми, я знаю. Мне так жаль. Но это... - его голос стал ниже. Хватка вокруг плеч Сэма ослабла. Дин глубоко вздохнул. - Сэм, это... это было... насилие.

Взгляд Сэма помутился.

- Нет, - пробормотал он.

- Сэм, ты не шлюха. Если кого-то и нужно так называть... - руки Дина двинулись ниже по его бицепсам и сжались крепче, - ...то меня.

Глаза Сэма были огромными, влажными, ошеломлёнными.

- Дин? - в голосе Сэма звучал страх. - О чём ты... что они с тобой...

Улыбка Дина стала ломкой.

- Они мне сказали, что если я сделаю, как скажут, то они не тронут тебя.

- Мне тоже, - хрипло ответил Сэм.

Вздохнув, Дин наклонился вперёд, прижавшись лбом к его лбу.

- Что ж, похоже, они нам наврали.

Дин ощутил, как руки Сэма осторожно поднимаются к его плечам, нерешительно сжимают их. Внезапно он обнаружил, что это помогает ему продолжать.

- Они хотели, чтобы я показал им представление. - Сэм вздрогнул. - У них были клиенты. Женщины. Которым был нужен секс и... - Дин сглотнул. - В общем, они выбрали меня... вот уж свезло так свезло.

Руки Сэма сжались крепче.

- Я дал им то, за что они заплатили, - хрипло сказал Дин. - Как сорокадолларовая блядь.

- Дин, тебя...

- Сэм, ты не обязан это говорить, - перебил его Дин. - Это несравнимо... Ты не шлюха. Ты не оплаченный член для похотливой богатой суки. То, что случилось со мной, было...

- Насилие, - тихо сказал Сэм.

Дин вздрогнул.

- Нет, Сэм. - Он откинулся назад, приподнимаясь на кровати. - Не насилие.

- Ты этого не хотел, - Сэм не выпустил его плеч, подавшись в сторону вместе с ним. - И я... тоже не хотел. Нас обоих... - Сэм беззвучно шевельнул губами. Страшное слово давило ему на кончик языка, и Сэм вытолкнул это слово, прежде чем ему сделалось дурно.

- Это было изнасилованием, Дин.

- Нет! - Дин придвинулся к Сэму вплотную, оттесняя его к спинке кровати. - Не изнасилованием, Сэм, - прошипел он, и в голосе явственно прорвалось самообвинение. Дин положил ладони по обе стороны сэмовой головы, тяжело дыша. - Они не причинили мне никакого вреда. Может, я этого и не хотел, но я этим чертовски наслаждался.

Сэм потрясённо взглянул на него, приоткрыв рот.

- Что...

- Я кончил, Сэм. Понятно? - "Я кончил, думая о тебе." - Блядь, я весь обкончался там. Это не изнасилование...

Он осёкся и застыл, увидев, как лицо Сэма разом опустошается, словно что-то в один миг выжгло его досуха. Дин сгрёб лицо брата ладонями.

- Сэмми? - сказал он - и испугался, когда Сэм попытался отстраниться от него. - Что такое?

Плечи Сэма тряслись. Дин в страхе почувствовал, как тёплые слёзы текут по его рукам.

- Сэм!

Его голос сорвался, когда Сэм повалился вперёд. Дин машинально подхватил его, обвив руками дрожащее тело.

- Дин, - голос Сэма был едва различим. - Кем тогда это делает меня?

- Что? Я не понимаю...

Сэм зажал динову рубашку в кулаках и встряхнул его изо всех сил. Его речь стала невнятной, неразборчивой. Дин тщетно умолял его успокоиться.

- Сэм. Сэм! Господи, что такое?

- Кем это делает меня? - прошептал Сэм.

Дин едва успел подхватить его, когда он обмяк и повалился набок, соскальзывая с кровати.

 

37.

...от толчков его качало на матраце вперёд-назад, как на качелях. Он чувствовал что-то обжигающе горячее внутри и пульсацию от каждого удара, входившего и выходившего из него. Но боль была далёкой, и над ним было тело Дина. Он чувствовал пот Дина, капающий ему на шею, а потом твёрдый рот Дина слизывал солёные капли. Пальцы Дина скользнули ему между губ, в рот, требуя, чтобы он сосал их. Он сделал это; Дин застонал, и движение ускорилось.

Было больно. Но кто-то сказал ему, что так бывает всегда - так и должно быть. И Дин казался таким расслабленным, таким счастливым. Он не мог отказать Дину ни в чём. К тому же боль была не слишком сильной. Дымка, окружавшая их, скрывала лицо Дина, туманила взгляд; всё это казалось почти нереальным. И больно было не всё время. Он вздрогнул, когда очередная вспышка не-боли пронзила всё его тело, на мгновение заслонив собой боль. Он почувствовал, что твердеет - наверное, его тело узнало Дина, несмотря на то, что тяжесть, давившая на него сверху, была почти невыносимой. Движения Дина становились всё исступленнее, и он понял, что времени почти не осталось.

Он закричал; от боли или от жара, растекавшегося между ног, он не знал. Дин наклонился ещё ниже, сильнее толкая его задранные ноги и прижимая их ему к груди. Угол, под которым член Дина входил в его тело, изменился. Чувство стало острее, и он попросил Дина двигаться медленней. В таком положении было больнее; у него срывалось дыхание. Его как будто разрывали пополам; вес Дина давил на него, ноги были изогнуты так мучительно. Но Дин, задыхаясь от желания, шептал ему, как он прекрасен, как потрясающе ощущать его вокруг своего члена, как хочется, чтобы он принял до конца каждый дюйм, как хочется никогда из него не выходить.

Его возбуждённый член был зажат между их телами, фрикции вынуждали его выгибать спину и умолять Дина: "Ещё!" - невзирая на боль. Дин лишь смеялся, вжимаясь в него всё сильнее и...

Горячая сперма брызнула из него, так, словно он закипел изнутри, и в тот миг, когда Дин размашисто толкнулся в последний раз, член Сэма содрогнулся, бёдра оторвались от матраца, и он выкрикнул имя своего брата.

И почувствовал, как опадает, когда услышал голос над головой:

- Какой ещё, нахрен, Дин?

Он с усилием открыл глаза и увидел над собой незнакомое лицо.

- Сэмми? - встревоженно позвал Дин, но Сэм не мог ответить. Он сел, вцепившись в голову, задыхаясь, холодное полотенце упало со лба на колени. Сэм покачнулся, тошнота подкатила к горлу, и он мучительно застонал.

Это была правда? Или сон? Тупая боль в заднем проходе опровергала последнюю мысль. Эрекция опадала, и всё это говорило Сэму, что всякий раз, когда он видел лицо Дина, это не был Дин. И, Боже, Сэм умолял: "Ещё!", он кончал, выкрикивая имя своего брата, подобно тому, как выкрикивал имя Джессики, теряя себя в её тугом, влажном лоне.

Он умолял. Он умолял об этом с задранном задницей, с толкающимся в ней членом. Боже...

- Сэм?

Руки Дина не смогли удержать его - Сэм свалился с кровати и кинулся к ванной. Ноги запутались в упавшем одеяле, и Сэм закричал. Его кулак ударил Уильяма, прежде чем Энди вцепился ему в плечи, облизывая взглядом, притягивая ближе и крича ему в лицо...

- Сэм!

Толстые пальцы Энди убрались с бёдер, когда Сэм обнаружил, что сидит на ковре, спиной к своей кровати, и увидел встревоженное лицо Дина перед собой. Губы Дина шевелились, и Сэм знал, что он смотрит, но ему пришлось приложить все усилия, чтобы не сблевать на ковёр прямо здесь, у Дина на глазах.

Лицо Дина было пепельно-серым. Глаза огромные, потемневшие от потрясения. Он что-то говорил, но Сэм его не слышал. Всё, что он слышал - это свой собственный голос, умоляющий, просящий: ещё, ещё...

Колени Сэма болезненно стукнулись о плитки кафеля, когда он пополз вперёд и скорчился над унитазом. Дин неистово повторял его имя, сжимая руками его плечи и поддерживая, пока Сэма тошнило.

Желудок свело болезненным спазмом. Сэм подавился, в горло как будто набили песка, и он тщетно пытался выблевать из себя этот голос, его собственный голос, и самодовольный голос лежавшего на нём мужчины. Но ничего не вышло. Он не мог избавиться от этого так просто.

- Сэм. Сэм, хватит. Перестань. Чувак, ты пугаешь меня до чёртиков. - Дин обхватил его поперёк груди и оттащил от унитаза. - Иди сюда. Дай мне на тебя взглянуть...

- Нет, - прохрипел Сэм, пытаясь высвободиться.

- А?

- Не смотри на меня, - Сэм сумел вырваться и отпрянул назад. Он задыхался, давился, сплёвывая желчь. Потом издал мучительный стон.

- Что?.. Сэм, успокойся. Пойдём отсюда... - настойчивые руки развернули его к двери.

- Я просил их, - задохнулся Сэм. Он смотрел вниз, волосы упали ему на глаза.

- Что?

- Я просил их! - Сэм круто развернулся и схватил Дина за воротник. - Дин, я просил, чтобы они это сделали! Я умолял, Дин. Я умолял. Разве это не делает меня шлюхой?

У Дина отвисла челюсть. Он выглядел почти комично, обмякнув у Сэма в кулаках и таращась на него во все глаза. Сэм ощутил, как скручиваются кишки, как огромная тяжесть наваливается на грудь. Воздух выталкивался из лёгких резкими жёсткими рывками. Ошеломлённое молчание Дина было красноречивее всяких слов. Сэм горько засмеялся, и смеялся, пока смех не превратился в бессильные всхлипы. Потом уронил голову перед грудью Дина.

- Ты прав, - Сэм то ли смеялся, то ли плакал. Слёзы струились по его пылающему лицу, капали с подбородка. Он пытался взять себя в руки, справиться с эмоциями, и не мог. Злость, ненависть, стыд и необъяснимый безудержный смех слились воедино. Сэм чувствовал себя больным. - Это не было изнасилованием, мать его, - яростно всхлипнул он. - Я тоже кончал. И я просил об этом.

- Боже, нет...

- Я подставлял им свой грёбаный зад, я умолял их трахнуть меня, трахнуть посильнее и...

- Сэм, прекрати.

- Я делал всё, что они говорили. Я сосал каждый... Господи, каждый дюйм, как какая-то грязная...

- Сэм, ПРЕКРАТИ! - Дин схватил Сэма за руки и швырнул его на кафельный пол. - Прекрати! Заткнись! ЗАТКНИСЬ!

Они оба уставились друг на друга, тяжело дыша.

- Кем это делает меня, Дин? - прошептал Сэм. - Что может быть хуже, чем...

- Я кого-то изнасиловал, - выпалил Дин.

Сэм побелел.

Потом спросил еле слышно:

- Что?

Дин сел на пол, откинулся спиной к стене. Вжал кулаки в глаза, подтянул колени к груди. Сэм сел с ним рядом. Их плечи соприкоснулись, и Сэм задрожал. В ванной было холодно, но не похоже, что Дин это замечал.

- Когда я очнулся, - тихо сказал Дин, - тот парень, Уильям, предложил мне... - Он резко втянул воздух. - ...сделать это. И тогда он нас отпустит, оставит тебя в покое.

Сэм закрыл глаза.

- Они завязали мне глаза. Сказали, что клиент так предпочитает, - прорычал Дин. - А потом он воткнул мне в ухо этот грёбаный наушник, сказал, что будет режиссировать шоу. Я думал...

Сэм сглотнул. Он помнил тепло прожекторов на своей коже, дым, заволакивающий всё вокруг, и то, как лежал там, во тьме.

- Тот парень лежал на кровати. Он был подготовлен и просто... ждал.

Сэм вспомнил, как подскочил от первого прикосновения, как страшно ему было, когда эти тёплые руки поглаживали его, очень бережно. Руки Дина.

- Я... я пытался сдержаться. Я не собирался давать этим ублюдкам то, что они хотели, но... Боже, Сэм. Я как будто... как будто не мог остановиться.

- Дым, - тихо сказал Сэм.

Дин кивнул.

- Я словно не мог думать сам. И, Боже, мне было так... - Дин сглотнул.

- Так хорошо, - закончил за него Сэм. В животе у него снова сжалось. Режущая боль, как удары ножа, и случайные вспышки не-боли... Он был в таком смятении. - Это не должно было быть хорошо, - сказал Сэм, больше сам себе.

- Нет, чёрт подери, - хрипло согласился Дин.

- Что бы ни было в том дыме... - Сэм вскинул взгляд на Дина, но тот не отнял кулаки от лица. - Оно путало, сбивало с толку, оно... Они жгли его всю ночь там, где держали меня...

- Сэм, я кончил. Я кончил в парня, которого изнасиловал.

Сэму защипало глаза; грудь сдавило, когда он услышал, как нетвёрдый голос Дина сломался, произнеся последние слова, и это испугало Сэма больше, чем всё остальное. Он знал, что этот надлом превратится в пропасть, если Дин узнает.

- Это не твоя вина.

Дин потряс головой.

- Сэм...

- Не твоя, - отчаянно повторил Сэм. - Потому что если ты виноват, то виноват и я, и...

- Сэм, я кончил.

- Я тоже. Но ты сам сказал, что...

- Проклятье, Сэм, я кончил, думая о тебе! - Дин вскочил на ноги и вылетел из ванной.

Сэм потрясённо смотрел ему вслед. Потом с трудом поднялся. Ноги были ватными.

- Дин, подожди!

Он вышел, спотыкаясь, и увидел Дина, мечущегося по комнате, как тигр по клетке. Его плечи были напряжены, словно он собирался ударить кого-то, вот только Сэм знал, что мишенью Дина был сам Дин.

- Дин, - Сэм остановился возле двери, глядя, как он проводит рукой по волосам.

- Сэм, - Дин предупреждающе поднял ладонь. - Нет.

- Всё нормально...

- Нет, всё не нормально! - Дин круто повернулся на каблуках, оказавшись с ним лицом к лицу. - Не нормально, ясно тебе? Ты что, не слышал меня? Я изнасиловал кого-то, и я кончил, думая о тебе. - Дин издал короткий смешок. Потом бессильно махнул рукой. - Это всё что угодно, только не нормально... - Дин остановился. Увидел выражение Сэма. Неверяще спросил: - До тебя что, не доходит?

Сэм сглотнул и слабо кивнул.

- Дин, когда я... я тоже думал о тебе.

Дин уставился на него так, словно сэмова голова вдруг стала подпрыгивать на плечах. Потом горько засмеялся.

- Хорошая попытка, Сэмми. - Дин тяжело упал на кровать, его руки обвисли между колен. - Если ты думаешь, что мне от этого полегчает...

- Нет! - Сэм хотел сесть рядом с ним, но передумал, когда Дин напрягся. Он сел на свою кровать, поспешно, потому что ноги его, кажется, больше не держали. - Я так не думаю. Дин, это... Я не знаю, что это...

- Инцест, Сэм, - огрызнулся Дин, избегая его взгляда. - Вот что это такое. Если я тебя коснусь, я превращусь в больное чудовище и... - Дин осёкся, сузив глаза.

Сэм отвёл взгляд.

- Сэм. - Голос Дина был отрывистым. - Говори.

- Мы уже... - Сэм снова слабо махнул между ними рукой.

Дин выругался.

- Когда?!

- П-пару недель назад. Мы напились, я забыл, почему. Пара бутылок пива. Мы... мы вернулись в мотель и...

- И я к тебе приставал, - жёстко закончил Дин.

Сэм вздрогнул.

- Я был не особо против.

- Это потому что ты был пьяный, Сэмми! - Дин поднялся с кровати. - Ты сам сказал - пара бутылок пива! Мы оба знаем, как быстро ты надираешься! Два пива - и тебя можно выносить.

"Ты надрался, Сэмми".

"Неправда!"

"Два пива - и ты весь мой".

- Именно так ты и сказал, - пробормотал Сэм.

Дин остановился над ним.

- И я ничего не помнил? Господи, почему ты мне не сказал?

Сэм беспомощно посмотрел на него.

- Н-не знаю.

Дин что-то пробормотал про себя, проводя по лицу трясущейся рукой.

- Чёрт, это так... дерьмово. - Он опустил руку. Потом вдруг сдёрнул куртку со спинки стула.

Сэм поднялся на ноги.

- Куда ты?

- Мне надо подумать, - пробормотал Дин, просовывая руки в рукава.

- Я с тобой.

- Нет! - Дин круто развернулся и толкнул Сэма назад на кровать. Потом отдёрнул руки, будто обжегшись. - Нет. Оставайся здесь. Здесь ты в безопасности.

Сэм смотрел на него умоляюще.

- Дин, я не могу позволить тебе уйти вот так.

- Мне просто нужно немного воздуха, - Дин сгрёб было ключи, но потом передумал. - Я не поведу, ладно? Не волнуйся, что я втемяшусь в дерево. Просто пройдусь. Мне... мне надо подумать. Будь здесь, Сэм. - Дин направился к двери, избегая смотреть на брата.

- Дин, - позвал Сэм, и его голос сорвался.

Дин остановился, открывая дверь, и обернулся через плечо. Неизвестно, что Дин увидел в лице Сэма, но это заставило его вдруг грустно улыбнуться.

- Дело не в тебе. Мне просто надо утрясти всё это в голове. Придумать, как можно всё снова... наладить.

- Вернёшься? - прошептал Сэм.

Дин ответил не сразу, и горло Сэма сжалось. Потом Дин кивнул.

И ушёл.

Сэм смотрел на закрывшуюся дверь. Он как будто утратил почву под ногами. Он падал, и пропасти не было конца.

- Пожалуйста, вернись, - задохнувшись, сказал он.

 

38.

Дин не ушёл далеко. Оттого ли, что на самом деле не хотел оставлять Сэма одного, или оттого, что ноги не слишком твёрдо его держали, он не знал. Дин обнаружил, что сидит, опираясь на багажник Импалы, уперев локти в колени и вцепившись руками в волосы, и тупо смотрит в асфальт.

До чего же извращённая у них всё-таки жизнь.

Дин не знал, что ему делать. Чёрт, он практически признался Сэму, что видел о нём мокрые сны, и Сэм сказал, что это нормально. Нормально? Да ни хрена в этом не было нормального!

"Так значит, теперь я не только насильник, но и растлитель малолетних".

Дин глубоко вздохнул. Ладно. Сэм, допустим, всё-таки не ребёнок. Больше нет, но, Господи, о чём Дин вообще думал, когда... когда касался Сэма вот так.

...их зубы стукнулись друг о друга, когда он наклонился для поцелуя, изумив Сэма, и дразняще провёл языком по его нижней губе. Губы Сэма оказались неожиданно мягкими...

- Ах ты ж!.. - Дин соскочил с машины. Пробегавший мимо арендатор вытаращился на него и поспешно обогнул по широкой дуге. Дин его проигнорировал, наворачивая вокруг машины беспокойные круги.

Он не мог теперь просто снова стать братом Сэма. Не после этого. Проклятье, о чём он думал? Ага, в этом-то и проблема. Он не думал, вот и всё! Сэм уверял, что всё в порядке, но Дин не представлял себе, как они смогут опять вернуться на дорогу, приступить к работе, как ни в чём не бывало. Господи, Дин даже думать об этом не мог.

Его ноги возбуждённо и бесцельно мерили асфальт, пока он кружил, как ястреб, стиснув голову руками. Чёрт, а он-то думал, хуже быть не может. И тут Сэм говорит ему, что они уже...

- Господи Боже, - пробормотал Дин. Он дёрнулся, ударившись коленями о капот, и осознал, что обошёл машину по кругу. Дин упёрся ладонями в багажник, тяжело уронив голову на грудь.

- Давай, Дин, - пробормотал он. - Соберись.

Изо всех сил пялясь на машину, Дин попытался представить, как они снова едут по шоссе, и Сэм сидит рядом...

...его руки легко скользнули Сэму на пояс. Сэм резко втянул воздух, и он легонько погладил твёрдый сэмов живот. Его ладонь провела по бугоркам пресса, он ощутил нежную кожу под пальцами; джинсовая ткань натянулась сильнее, когда Сэм задохнулся, издал невнятный возглас, полный удивления, но не попытался отбросить его руку...

- Твою мать! - завопил Дин, отскакивая от машины. - Боже!

Он схватился ладонью за лоб, судорожно втискивая другую руку в карман, пока ноги несли его... куда-то! Чёрт, всё равно куда - только бы подальше отсюда! Дин пересёк дорогу, не среагировав на визг тормозов и пламенное проклятье, метнувшееся ему в спину. Он просто шёл по дороге вдоль линии высаженных деревьев, огораживающих главное шоссе.

...Сэм вжался в его руку, вскрикнув от изумления, когда Дин потёр его член. Дин почувствовал его запах и улыбнулся про себя, убыстряя движения и слыша, как Сэм хныкнул от смеси смущения и желания...

- Зачем? Какого хрена тебе понадобилось про это говорить? - закричал Дин деревьям. Он подошёл к одному из них и ударил ствол кулаком. Сильно.

Сэм как будто открыл шлюзы. Смутные отзвуки мягкого тепла и преступного наслаждения вернулись, и плотину прорвало. Разум Дина как будто насмехался над ним. В том, что он кончил, думая о Сэме, не было ничего нового. Желание, потребность, жажда коснуться Сэма не была новой. Он уже касался Сэма раньше. Упившись в хлам, Дин лапал своего брата и... ох чёрт... проводил языком по его шее...

"Конечно, он не сильно удивился, когда ты сказал ему, что кончил. Чёрт, ты облапил его с ног до головы несколько недель назад. Он уже и так знает, что ты чувствуешь! "

- Блядь! - закричал Дин и ударил дерево снова. И снова. И снова, пока костяшки не загорелись болью, и он не почувствовал что-то горячее и влажное, стекающее по пальцам. Дин задохнулся, сглотнул, привалился к дереву, ища опоры. Он ткнулся лбом в грубую кору, глядя на вздыбленные корни медленно погибающего дерева, изогнувшиеся над землёй. Дин моргнул и вдруг понял, что плачет. Он вцепился пальцами в дерево, которое практически обнимал.

Даже если Сэм прав, и то, что произошло в Фремонте, было - он даже в мыслях не мог произнести это слово - изнасилованием, то что ему делать теперь? Он должен был помочь Сэму. А не помогать себе за счёт Сэма! Вся эта херня с оргазмами - чёрт, Сэм действительно верил, будто сам об этом просил - это всё можно было свалить на отраву, которую там жгли. Дин мог бы винить во всём её; с этим они оба, в конечном итоге, смогли бы жить. Это то, что можно было схватить и ударить.

Но фантазии о его младшем брате?

Дин застонал в кору. В этом кого он должен винить?..

Дин оттолкнулся от дерева и посмотрел через дорогу на главное здание. Единственная мысль настойчиво крутилась в его голове. Он должен держаться подальше от своего брата. Пока его сбрендившие мозги не... ну, не станут чуть менее сбрендившими. Он не мог доверять себе в том, что касалось Сэма. Не после того, что он узнал; не после того, что он сделал.

Сцепив зубы, Дин вошёл в главное здание мотеля и направился к приёмному столу. Другая комната, решил Дин, позволит сохранять дистанцию и продолжать присматривать за Сэмом. Он остановился перед стойкой, едва глянув на кипу бесплатных брошюр, сваленных в корзину слева. Дин позвонил в звонок - нахрена он здесь, если не собираешься выходить? - и свирепо уставился на листовку, слащаво восхвалявшую экскурсионные туры в местные леса. Шикарно, прямая доставка в пасть местному Вендиго, или что у них тут водится. Дин раздражённо выдохнул и снова позвонил в звонок.

- Эй! - позвал Дин, глядя на слегка приоткрытую дверь конторы. - Эй, есть кто живой?

Его потряхивало от нетерпения, и он осторожно приблизился к конторе. Услышал звуки - точнее, стоны, и скривился, поняв, что они исходят из телевизора. Дин ударил по двери.

- Да, да. Я сейчас, сейчас... - отозвался прерывистый голос.

"Да уж, заметно", - угрюмо подумал Дин. Судя по голосу клерка, идти он никуда не собирался. Из телевизора по-прежнему доносились гортанные стоны, шумное дыхание и мужской голос...

Мужской голос.

Глаза Дина сузились. Он знал этот голос.

Дин низко зарычал сквозь зубы и ворвался в комнату.

Тучный лысый мужчина неуклюже вскочил на ноги.

- Эй, я же сказал, что сейчас выйду! - раздражённо воскликнул клерк, стряхивая крошки с колен.

- Где ты это взял? - рявкнул Дин.

- Ч-что?

- Этот диск! - Дин ткнул пальцем в сотрясающееся тело Энди, похотливо выхтевшего верхом на какой-то женщине. Дин молил Бога, чтобы это была одна из клиенток. - Где ты это взял?

- Что? Тебе мало порноканала в номере... - Клерк завопил, когда Дин вдавил руку ему под двойной подбородок и впечатал его в стену, обклеенную выцветшими эротическими картинками.

- Где ты это взял? - прошипел Дин, вдавливая локоть сильнее. Клерк выпучил глаза.

- Грэмерси, дом три! - запинаясь, выдохнул он. Пот тёк по щекам, пошедшим пятнами. Клерк пискнул. - Без вывески, сразу за булочной. Просто позвони и поднимайся наверх!

Дин тяжело смотрел на парня ещё несколько секунд. Потом резко убрал руку, и клерк рухнул, захрипев. Ни слова больше не сказав, Дин круто развернулся и вышел, чувствуя, как пустота в груди заполняется. Он наконец-то нашёл, кому набить морду.

 

39

Дверь без вывески, на которую указал клерк, выглядела безобидно. Здание рядом с булочной походило на обычный съёмный дом, с единственным звонком, без таблички. Белая дверь, номер выведен синим маркером. Но место было не столь невинным, каким казалось - проходящая мимо старушка бросила на Дина неодобрительный взгляд, когда он подбежал к этой двери.

Дин нажал на звонок, но не отозвался, когда ответил интерком. Голос, раздавшийся из динамика, не принадлежал ни Уильяму, ни Энди. Однако, взломав замок и проскользнув внутрь, Дин чувствовал себя увереннее от того, что верный глок был при нём, в заднем кармане джинсов.

Дверь вела к длинному лестничному пролёту, и Дин понял, что попал по адресу, когда услышал голоса - неправильные голоса. Из телевизора наверху доносился плач, глубокий голос, уговаривавший партнера раскрыться шире, и чьё-то тяжёлое дыхание.

Губы Дина скривились от отвращения, когда он услышал голоса двух парней, смотревших это дерьмо. Они улюлюкали и постанывали, увлечённые зрелищем.

- Чёрт, похоже, это больно!

- Боже, ты только глянь, принимает каждый дюйм...

- Да-а, такой сладкий...

- Я бы и сам не прочь засадить в эту задницу...

Рот Дина сжался в жёсткую полосу, пока он слушал этих двоих, отделённый от них стеной. Он медленно поднялся по ступенькам, пытаясь прикинуть их численное превосходство. Двое против одного - не самый плохой расклад. Чёрт, он даже предвкушал это. Его руки провели по стене, их до зуда хотелось стиснуть в кулаки.

- Твою мать, ты только посмотри на него...

- Давай... о да... да...

- ...Дин!

Дин дёрнулся. Он чуть не упал, услышав слабый голос Сэма над собой. Он знал, что это не может быть правдой, но когда Сэм прокричал его имя снова, те двое застонали, дроча под это. У Дина вскипела кровь.

- Не знаю, кого он зовёт, - простонал один из них. - Но блядь, этот мальчик... уркк!

Парень возник над перилами, Дин в мгновение ока достиг его, схватил за горло и швырнул через перила вниз по лестнице. Дин услышал, как завопил второй, когда парень заорал, скатываясь по ступенькам, тяжело ударился об дверь и затих. Дин даже не взглянул на него, бегом преодолевая оставшиеся ступеньки.

Комната была похожа на видео-склад, но менее аккуратный: стопки DVD беспорядочно свалены на полках, высившихся от пола до потолка. Часть их обвалилась, когда Дин прыгнул на парня, вминаясь головой ему в живот, и они оба покатились по полу.

- Какого хрена? - мужик лежал у Дина под ногами. Он попытался отползти, вытирая рукавом пот с усов. Его карие глаза стали огромными, когда он увидел выражение лица Дина.

- Ч-чего тебе надо, парень? - проскрипел он и отполз ещё немного, когда Дин шагнул вперёд.

- Где ты это взял? - выдохнул Дин.

- Ч-что? Взял что? - Дин вынул пистолет, и мужик взвизгнул, а потом заорал, когда дуло ткнулось ему в нос. - Эй-эй-эй! Ты нас что, грабишь?

Болезненные вскрики Сэма наполняли комнату, кто-то держал его, пока на нём сверху был другой. У Дина потемнело в глазах.

- Видео! - Дин указал на плоский экран в задней стене. - Где ты взял видео и ВЫКЛЮЧИ ЭТУ СРАНЬ СЕЙЧАС ЖЕ!

Его глаза, превратившиеся в тёмные камни, неотрывно следили за парнем, когда тот кинулся к плэеру, спотыкаясь о раскиданные диски. Дин старался не смотреть на экран, но ему свело кишки, когда он услышал, что мужчина кончил, а потом заставил кончить Сэма - снова с именем Дина на губах. Сэм был ошеломлён; смятение сделало его голос мягче, он казался таким юным, таким растерянным, пока они мучили его.

Сэм начал всхлипывать, экран мигнул и погас. Дин не сознавал, что напрягся для драки: его тело реагировало на звуки боли, издаваемые Сэмом, как тело разъярённой матери-медведицы. Голос Сэма резко оборвался, и Дин дёрнулся, болезненно ощутив утрату.

- Ну вот, - парень поднял руки, зажав диск между двумя пальцами. Он попятился к стене, стараясь держаться от Дина как можно дальше. - Я выключил.

- Ещё есть? - проскрежетал Дин, указывая пистолетом на мусорную корзину, валявшуюся среди разбросанных дисков. Его взгляд был холодным и твёрдым.

- Чувак, чего тебе надо? - заныл мужик - и съёжился, когда Дин резко вскинул на него пистолет. - Ладно, ладно. Есть ещё.

- Давай сюда.

- Что? - мужик непонимающе уставился на него. - Все, что ли?

Взгляд Дина был жутким.

- Все до единой копии. Сюда.

Что-то скрипнуло, и лицо Дина потемнело. Не оборачиваясь, он снял пистолет с предохранителя и крутанул магазин, с отчётливым щелчком отправив пулю в гнездо.

- Если тебе дорога жизнь, - без выражения сказал Дин, по-прежнему не оборачиваясь, - ты останешься там, где стоишь.

Слабый вскрик и скрип кроссовок по полу - что ж, похоже, второй парень не создаст проблем.

Мусорная корзина, к ужасу Дина, наполнилась быстро. Упаковки DVD быстро заполнили её до отказа.

- Подожги их, - прошипел Дин, бросая парню коробок спичек.

- Чего?! Да ни за что! Это же совсем новое, оно стоило мне... ладно-ладно-ладно! Не стреляй! Я их сожгу!

Парень поднял спички. Нерешительно повертел в руке.

- Или сгорит эта хрень, или всё здесь. Выбирай, - холодно сказал Дин.

Спичка упала вниз. Потребовалось какое-то время, чтобы диски занялись огнём, пластик обложек зашипел, оплавляясь. Дин слегка опустил пистолет, глядя, как они горят.

Парень осторожно взглянул на него.

- Слушай, приятель, в чём вообще проблема? Ты хоть знаешь, сколько они стоят... ладно, забудь. - Он снова поднял руки.

- Где ты их взял? - Дин всё ещё поглядывал на огонь. Он хотел убедиться, что диски уничтожены, все до последнего.

- У одного парня, - проворчал мужик, глядя, как плавится его товар.

- Какого парня?

- Не знаю. Здоровенный такой. Никогда его раньше не видел. Кажется, его звали Энди, или что-то вроде того.

- Где? В Фремонте?

Парень растерянно моргнул.

- Фремонт? Не-а, мы встретились здесь. На главной дороге.

- Что? - прошептал Дин.

- Угу, они вроде как отсиживаются на старой бумажной фабрике в получасе езды от города. Вроде они сюда приехали на прошлой неде... эй, а платить за это всё кто будет? - крикнул мужик Дину в спину, когда тот слетел вниз по лестнице, отталкивая с дороги второго парня.

Ноги у Дина дрожали от усталости, пока он мчался обратно к мотелю. Он игнорировал гудки, перебегая улицы, хлопая ладонью по капотам машин, когда они тормозили на волосок от него. Давай, ну давай же. Грудь жгло, сердце колотилось о рёбра. Дин на бегу нащупал телефон, нажал кнопку быстрого вызова, на которую был записан номер Сэма. Сцепил зубы, когда механический голос сказал, что абонент недоступен. Дин попытался дозвониться в мотель. Впустую.

Главное здание мотеля наконец показалось вдалеке, и Дин зарычал, кидаясь вперёд ещё быстрее. Он пронёсся мимо главного здания; он видел Импалу, словно маяк. Дин задыхался, ноги дрожали от напряжения, но он продолжал бежать, пока не достиг двери.

Она оказалась открыта.

О Господи, нет. Дин знал, что найдёт внутри, но всё равно вжался в стену, приложил ладонь к двери и медленно толкнул её вперёд.

Комната оказалась разгромлена: рюкзаки опрокинуты, перевёрнутый стол валяется на полу. Дверь в ванную покрыта отпечатками подошвы ботинка, бившего по ней, выдранная с мясом ручка бесполезно болтается на штырьках.

Дин задохнулся и упал на колени.

- Нет...

Сэм исчез.

 

40.

...он очнулся, задохнувшись от финального толчка. На глаза навернулись слёзы, несмотря на туман, клубящийся вокруг и прячущий боль. В его тело резко толкнулись, потом так же резко вышли, и ему нестерпимо захотелось сблевать.

- Утро доброе, сладенький, - Энди возник перед ним, ухмыляясь, и толкнулся снова. - Слышал, у тебя вчера была жаркая ночка.

Он отвёл взгляд, когда Энди придвинулся ближе. Зловонное дыхание царапало Сэму челюсть.

- Уильям остался тобой очень доволен. Особенно после того, как мы с мальчиками тебя немного поразмяли.

Рот Энди оставил на его коже влажный след, и он попытался отстраниться.

- Ох, да не ломайся. Ты и сам неплохо повеселился прошлой ночью, - Энди оседлал его, навалившись всем весом, потёрся животом о его промежность. И ухмыльнулся, услышав слабый протест.

- Сегодня будет полно работы. Куча народу готова выложить немалые деньги, чтобы познакомиться с тобой поближе. - Он засмеялся, без труда отбив кулак Сэма. Склонился ниже, вытягиваясь на нём во всю длину. Потом посмотрел на него сверху вниз.

- Как насчёт небольшого разогрева?

От этого воспоминания Сэм едва не задохнулся. Нет. Он не может пройти через это снова.

Он сидел совершенно неподвижно. Голова и спина жарко пульсировали от новых синяков, крестец болел там, где его приложили об стол. Он дрался. Чёрт, он дрался изо всех сил. Но он всё ещё был слишком слаб, ноги едва его держали. У Энди было преимущество, и он этим преимуществом воспользовался сполна.

- Как же я скучал по твоей сладкой тесной заднице...

Сэм усилием воли выровнял дыхание. Он медленно выдохнул и попытался не шевелиться, несмотря на то, что всё его тело дёрнулось от прикосновения.

- Я тут подумывал, с чего бы нам начать, - бормотал Энди, туже затягивая верёвки на его щиколотках, дёргая наручники на запястьях, пропуская верёвку через цепь и закрепляя её у Сэма над головой. - Может, с того, что я выебу твою задницу. - Энди пощупал Сэма сквозь штаны. - Тебе это понравится, правда, сладкий? Босс чертовски огорчился, что вы, парни, разгромили его бизнес. Сожгли товар, позвонили шерифу. - Энди провёл рукой по бедру Сэма. Щиколотки были связаны, но Сэм всё равно попытался пнуть Энди ногами, оттолкнуть его от себя так далеко, как только возможно.

- Думаю, вы ему кой-чего должны за это, - продолжал Энди, так, словно Сэм его слушал. - Думаю, вы нам всем должны кое-что... лично. - Он остановился, и его рука дёрнула Сэма за волосы. - В конце концов, ты ещё сгодишься на одну-две ебли, - усмехнулся Энди. - Мы даже могли бы пригласить твоего брата понаблюдать, а?

Чёрт. Дин.

Сэм задержал дыхание, почувствовав Энди в нескольких дюймах от своего лица. Его дыхание у Сэма на горле было вонючим и жарким.

- А теперь будь умницей, Сэмми, и подожди меня здесь, пока я не принесу всё, что надо. Пора нам опять заняться шоу, - Энди снова засмеялся и покинул комнату.

Он остался один.

- Нет, - прохрипел Сэм. - Нет.

Он посмотрел на свои руки, задранные над головой. Наручники лязгнули, когда он дёрнул руками изо всех сил. Металл царапнул кожу, проскрежетав по кости запястья. Сэм размышлял над этим секунду. Он не мог их взломать, но, может быть, он сумеет... Сэм скривился.

Знакомый страх разливался в груди, и Сэм чувствовал, что начинает дрожать. Он подавил панику, грозившую сковать конечности, и сделал глубокий, ровный вдох. Нет. Теперь всё иначе. Они не заставят его сделать это. Сэм вытянул шею и оглядел комнату, сморщившись, когда мускулы на спине и плечах натянулись.

Никаких камер, слава Богу. И прожекторов тоже. Низкий потолок, и стены выглядят иначе. Значит, он не в Фремонте. Тогда где? Сэма привезли сюда в багажнике, поездка была не очень долгой. Значит, они где-то недалеко.

Боже, Дин, наверное, с ума сходит.

Сэм знал, что в эту самую минуту Дин его ищет. Он отказывался верить в обратное. Он позволил этой мысли успокоить себя, и продолжил осматривать и изучать комнату. Но даже если Дин придёт - в чём он ни капли не сомневался, - Сэм всё равно не мог его ждать. Яростно озираясь, он пытался увидеть так много, как только позволяли его путы.

Окон нет. Только одна дверь. И грязный матрац под ним - снова. Кое-где разбросаны обломки мебели, от которых ему сейчас нет никакого толку. В остальном комната была удручающе пуста.

Наручники снова лязгнули над головой. Сэм нащупал пальцами отверстие для ключа, но ему нечем было взломать замок. Браслеты были не слишком тесными - но достаточно, чтобы создавать проблему.

Проклятье. Сэм отказывался пройти через это снова. Жадные руки и гнусные слова Энди уже дали ему понять, что его ждёт, и он дрожал, хотя в комнате не было холодно. Он знал, что на сей раз не выживет, если останется здесь. Они позаботятся об этом.

А если нет, то об этом позаботится Сэм.

Холодная тяжесть дробовика в руках ободряла.

Сузив глаза, Дин наблюдал сквозь деревья, как люди с коробками входили и выходили из заколоченной фабрики, а потом сели в машину и уехали. Место было, как в Фремонте: в стороне от большой дороги, затерянное в лесах, так что любые звуки приглушались плотным зелёным пологом. Двое, которые только что уехали, были просто вылитые клоны Лео и Старка. И где Уильям их только берёт... На порносайтах для извращенцев?

- Сэмми, - прошептал Дин. Ему жгло глаза. Пожалуйста. Пусть на этот раз он успеет вовремя. Насколько он мог судить, они опережали его не больше чем на час. Им не хватило бы времени, чтобы...

Боже, ведь он и Сэм всё ещё пытались собрать себя заново из осколков. Как Сэм выдержит всё это снова?.. Дин резко втянул воздух, когда внезапный ответ на этот вопрос пришёл ему в голову.

Сэм этого не выдержит.

Грудь сдавило, руки, стискивающие дробовик, затряслись. Дин тяжело смотрел на здание, кривя рот.

Он забирает Сэма оттуда. Сейчас же.

 

41.

- Соскучился? - Дверь скрипнула, открываясь.

Нет, нет, нет. Сэм с трудом сглотнул, заслышав тяжёлые шаги. Его глаза по-прежнему были закрыты, но он хрипло выдохнул, когда Энди склонился над ним и безжалостно стиснул мягкую выпуклость у него под штанами.

- Прикидываемся дохлятиной? Брось, я тебе не настолько сильно врезал.

Он посмотрел на Сэма сверху вниз, качнул связкой тонких острых палочек, зажатых в кулаке. Сэм побледнел, и Энди издал смешок.

- Помнишь их, а? - промурлыкал он, разжигая курение, вставляя его в горшок и кладя рядом. Жар от углей лизнул ветки, раскаляя их докрасна, наркотик стал тлеть, источая болезненное свечение. - Босс привёз этот чудный коктейльчик из Индонезии. Мощная штука. - Энди слегка отпрянул, когда к его лицу подобралась волна расползающегося тумана. - Но ты привыкнешь. - Он вдохнул глубже, и его зрачки потемнели. Потом навалился на Сэма, хитро улыбаясь.

- Отвали от меня, - прохрипел Сэм, дёрнувшись, когда Энди накрыл ладонью его щеку и заёрзал на нём. Энди одобрительно забурчал, стаскивая с Сэма штаны, подцепил большими пальцами пояс, неторопливо ослабляя ремень. Не выдержав похоти в его взгляде, Сэм отвернулся. Он задержал дыхание, когда Энди поднялся на нём выше.

- Ну что, тряхнём стариной? - шепнул Энди, устраиваясь пахом напротив паха Сэма. Грубая джинсовая ткань ощутимо тёрлась о его кожу.

- Ты выглядел так чертовски сладко, - Энди накрыл ртом сосок Сэма поверх рубашки. - С задранной задницей, глотая Старка целиком... - Он передвинулся к другому соску, пощипывая его губами, облизывая. Рубашка Сэма тут же вымокла от слюны.

- Отстань от меня, - прошипел Сэм, выгибаясь и уворачиваясь от рта Энди. Наручники громко задребезжали. Сэм стиснул зубы. Захваты оставили красные бороздки на его запястьях, когда он отдёрнул голову от Энди. Он сжал руки в кулаки, выкручивая их, сгибая. Правая рука переплелась с левой, и он с силой потянул руки вниз.

- Перестань сопротивляться! Всё равно без толку, - предупредил Энди, хватая и сжимая лицо Сэма, и с силой засосал кожу над ключицей, оставив на ней краснеющий след. Потом укусил его до крови, и Сэм рванулся. Энди бормотал, поднимаясь выше, с усмешкой поглядывая вверх. И дёрнулся, когда Сэм плюнул ему в глаза.

- Я тебя выебу так, что мой член у тебя изо рта выйдет, - прорычал Энди, сощурившись, и сопротивление Сэма стало яростнее. Энди принялся тереться об Сэма твердеющим членом. - Тебе это понравится, а? - Он задохнулся, его глаза потемнели, обшаривая тело Сэма. - Твоя задница умоляла, чтоб её натянули, с того момента, как ты вошёл в тот бар.

Толчки стали сильнее, желудок Сэма скрутило спазмом. Он напрягся и бешено извернулся, пытаясь сбросить Энди с себя.

- Или твой рот, - прорычал Энди. - Открой-ка рот, сука. - Он сгрёб Сэма за волосы, вмялся ртом в его губы - и зарычал от злости, когда Сэм увернулся, крепко сжимая зубы. В досаде Энди потёрся об сэмов живот. От его движений их вжатые друг в друга тела дёргались вверх-вниз по матрацу.

- Отвали! - зло закричал Сэм. - Отъебись от меня, ты, сраный урод!

Он чувствовал, как наркотик понемногу начинает действовать. Ощущения уже начинали туманиться, время как будто замедлялось. Он не мог больше мешкать. Сэм неистово дёрнул запястьями - и едва не закричал от боли и облегчения, когда почувствовал, как что-то щёлкнуло в правой руке. Сэм выгнулся, подтягивая колени, и врезал ими Энди поперёк спины.

Энди хрюкнул и осел ему на грудь, вдавив в неё колено с такой силой, что Сэм стал задыхаться. А потом Энди резко отвёл руку назад.

Голова Сэма дёрнулась налево так сильно, как будто ему врезали кнутом. Он тут же сверкнул глазами на Энди снова, уголки его рта горели от крови, стекавшей на подбородок.

- Похоже, кое-кого тут надо поразмять, - заметил Энди. И нащупал верхнюю пуговицу его джинсов. - Как насчёт небольшого разогрева?

Скрип половицы заставил Дина вздрогнуть. Он оглянулся, но не услышал ни шагов, ни криков. Плечи Дина поникли от облегчения.

Попасть в здание оказалось неожиданно просто. Дверь оставалась открытой, люди входили в неё и выходили. Улучив минуту, Дин проскользнул внутрь. Здание было не такое большое, как склад в Фремонте - вполовину меньше коридоров, вместо бесконечной паутины переплетающихся холлов, как было там - но всё равно достаточно велико, чтобы затруднить поиски Сэма. И всюду громоздились лестницы, ведущие куда-то наверх. Как он найдёт Сэма во всём этом?

Дин проверял комнаты одну за другой; сердце подскакивало каждый раз, когда он открывал дверь, и обрывалось, когда он ничего за ней не находил. За одной из дверей оказалась контора, на стене которой аккуратным рядом расположились несколько мониторов. Дин автоматически посмотрел на них, но они не были включены. Дин не знал, испытал облегчение или нет. Он уже собирался идти дальше, когда вдруг заметил краем глаза шкаф. Сглотнув, Дин коснулся пальцами ящика для картотек, тянувшегося вдоль стены, и глубоко вдохнул, прежде чем открыть верхний. Он легко выскользнул из пазов. Перед Дином оказался ряд пронумерованных папок.

Папки. Не диски. Слава Богу.

Дин схватил одну наугад, быстро просматривая содержимое. Потом вытянул ещё одну. И ещё одну. Его колени вдруг ослабли, и Дин тяжело привалился к шкафу.

Клиенты. Это всё были клиенты, помеченные анонимными номерами, и в каждой папке были файлы, вдетые в скоросшиватель. Их медицинские карты, данные о финансах, их... вкусы.

Дин просмотрел формы, обнаружив, что к каждой прилагались результаты анализа крови, которые Уильям проверял, прежде чем открыть аккаунт. Дин изогнул верхнюю губу от отвращения. Надо же, какой дотошный ублюдок - поставил торговлю дерьмом на широкую ногу. В каждой папке были пометки о том, когда клиенты вступили в клуб, когда посещали его в последний раз, кого они предпочитают... Всё, кроме их фотографий. Жаль - Дин с удовольствием взглянул бы на парочку.

Засунув папки обратно, Дин проверил остальные ящики, но во всех было то же самое. Никаких дисков, только картотека. Он мысленно отметил, где они находятся, запоминая.

- Я так надеялся, что ты вернёшься.

Дин застыл, потом резко обернулся, но лишь для того, чтобы тут же впечататься спиной в шкаф, когда кто-то стремительно ударил его сзади. Дробовик полетел прочь, мимо ног Уильяма, за дверь.

Дин отступил назад, едва не пропустив лом, просвистевший над головой. Отлично, Уильям раздобыл ещё несколько мордоворотов. Дин заметил ухмылку на квадратной роже, прежде чем лом тяжело врезался в шкаф.

Дин зарычал и бросился на Уильяма. Тот охнул от удивления, зло прикрикнул на двух своих громил, требуя помочь ему. Уильям уклонился от кулака Дина, и один из громил тут же сильно ударил его по спине. Дин выдохнул, легко перекатился и вскочил на ноги - вовремя, чтобы ещё раз уклониться от лома.

Их было слишком много, и слишком мало места, чтоб развернуться. Коридор был узкий, в нём оказалось слишком тесно для драки - спина Дина неожиданно упёрлась в противоположную стену. Дин упал на одно колено, его голова дёрнулась от могучего удара кулаком, сумевшего пробраться сквозь защиту. Дин вскочил, врезавшись плечом в грудь одного из уильямовых парней, в то время как кулак уже достал до челюсти другого.

Уильям стоял позади, с улыбкой наблюдая за дракой. Улыбка дрогнула, когда один из его ребят выбыл из игры. Однако Дин был уже измотан, и вскоре второй мордоворот заломил ему руки за спину.

- Как всегда, оставляешь грязную работу другим, - сказал Дин, задыхаясь - и скривился, когда его руку задрали ещё выше. Он сплюнул кровь на пол и смотрел, как Уильям приближается к нему.

- Зачем делать самому, когда гораздо приятнее понаблюдать со стороны? - усмехнулся Уильям. - Мне понравилось смотреть на вас, ребята.

- Ты вообще любишь смотреть, да? - зло усмехнулся Дин. В спине полыхала боль, и ему приходилось прилагать все силы, чтобы удержаться на ногах. Но всё равно он издевательски улыбнулся. - У самого не встаёт, поэтому нравится подглядывать, как это выходит у других?

Похоже, он попал по больному, потому что безмятежное лицо Уильяма потемнело. Голова Дина дёрнулась от удара.

- На твоём месте я бы не был так самоуверен, Дин Винчестер, - Уильям отступил, глядя, как напряглись мускулы у Дина на челюсти. - О да, я всё узнал о вас двоих, мальчики. Я ведь должен был убедиться, что не поставляю дефектный продукт моим клиентам. - Серые глаза Уильяма блеснули.

- Ну ещё бы, у тебя же тут всё схвачено, - с сарказмом бросил Дин - и напрягся, когда его противник надавил ему на плечо сильнее. Дин выдохнул, чувствуя, как ломит плечо, и кинул взгляд на второго парня. Ага, всё ещё в отключке. Ничто так не навевает сон, как хороший удар коленом по горлу. Значит, подумал Дин, теперь их всего двое.

- В общем-то, так и есть, - Уильям оценивающе посмотрел на Дина. Дин попытался дотянуться до него, оскалившись. - Мои клиенты предпочитают, чтобы их не тревожили, пока они выбирают товар.

Сердце Дина забилось чаще. Значит ли это, что больше здесь никого нет? Непохоже, что кто-то ещё находился поблизости. Дин видел свой дробовик прямо у Уильяма под ногой. Ствол был заряжен каменной солью, но Дин знал, что и от этого может быть адски больно. Но как до него добраться? И где сейчас правая рука Уильяма, Энди?

- Где мой брат? - Дин внезапно вспомнил, что его глок всё ещё лежит в заднем кармане. Обычно он был заряжен солью или серебряными пулями. На сей раз это были освящённые стальные шарики, которые они использовали против демонов. Что ж, вполне сгодится. Дин сцепил зубы, удостоверяясь, что в него вжимаются сзади не слишком сильно, и парень не может почувствовать спрятанное оружие.

- Твой брат? - Уильям приподнял руку, притворяясь, что пытается вспомнить. - Ах, да. Сэмми.

- Его зовут Сэм, - огрызнулся Дин.

- Такое сладкое тело... Принесло мне немало денег. - Лицо Уильяма помрачнело. - Пока вы всё не уничтожили.

- Чёрт, мне так жаль, - сказал Дин, не жалея ни капли.

- О, не волнуйся. Я собираюсь всё вернуть назад. - Уильяма обшарил Дина взглядом и промурлыкал: - Ты вернёшь мои деньги назад.

- Нет, если сперва я выпущу тебе кишки, - прошипел Дин. Он вытянул шею, так, что сухожилия натянулись. - Я не позволю тебе больше тронуть меня или Сэма.

Уильям послал ему короткую довольную улыбку.

- Что ж, в отношении твоего брата ты прав. Думаю, Энди проявил с ним несколько чрезмерный... энтузиазм. - Уильям в притворном сожалении пожал плечами. - Придётся пустить его в расход. Для нас он теперь бесполезен.

Воздух вдруг словно выкачали из пространства. Самодовольное лицо Уильяма растаяло в дымке. В ушах взревело - или, может, он сам взревел, рванувшись так, что вцепившийся в него парень едва удержал его. Один рывок - и Дин оказался свободен. Ему не хватило времени насладиться страхом, мелькнувшем на худом лице Уильяма: Дин прыгнул на него, сваливая их обоих на пол, потом схватил дробовик, упал и перекатился, стреляя в мордоворота перед собой. Раздался грохот выстрела, и мордоворот отлетел, врезавшись в стену. Он рухнул, как подкошенное дерево, и больше не поднялся.

- Я убью тебя! - проревел Дин, вскидывая голову и увидев Уильяма, выбегающего через дверь. Он выхватил пистолет, сжав дробовик другой рукой, и бросился за Уильямом следом.

 

42.

Голова Энди резко откинулась назад. Он взревел, свалился с Сэма, вцепившись в лицо, и завопил, катаясь по полу.

Сэм задохнулся, пытаясь сесть. Большой палец на левой руке жарко пульсировал там, где Сэм вывернул его из сустава, чтобы освободить руку. Правой рукой, с болтающимися на запястье наручниками, он схватил связку благовоний и ткнул ею Энди в лицо. Потом бросил горящую связку на матрац и торопливо подтянул ноги.

Энди всё ещё кричал, вцепившись в глаз, который Сэм проткнул горящей палочкой курения. Сэм торопился, его пальцы тряслись, не слушаясь, когда он распутывал тугие узлы на щиколотках. Есть! Он скатился с матраца, вскочил и бросился к двери.

- Блядь, я убью тебя!!!

Сэм вскрикнул, когда огромное тело навалилась на него, словно кирпичная стена, и их обоих занесло через комнату. Сэм с силой врезал обоими кулаками Энди по ушам. Тот застонал, сползая с Сэма и заваливаясь на бок.

Сэм опять вскочил - и тут же ощутил руку на своей щиколотке, потянувшую его наземь. Он ударился затылком об пол и несколько секунд лежал, оглушённый, пока Энди вскарабкивался на него сверху.

Левая сторона лица Энди превратилась в багровое месиво, челюсть покрывали ожоги, глаз зиял кровавой дырой. Уцелевший глаз таращился на Сэма, налитый кровью и полный ярости.

- Я оторву тебе башку! - прошипел Энди, обхватывая руками горло Сэма. Сэм задохнулся, его тело выгнулось, борясь за воздух. Хватка Энди усилилась, Сэм побагровел, отчаянно молотя Энди кулаками, но тот не отпускал. Он сидел на Сэме, злобно горбясь и стискивая его горло, всё сильней и сильней. Его колени раздвинули бёдра Сэма, пах оказался напротив сэмовой промежности. Сэм задыхался, борясь одновременно с хваткой Энди и с его телом.

Хватка была железной. Вцепившись Сэму в горло, Энди что-то бессвязно вопил, кровь из его глаза брызгала Сэму на лицо. Сэм чувствовал, что слабнет по мере того, как воздух выдавливали у него из лёгких. Тьма застила ему взгляд, и сопротивление ослабло. Сэм прохрипел "нет", когда Энди навалился на него сверху. Конечности превращались в воду, грудь всё ещё вздымалась в попытке вдохнуть. Толстые пальцы Энди впились в его горло, и Сэм закашлял.

- Твой брат найдёт твой труп после того, как я порву тебя на куски, - прорычал Энди, раздавливая Сэма своей массой и лапая его свободной рукой.

При упоминании Дина Сэм стиснул зубы, резко вскинул колено и вбил его в спину Энди ещё раз. Ему хотелось закричать, завопить. Он не собирался позволить сделать это с собой снова, и, сражаясь, чувствовал, как в нём бурлит бешенство. Он держался за это бешенство, держался крепко, как за оружие, и оно наполнило его правую руку силой для того, чтобы пронестись сквозь воздух со всей возможной мощью. Энди взвыл, когда свободно висящий браслет наручника, зажатый у Сэма в кулаке, врезался ему в глаз.

Комната плыла вокруг него. Сэм бешено вцепился в Энди обеими руками, неистово пытаясь спихнуть его с себя. Энди рычал от ярости; злоба, исказившая неповреждённую часть его лица, была ужасна.

Глаза Сэма расширились, когда он увидел дым позади Энди. Матрац! Свечи продолжали тлеть, и постель понемногу занималась огнём. Чёрт! Только этого сейчас не хватало! Дым побудил Сэма возобновить борьбу. Он не может проиграть эту битву!

Издалека раздался оглушительный грохот, и оба мужчины застыли. Но Сэм распознал этот звук мгновенно. Дробовик Дина! Воспользовавшись секундным замешательством Энди, Сэм изо всех сил ударил его обеими руками, зарываясь пальцами в кровавую рану на том месте, где был левый глаз.

Энди взвыл, его хватка резко ослабла. Сэм снова вскинул колени и ударил, ноги врезались в широченную грудь, отшвырнув Энди к горящей кровати. Сэм шатко поднялся и снова двинулся к двери.

Подпитываемое набивкой матраца, курение выросло в дымное облако, медленно заполняющее комнату. Сэм задохнулся от его ядовитого испарения. Дверь внезапно стала меньше, а потом больше, пока Сэм брёл к ней, спотыкаясь.

- Куда это ты собрался, сука?

Рука сгребла его сзади за рубашку, дёрнув так, что воротник вонзился в горло. Сэм задохнулся, вскидывая локоть. Но это было всё равно что ударить стену.

Энди, зажимая ладонью кровоточащий глаз, швырнул Сэма назад. Они сцепились на полу, покатились в пьянящем дыме, медленно наливавшемся чернотой по мере того, как разгоралось пламя, теперь уже жадно лизавшее стены.

Энди бил и бил. Сэм увернулся от одного удара, но пропустил другой. Сэм кричал, заглушая пламя, ревевшее позади них; обломки разбросанной мебели поддерживали огонь, и он разгорался всё сильнее. Кулак Энди раз за разом вминался Сэму в живот, и Сэм задыхался, скорчившись на полу. Энди грубо рванул его штаны, разодрав их сверху, плюясь слюной, вопя, что он сделает с Сэмом. Сэм пытался отодрать его руки от себя, но Энди вдавил колено ему глубоко в грудь, и его глаза расширились, когда он услышал, как рвётся ткань.

Пламя теперь окружало их со всех сторон. Это было как будто снова открыть глаза и увидеть Джессику на потолке. Сэм ударил Энди, вскочил, закричал, когда Энди сгрёб его за плечо и дёрнул обратно. Сэм рухнул на пол, услышав отвратительный треск в руке, острые иглы пронзили левое запястье.

Он напряг спину, почувствовав Энди позади себя, и вложил весь свой вес в локоть, вдавливая его Энди под рёбра. Запястье пульсировало болью, но он был вознаграждён ясно различимым хрустом и изумлённым стоном Энди.

Сэм не терял ни секунды. Он словно опять дрался с шейпшифтером: не было времени отступить и перегруппироваться. У шейпшифтера было то преимущество, что он был Дином; у Энди было преимущество по меньшей мере в восемьдесят фунтов мускульной массы. Но он был медленнее, и уже переступил черту, злоба делала его движения неуклюжими.

Сейчас или никогда.

Сэм скрипнул зубами от боли, сжав руки вместе, и ударил. Сцепленные руки врезались Энди в челюсть, и его голова с хрустом дёрнулась назад. Сэм не дал ему шанса выпрямиться, ударил снова, на этот раз по залитой кровью скуле, и снова услышал треск ломающихся костей. Он не был уверен, что это ломаются кости Энди, но тот отшатнулся, бессвязно визжа, когда Сэм снова ударил, вложив всю силу в костяшки пальцев.

Потолок обрушился, осыпаясь горящими досками. Энди схватил одну и замахнулся ею на Сэма. Сэм увернулся, качнулся назад, когда Энди попытался снова, и встретил удар подхваченным с пола уцелевшим стулом. Сэм взмахнул им, как дубинкой, и стул разлетелся на куски об голову Энди.

К этому моменту Энди уже ничего не соображал, вопя и визжа, пока Сэм продолжал нападать на него. Они оба шмякнулись об стену, Сэм сцепил зубы, хватая руки Энди за запястья, и дёрнул их в стороны, прежде чем они успели сомкнуться на его горле. Используя захват как опору, Сэм резко вскинул оба колена и нанёс ещё один внезапный удар, прямо в кишки. Сэм упал на пол, а Энди обрушился назад, на горящий матрац.

Сэм подавился, слушая леденящие кровь вопли, пока Энди извивался в огне. Вонь горелой плоти тут же заполнила комнату. Сэм не смотрел. Он поднялся, трясясь, и шатко побрёл к двери. Она легко качнулась вперёд, и Сэм вывалился наружу, упав на пол, но тут же поднялся. Он чувствовал спиной жар, но не обернулся, когда взбирался, спотыкаясь, по лестнице, пытаясь найти выход. Он должен был отыскать Дина.

 

43.

Ветки хлестнули его по лицу, но Дин даже не вздрогнул. Его лицо было багровым от гнева. Он мчался вслед за шагами, которые слышал впереди себя. Он сжимал дробовик, как мачете, пробивая им себе дорогу через препятствия. Дин выкрикивал имя Уильяма, неотрывно глядя на его спину, мелькавшую среди зелени. Услышал, как Уильям споткнулся, но не упал.

Инстинктивно Дин знал, что тот задумал. Уильям пытался по кругу вернутся к фабрике, видимо, за подкреплением, но каждый раз, когда он оборачивался, Дин бросался ему наперерез. Он не собирался дать ему улизнуть!

Однако через несколько минут Дин понял, что больше не слышит Уильяма. Выругавшись сквозь зубы, он остановился позади дерева и оглядел подлесок прищуренными глазами. Уильям, очевидно, выбрал это место, потому что оно находилось на отшибе и было знакомо ему. Дин краем глаза заметил обломки веток на земле, и напряжённо вслушался в лес, пытаясь уловить хоть что-то - шаги, треск веток, прерывистое дыхание.

Сам Дин изо всех сил старался дышать ровно. Он утёр тыльной стороной запястья пот, заливавший глаза, пытаясь не думать о том, что сказал ему Уильям. Руки тряслись, и Дин напряг челюсти, заставляя их оставаться неподвижными. Но его тело реагировало помимо воли; позвоночник не гнулся, ноги подрагивали, глаза жгло. Не сейчас. Дин коснулся щекой коры, позволяя грубой поверхности дерева привести его в чувство. Он собирался добраться до Уильяма и порвать его на куски. Потом он вернётся за Энди, выпустит ему кишки и позволит этому ублюдку жить достаточно долго, чтобы он смог увидеть, как Дин будет его потрошить.

Эти мысли его слегка напугали. Но только слегка, и, если бы позже он вернулся к тому моменту, это должно было встревожить его. Однако сейчас он думал, что будет, когда он найдёт тело Сэма...

Дин осторожно потёрся правой щекой о дерево. Жжение в поцарапанной коже слегка отвлекло его от сердца. Оно билось тяжело и шумно в ушах, и болезненно - в груди.

Сперва доберись до них. До каждого из них. А потом... Дин просто не знал, что ещё ему теперь оставалось.

Лес вокруг был тих; местная животная жизнь была беззвучной, как будто затаила дыхание. Всё ещё стараясь не дышать, Дин взглянул на сломанную ветку юного деревца. Несколько листьев обсыпались, другие были влажными, а соседние - сухими. Дин прищурился, отступил от ствола и прошёл мимо деревца. Он оставался на полусогнутых, беззвучно проскользнув мимо зелени, через которую яростно продирался минутой раньше.

Дин прокрался вперёд и понял, что лес перед ним редеет. Ещё одна дорога? Молча пробираясь через полосу деревьев, Дин внезапно понял.

- Твою мать... - Дин выругался, когда перед ним разверзлась зияющая пропасть над ручьём, возникшим от недавно прошедших дождей и теперь шумевшим внизу. Обходного пути не было: гребень оврага тянулся, похоже, на мили. Дин отступил, резко повернул голову из стороны в сторону. Моста нет. Никаких строений на горизонте. Ничего.

- Чёрт, - пробормотал Дин. Придётся вернуться назад и проверить, не удастся ли ему снова напасть на след...

Дин почувствовал жжение в ноге прежде, чем услышал резкий щелчок. Правая нога подогнулась, и Дин хрипло вскрикнул, падая. Он не смог перехватить дробовик достаточно быстро, когда Уильям выступил вперёд и, сжимая в руке пистолет, твёрдо наступил на дуло дробовика, поймав руку Дина в ловушку.

- Ты что, действительно думал, что я буду безоружен? Думал, что сможешь убить меня просто вот так? - Уильям прищёлкнул пальцами. Он взглянул на Дина сверху вниз, забавляясь, его глаза превратились в серые щёлки, когда он, вкладывая весь свой вес, надавил ногой на дуло. Дин выдохнул, сжимая зубы, его пальцы неестественно выгнулись, пытаясь уцепиться за ствол оружия.

- Знаешь что? - Дин выдавил короткий смешок. - Именно так я и думал. - Он скривился, когда Уильям ослабил хватку, потом отрывисто дёрнул дулом пистолета, указывая вверх. Дин, прихрамывая, поднялся, и попытался переместить вес на правую ногу. Уильям невозмутимо отшвырнул дробовик прочь, к деревьям.

- Теперь попрошу твой пистолет, - улыбнулся Уильям.

Дин зарычал, но всё же вытянул глок двумя пальцами и бросил его назад.

- Я убью тебя, - прошипел он.

- Похоже, ты не заметил, у кого из нас пушка.

- Не важно, - последовал краткий ответ. - Я всё равно убью тебя.

Тень сомнения скользнула по лицу Уильяма, и он отступил на шаг. Потом покачал головой.

- Какая потеря. - Он вздохнул с притворным сожалением. - Вы двое могли бы сделать мне замечательный бизнес. - Уильям твёрже сжал пистолет. - Ты бы отлично поработал на меня. А Сэмми... Сэмми был абсолютно прекрасен. Он был безупречен. - Он усмехнулся, когда Дин низко зарычал. - Жаль. Я возлагал большие надежды на вас, мальчики.

- Другие... - хрипло сказал Дин. - Другие, которые пропали...

Уильям равнодушно пожал плечами.

- Мои клиенты платят хорошие деньги, чтобы не беспокоиться ни о каких... ограничениях. Увы, некоторые из ребят не смогли продержаться долго.

- А тот первый? Тот, кого вы заставили меня... мучить? - выплюнул Дин.

Уильям лукаво изогнул губы, приведя этим Дина в бешенство. Ничего на свете он не хотел так, как согнать эту поганую ухмылку с уильямова лица.

- Боже мой. Ты и правда не знаешь, да?

- Он мёртв? - резко спросил Дин.

Уильям повёл плечом, по-прежнему улыбаясь.

- Отвечай мне, ты, самодовольный...

Уильям цыкнул, укоризненно качнув головой. Он явно забавлялся.

- Что смешного? - прорычал Дин.

- Вообще-то - ты. - Уильям сделал ещё шаг назад, бросив короткий взгляд на край обрыва. - Даже если бы ты смог выбраться сейчас, - глаза Уильяма блеснули, - для твоего брата всё равно уже слишком поздно.

Дин сузил глаза. Уильям издал глубокий смешок, разглядывая его.

- Сэмми ещё жив... вернее, был. - Улыбка превратилась в жестокую усмешку, когда лицо Дина побелело. - Да-да. Он был ещё жив, когда ты забрался сюда. Но теперь Энди уже, наверное, закончил с ним развлекаться. Твой брат мёртв, или будет мёртв очень скоро... эй, эй! - Уильям качнул пистолетом. - Ни шагу дальше, или получишь пулю в башку!

- Ты думаешь, мне не плевать? - прошипел Дин.

Ему разрывало грудь. Пистолет Уильяма не волновал его. Нога не болела. Единственное, что болело - сердце: его кололо при мысли о Сэме. Кровь шумела в ушах. Дин крепче упёрся ногой в грязь. Его тело задрожало, когда он сцепил кулаки.

- Сэмми был хорош... пока держался, - Уильям с насмешливым сочувствием покачал головой. - Я правда не хотел потерять его, но Энди был верен мне все эти годы. Такие старательные служащие заслуживают небольшой бонус, как думаешь?

- СУЧИЙ ПОТРОХ! - закричал Дин. Он оттолкнулся здоровой ногой и бросился на Уильяма всем телом, целясь в пропасть позади ублюдка.

Уильям шагнул назад, его лицо исказилось, и он вскинул пистолет.

Лес огласился выстрелом, птицы прыснули с верхушек деревьев, а потом опять наступила тишина.

 

44.

Странно.

Он должен быть мёртв.

Дин вскинул голову, приподнимаясь в грязи на локте и глядя на то место, где только что стоял Уильям. Правое бедро ожгло болью, когда он попытался двинуться, и Дин поморщился. Что случилось, чёрт возьми? Он увидел, как Уильям вскинул пистолет, услышал выстрел, а потом Уильям внезапно замахал руками и рухнул в пропасть.

Хрустнула ветка, и Дин хлёстко обернулся.

Сэм стоял, дрожа, возле дерева, сжимая обеими руками глок, отброшенный Дином. Он выглядел ужасно: рубашка разорвала от воротника вниз, штаны едва держатся на бёдрах, рот в крови, лицо - в чёрных пятнах копоти. Дин пялился на него, не в силах отвести взгляд.

- Поверить не могу, - дрожаще улыбнувшись, сказал Сэм. Пистолет выпал из его рук. - Это ты должен был спасать мою задницу... придурок.

- Сэм?! - вскрикнул Дин - облегчение обрушилось на него, словно поток ледяной воды. Он вскочил на ноги, голова у него пошла кругом. - Слава Богу! Тебя не...

И тут же снова упал.

- Дин!

Дин с ворчанием приподнялся, когда Сэм споткнулся и рухнул рядом с ним. Он провёл ладонями по ноге Дина, и его глаза стали огромными, посветлев от тревоги.

- Боже, тебя подстрелили! О чём ты думал, прыгая на него вот так, ты, идиот...- Сэм осёкся и умолк, потому что Дин обхватил его за шею и дёрнул вперёд, сгребая в объятии. Сэм заёрзал от неожиданности, но потом замер и, подняв руки, нерешительно положил их Дину на поясницу.

- Я думал, ты мёртв, - прошептал Дин. Объятие Сэма стало крепче. Дин наклонил к нему голову. - Думал, что опоздал, - пробормотал он Сэму в волосы. Потом отстранился, положив ладони ему на плечи, и окинул его взглядом, будто видя впервые. Потом заметил разорванную одежду, и нутро скрутило холодно. Дин посмотрел Сэму в лицо.

- Ты как? Он сказал, что ты сейчас с Энди. Тебя не... - его горло сжалось, когда Сэм тупо посмотрел на себя и вдруг содрогнулся. - Эй. Ты в порядке? - Дин умолял его поднять взгляд.

- Я... - голос Сэма звучал, будто в шоке. Он поднял обескровленную правую руку, так, чтобы Дин увидел. - Кажется, я её сломал.

Дин застыл. Этот отрешённый тон...

- Сэм?

Сэм, как будто не услышав его, оглянулся назад, на лес.

- Я выбрался оттуда, услышал выстрел... Я знал, что это ты и...

Дин бережно взял его левую руку, мягко проверил её пальцами, задержавшись на большом - и сочувственно сморщился, заметив, под каким странным углом тот выступает из распухшего сустава.

- Палец, - пробормотал Сэм. - Я его... в смысле... я был в наручниках... - Он с силой глотнул воздуха.

Дин в тревоге всмотрелся в Сэма.

- Энди... он...

Сэм моргнул, глядя на Дина слегка озадаченно.

- Думаю... думаю, он мёртв.

- Отлично, - пламенно сказал Дин. Удовлетворение, которое он испытал, должно было насторожить его. Должно было. Но вместо этого Дин мягко сжал плечо Сэма. - Сэмми?

- Думаю, я в порядке, - Сэм видел, как обеспокоено Дин на него смотрит, и выдавил нетвёрдую улыбку. - Он... он п-пытался, но я... - Сэм опустил голову, его плечи затряслись, кулаки судорожно вжались в бёдра. - Я в порядке, - выдавил он, горячо закивав головой. Звучало так, словно он говорит это больше самому себе. - Я в порядке.

Он не сопротивлялся, когда Дин снова притянул его к себе.

- Ты будешь, - прошептал Дин и почувствовал, как дрожащие пальцы Сэма сжали его куртку. Дин ничего не сказал, только внутренне скривился от острой вспышки боли в ноге. Он притянул Сэма ближе, так, что голова брата оказалась у него на плече, а согнутые колени неуклюже ткнулись Дину в живот. Но Сэм был живой; живой, и здоровый, и тёплый в его руках. Ничто больше не имело значения. Сэм здесь, он дышит, и очень скоро Дин почувствовал, как в горле нарастает всхлип. Дин сглотнул его, шаря руками выше, путаясь пальцами у Сэма в волосах, и вжался лицом Сэму в щеку.

Какое-то время он слушал, как сердце Сэма колотится против его сердца. А потом Дин начал дрожать, и внезапно понял, что не может остановиться.

 

45.

Сэм едва заметно поморщился, когда доктор Крейгс закончил накладывать шину ему на палец. Он смотрел поверх плеча доктора на схему, висящую на стене, отрешённо разглядывая изображённый на ней жутковатый разрез человеческого тела. Сэм старался избегать взгляда доктора и игнорировать то, что Крейгс сидит достаточно близко, чтобы их колени соприкасались.

- Что ж, - доктор слегка похлопал его по плечу. - Теперь всё должно быть в порядке. - Он бросил бинты на поддон. - Носи её, пока опухоль не спадёт. Тебе невероятно повезло, что ты не сломал запястье, но растяжение довольно сильное.

Сэм мрачно взглянул на бинты на обеих руках.

Крейгс прочистил горло.

- Возможно, тебе понадобится помощь в ближайшие несколько дней.

Сэм не ответил, и доктор придвинул стул ближе. Сэм внутренне съёжился от его сочувственного взгляда. Он поёрзал на сидении.

- Я знаю, что мы не нашли никаких... э... повреждений. - Крейгс сделал паузу, когда Сэм вздрогнул. - Но как ты вообще, сынок?

- Что с Дином? - Сэм проигнорировал вопрос. Он обернулся к каталке, на которой Дин лежал без сознания.

Вздохнув, доктор поскрёб затылок.

- Пуля прошла сквозь мышцы. Кости и сухожилия не задеты. Но он потерял много крови. Теперь просто нужно следить, чтобы в ране не завелась инфекция.

Сэм кивнул, снова глядя на свои руки.

- Тот пожар на заводе Харви... Это же были вы, ребята, верно? - Крейгс поднял руку, когда Сэм резко вскинул голову. Они с Дином решили не говорить Крейгсу о том, где нашли Уильяма. - Не волнуйтесь. По официальной версии, это был акт вандализма. - Доктор сделал паузу. - Вы там охотились на какого-то призрака или монстра, да?

- Вроде того, - тихо ответил Сэм. И вздрогнул, когда доктор коснулся его колена.

- Прости. Всё в порядке, - тут же извинился Крейгс. - Я не хотел тебя напугать.

- Вы и не напугали, - сказал Сэм, но всё равно поднялся и встал возле каталки. Он нерешительно тронул безвольную руку Дина.

- Сэм... Как я понимаю, ты не слишком много помнишь о том, как твой брат привёз тебя сюда в первый раз. - Крейгс пристально смотрел на Сэма.

- Не слишком, - пробормотал тот, пожав плечами и не глядя на доктора. - Но мне уже лучше.

- Я больше беспокоюсь о твоём брате.

Сэм встревоженно обернулся.

- Думаю, он не готов признать, что его... - Крейгс неловко прочистил горло.

Сэм снова посмотрел на Дина. Потом деревянно кивнул.

- Вообще-то, мы... поговорили об этом.

"Вроде как".

- Поговорили? - Крейгc повторил это так облегчённо, что Сэм скривился и отвёл взгляд. - Рад это слышать. Сперва я предложил, чтобы он позвонил вашему отцу...

- Нет! - Сэм крутанулся на месте, в ужасе глядя на доктора. - Дин ему звонил?!

Крейгс успокаивающе поднял ладонь.

- Судя по нашему последнему разговору, я бы так не сказал.

Сэм тяжело опустился на табурет рядом с Дином и привалился головой к краю каталки.

- Не нужно звонить папе, - тихо сказал Сэм. Его адамово яблоко болезненно дернулось, когда он представил себе лицо отца. Как он посмотрит на Сэма, когда узнает, что Сэм не сумел их остановить... - Не нужно.

- Твоему брату необходимо поговорить с кем-нибудь. Тебе необходимо поговорить с кем-нибудь, - с нажимом сказал Крейгс. - Дин пытается заботиться о тебе, но кто позаботится о нём?

- Я, - немедленно ответил Сэм. Он поднял голову и без колебания встретил взгляд доктора. - Я позабочусь о нём.

Крейгс печально посмотрел на него, криво улыбнувшись.

- То же самое сказал и твой брат.

Сэм повернулся к Дину. Уголок его рта дёрнулся.

- Это на него похоже.

- И так же, как его, я не смогу убедить тебя обратиться за профессиональной помощью? - голос Крейгса звучал обречённо.

Сэм невесело улыбнулся.

- У нас проблемы с медицинской страховкой. Ничего. Мы как-нибудь справимся. - Сэм рассеянно потёр костяшками металлическую раму каталки, вздрогнув, когда она коснулась запястья.

Крейгс покачал головой.

- Ну что ж, в любом случае, я хочу, чтобы ты и твой брат продолжали принимать 3ТС и эфавирен в течение месяца. Затем...

- Постойте, - Сэм нахмурился - Я и кто? - он бросил взгляд на Дина. - Ох, чёрт, Дин, - пробормотал Сэм в замешательстве.

- Похоже, ты не знал.

Сэм безмолвно кивнул. Он отчасти завидовал Дину. Если бы у Сэма был выбор, он бы тоже предпочёл, чтобы никто не знал.

- Твой брат упоминал файлы, которые нашёл где-то там... - с явной неохотой сказал Крейгс.

Сэму защипало глаза.

Их клиенты. Лица, которые он всё ещё видел. Руки, продолжавшие его трогать.

...Старк крепко сжал его подбородок. "Ну-ка, улыбнись в камеру, Сэмми".

- Похоже, там были выписки из медицинской истории.

..."Я люблю, когда они сопротивляются. Так я по крайней мере знаю, что трахаю не какую-то сраную куклу".

Сэм просунул пальцы под ладонь Дина. Вес руки брата на его пальцах был ободряющим. Несмотря на неподвижность, ладонь Дина была очень тёплой.

- Так что, те лекарства нам не понадобятся?..

- Я бы предпочёл, чтобы вы в любом случае завершили их приём.

Сэму так хотелось, чтобы Дин сейчас был в сознании. Чтобы Крейгс не давал ему усыпивший его анестетик. Но нет, это было неправильно. Сэм ведь не хотел видеть, как Дин страдает от боли.

- Иногда приходится делать то, что не хочется, - прошептал Сэм.

- Прости?

Сэм тряхнул головой, выходя из задумчивости.

- Я сказал - да. Конечно.

- Так как ты себя чувствуешь?

"Он ведь уже об этом спрашивал, разве нет?" Сэм не помнил точно, но ему хотелось, чтобы доктор прекратил задавать вопросы. Особенно таким голосом - словно ждёт, что Сэм вот-вот разлетится на куски. Сэм достаточно наслушался этого от Дина. И если уж быть честным с собой до конца, он уже был разбит. И чувствовал себя так, словно был кое-как склеен заново из осколков.

- Сэм?

"Хватит спрашивать", - подумал Сэм, но неохотно повернулся к доктору.

- Я чувствую себя лучше. Уже не... не так сильно болит. И, думаю, мой брат сказал вам, что у меня не было лихорадки.

- Ты знаешь, что я имею в виду не это.

Сэм снова повернулся к каталке. Он хотел, чтобы Дин очнулся и они могли бы уйти.

- Всё нормально, - сказал Сэм, хотя и знал, что это не тот ответ, которого ждёт Крейгс.

Крейгс вздохнул с явной досадой.

- Я просто хочу помочь вам, мальчики. Хочу, чтобы вы были в порядке.

- Мы в порядке, - ответил Сэм тихо.

И почувствовал себя неизмеримо лучше, когда рука Дина бессознательно сжала его руку - словно он знал, что Сэм здесь.

- Мы в порядке.

 

46.

Он не чувствовал никакой перемены.

Дин сидел в постели - мелкий не позволял ему встать, даже чтобы налить кофе - и смотрел, как Сэм суетится на кухне, готовя сэндвичи.

Он должен был ощутить, что всё позади - конец игре, кранты, финита. Но всё это - проклятье, он до сих пор не мог заставить себя хоть как-то это назвать - по-прежнему продолжало висеть над ними. И хотя Сэм ни разу больше об этом не упоминал, Дин не мог перестать об этом думать. Очень уж здоровенное оно было - "это".

Когда Дин очнулся в клинике, Сэм дремал на стуле рядом с каталкой, откинув голову в паре дюймов от его лица. Это слегка смутило его - вот так проснуться и увидеть младшего брата, брата, о котором он фантазировал, на расстоянии вздоха от своих губ. Дину следовало шутливо пихнуть Сэма и поддразнить его насчёт личностного пространства. Но он не сделал этого. Дин просто смотрел на него, на лицо Сэма, повёрнутое к нему, на рот, приоткрытый во сне, и всё, что он чувствовал, было... было Сэмом.

Не то чтобы он хотел запрокинуть своего брата в страстном поцелуе Ретта Батлера - хотя, может, оно того и стоило, просто чтобы увидеть, как Сэму понравится быть его Скарлетт О`Хара. Всё, что он чувствовал, было "Сэм-жив-я-не-опоздал-теперь-я-смогу-тебя-защитить-Боже-спасибо". И это же хорошо, правда? Дин ощутил то самое затопляющее тёплое чувство, которое он называл "Сэмом", и привычную братскую досаду, когда Крейгс сказал ему, что Сэму стоило провести ночь на каталке, а не скрючившись на стуле. Только это - и всё. Никакой похоти, никакого слюнопускания, никаких фантазий о бедном Сэме. Парень и так уже огрёб предостаточно. Что ж, по крайней мере странные чувства Дина по отношению к брату ушли.

Дин откинулся на спинку кровати и заложил руки за голову, лениво глядя, как Сэм тянется за хлебом. Мягкая серая футболка задралась, штаны на шнуровке скользнули чуть ниже на бёдра, обнажив бледную плоть, до которой не добиралось солнце, твёрдую и мускулистую, и ямку над копчиком, и шелковистую кожу...

У Дина пересохло во рту.

- Дин? - Сэм встревоженно обернулся. И не удивительно, потому что Дин слегка постукивал затылком по кровати, бормоча себе под нос. Дин отмахнулся, буркнув, что собирается принять душ, но не похоже, чтобы Сэма это убедило.

Душ, впрочем, не слишком помог. Дин стоял там ещё долго после того, как кончилась горячая вода и воздух стал холодить кожу. Он тупо пялился на бутылку шампуня в привинченной к стене корзинке. Дин поднёс шампунь к носу. Он пахнул чистотой. Покоем. Миндалём. Сэмом.

Это по-прежнему был его Сэмми, чёрт подери. Дин скривился и поправил себя: Сэм. Он не собирался малевать сердечки в записной книжке или покупать Сэму цветы. Это же его брат, во имя всего святого! Дин попытался представить, как дарит Сэму букет - что-то такое розовое и жёлтое с лохматой кучей белого серпантина - и скривился. Нет, это было слишком странно. Да за одну только попытку Сэм его как следует стукнет своей здоровенной лапой.

Так какого же чёрта...

Дин натянул рубашку через голову. Он помнил, как думал о Сэме, пока... пока показывал представление. Тогда это не казалось неправильным. Это казалось верным. Было совершенно естественно чувствовать худощавое тело Сэма, выгибающееся под ним в экстазе, видеть чистый восторг и наслаждение на лице Сэма и знать, что это он, Дин, вызвал их в нём. Ладони зудели, когда он думал о гладкой коже, которой мысленно касался, и о жаре тела, которое представлял под собой. Он кончил, представляя, что вокруг него Сэм и его тугое, влажное тепло...

- Чёрт, - пробормотал Дин, глянув вниз. У него стало вставать от одних только мыслей об этом. Дин сел на крышку унитаза.

Похоже, ему срочно нужно потрахаться.

Дин кивнул про себя. Да, в этом всё дело. Ему просто нужен хороший, сладкий, неистовый секс с незнакомкой в незнакомом городе. Он думает о Сэме, потому что... потому что волнуется о Сэме. Конечно, вот потому его лицо и всплывает. Дин никогда не чувствовал ничего, кроме того, что уже чувствовал к Сэму. Сэм был просто Сэм. Дин напился, сделал глупость, и ему ещё крупно повезло, что Сэм не врезал ему по морде, когда он сделал это.

Дин сидел так долго; мысли убегали, как вода в решето. Но в этом был смысл. В этом была целая куча смысла, и это позволит освободиться от той странной неловкости, что повисла между ними. Всё снова станет, как прежде.

Так какого же чёрта от этой мысли ему не делалось лучше?

 

47.

Временами он чувствовал на себе взгляд.

Сэм сидел за столом, медленно жуя пиццу, но она была клейкой и прилипала к нёбу. Это утомляло - утомляло управляться с куском с повреждённым запястьем и пальцем, несмотря на то, что Дин порезал пиццу достаточно мелко, чтобы Сэм мог удержать её в руке.

Дин напротив него уминал свой кусок с неподдельным энтузиазмом. Сэм был доволен, просто глядя на него и пытаясь не думать о... всяких вещах. Он слабо улыбнулся в ответ на отпущенный Дином комментарий. Сэм попробовал другой кусок - и понял, что отнюдь не в восторге от сочетания сосисок с оливками; впрочем, это был компромисс, которым они довольствовались, потому что Дин терпеть не мог оливки.

Прошло два дня. Дин, приклеив к лицу выражение "я-не-хочу-говорить-об-этом", ковылял по комнате на костыле, ворча на свою рану, весь такой неприступный, с негнущейся спиной - словом, хандрил в своей обычной, диновской манере. Он ни разу не упоминал их последний разговор и то, что произошло между ними пару недель назад. Дин старательно притворялся, будто ничего не случилось, и это у него чертовски хорошо получалось.

Сэм бы тоже хотел, чтобы много чего не случилось.

Но он понял намёк. Что бы там ни думал Дин, Сэм вовсе не всегда стремился всё обсуждать. И так действительно было проще. Возможно, всё и впрямь станет, как прежде - как и обещал ему Дин.

Только Сэм всё равно постоянно чувствовал на себе взгляд брата. Он перехватывал этот взгляд: лицо Дина непроницаемо, губы слегка поджаты, словно Сэм - головоломка, которую он пытается разгадать.

Дин больше не прикасался к нему, по крайней мере намеренно. Сэм никогда раньше не сознавал, как часто Дин к нему прикасается - хлопок по спине, по плечу, тёплая рука на шее, - пока Дин совершенно не прекратил это делать. И Сэм тосковал по этому; он ненавидел странное выражение, с которым Дин как будто собирался потянуться к нему, но потом передумывал.

Похоже, Дин всё же получил ответ, который искал. Теперь он стал немного более расслаблен, слегка подшучивал над Сэмом, улыбался. Он даже снова принялся чистить оружие; медленно, методично разбирал стволы и полировал их. Сэм сидел на своей кровати, притворяясь, будто читает, и наблюдал, как Дин уверенными движения развинчивает пистолет и вынимает обойму, прочищает каждую часть с бережностью, которой Сэм за ним никогда прежде не замечал. Это было завораживающее зрелище: те самые руки, которые, будучи напряжёнными, могли нанести столько ущерба, сейчас держали части ствола, как стекло, мозолистые пальцы осторожно касались хромированной поверхности. Те самые руки, которые так уверенно проводили по животу Сэма, дразня, и ладонь скользила вокруг пупка...

Сэм тяжело сглотнул - и закашлялся, когда оливка скользнула в дыхательное горло. Дин взглянул вверх, приподняв брови, - рот у него был вымазан в соусе, - и смотрел на Сэма, пока тот не отмахнулся от предложенного стакана воды.

Неизвестно, что подумал Дин - да Сэму и не хотелось знать. Он чувствовал, что Дин пялится на него снова, и поспешно уставился на остатки пиццы. Потом поднялся и выскреб свой обед в мусорный бак. Когда он повернулся, Дин прищурился на его пустую тарелку.

- Можем что-нибудь другое заказать, - быстро предложил Дин, протирая рот салфеткой и умело пряча глаза.

Странно - обычно он не предлагал вот так транжирить деньги. Сэм покачал головой.

- Жалуетесь на расстройство аппетита, Трэйси? - Сэм вопросительно посмотрел на него, и Дин пояснил: - Ты не слишком много съёл на завтрак и ланч. - "И на ужин вчера", добавил его хмурый взгляд.

Сэм пожал плечами. Рассеянно отскоблил оливку, прилипшую к тарелке.

- Ты должен поесть что-нибудь, Сэм, - мягко сказал Дин.

Как будто еда сможет унять это мерзкое чувство в животе. Сэм послал ему слабую улыбку. Мысли о Дине и оружии испарились, как не бывало.

- Я просто не голоден, - признался он. Это по крайней мере было правдой. Он ничего не мог взять в рот, не вспоминая о том, что они заставляли его глотать... Не думай об этом. Сэм отвёл взгляд и уставился на стену за кроватями. Хорошо бы поспать.

- Дерьмово выглядишь. - Теперь Дин говорил резко.

Сэм неловко усмехнулся.

- Спасибо.

Он молча лёг. Но через несколько минут почувствовал призрачные пальцы, блуждающие по позвоночнику, и рот Старка на своём горле. Молчание внезапно стало слишком громким.

- Я думал про нашу следующую охоту, - выпалил Сэм.

Дин в изумлении вскинул голову:

- Что?

- Ты приклеился к ноуту, - пояснил Сэм, немного нервничая. - Нашел что-нибудь?

Внезапно Дин застыл, его лицо окаменело.

- Нет, - коротко ответил он. - Ничего. - Дин откусил ещё кусочек пиццы. - У нас оплачена следующая неделя. - Он с отвращением махнул недоеденным куском на свой костыль. - Может, досидим уже...

- О. Да. Конечно, - взгляд Сэма автоматически переместился на перевязанное бедро Дина.

Не то чтобы Сэм на самом деле предвкушал, как опять втиснется на сиденье машины и будет трястись там часами. Просто он хотел уехать отсюда. Так далеко, как только возможно, туда, где при взгляде на горизонт он не увидит завесу тьмы. Но Дин нуждался в отдыхе и продлил срок их пребывания здесь ещё на неделю, однако по какой-то причине разволновался, когда Сэм попросил, чтобы они поскорее отчалили.

Так что они продолжали торчать в этой комнате, потому что Дин не позволял Сэму даже сделать шаг наружу, чтобы забрать бесплатные газеты, или ответить, когда посыльный привозил еду и стучал в дверь. И хотя Сэм понимал и ценил это, но безвылазное сидение в этой комнате, где было нечего делать, кроме как вспоминать, понемногу сводило его с ума.

Тихий гудок мобильника Дина огласил комнату. Оба посмотрели на тумбочку.

- Пора... - Сэм осёкся - слова застряли в горле.

Дин просто кивнул. Идя к ванной, Сэм чувствовал на себе его взгляд.

- Сэмми? - Дин дождался, пока он обернётся. Потом ободряюще улыбнулся. - Это не навсегда, ты ведь знаешь?

Сэм кивнул, тяжело сглотнув.

- Знаю, - ответил он, хотя его горло сжалось.

...рука Энди у него на затылке...

Сэм стиснул дверную раму так, что заныли пальцы.

- Те файлы... - Дин выглядел так, будто внезапно обнаружил, что стоит в шаге от мины. - Есть шанс, что...

- Да. Есть шанс, - пробормотал Сэм. Он прочистил горло. - Я просто хочу принять душ... ладно?

- Оставь мне горячей воды, - легко отозвался Дин, прежде чем за Сэмом закрылась дверь.

Сэм привалился к двери спиной и закрыл глаза. Жизнь понемногу возвращалась к норме. Норме для них, по крайней мере. Они, наверное, скоро пойдут на охоту. Дин больше не выглядит так, будто только и ищет, кому бы набить морду. И эти таблетки - он почти закончил их принимать. Дин почти закончил их принимать. У них больше не будет этого напоминания дважды в день. Всё вернётся и снова станет таким, как было, как и обещал Дин; таким, как до той ночи, когда они напились. И Сэм не понимал, почему мысль об этом отзывается в нём таким сожалением. Дин хотел этого. Уходя из их комнаты в тот день, он сказал, что попытается всё наладить.

Вот только Сэм больше не знал, что означает это слово.

 

48.

Сэм звал его.

Дин говорил с фремонтским шерифом, когда эта мысль обрушилась на него, словно удар поддых. Мысленное "Твою мать!!" - и он запнулся на полуслове. К счастью, шериф решил, что это просто разъединилась связь с детективом Нейлом Эбботом из Вандэйла, Индиана. Шериф казался любезным, хотя и чересчур усталым для раннего вечера. Он явно испытал неподдельное облегчение от того, что кто-то ещё работает над этим грязным делом на фремонтском складе. Но ничего нового он не сообщил - пропавшие по-прежнему не были найдены. Дин чувствовал себя слегка виноватым, когда повесил трубку.

Сэм звал его.

- Боже, - пробормотал Дин и вжался запястьями в глаза.

Он не знал, почему не вспомнил об этом раньше. Может, потому, что тогда он слишком старался не слушать то видео...

Но он слышал Сэма.

Ладно, допустим, мелкий был под воздействием проклятого дыма. Но всё равно очень чётко повторял его имя.

Дин нашёл причину, целую здоровенную пачку причин, чтобы вправить свои сбрендившие мозги. Он пытался снова стать старшим братом Сэма. Он думал, что всё уладил.

Господи, как же всё это было дико.

- Я думал, ты сказал это, чтобы мне стало легче, - жалобно сказал Дин молчаливой фигуре на кровати. Не получив ответа, он упёрся щекой в кулак, поставив локоть на стол, и посмотрел на кровать перед собой.

Тогда, в Фремонте, Сэм волновался о Дине. Почему бы иначе он согласился... Дин со свистом втянул воздух. Как и Дин, Сэм попался в ту же дурманящую сеть. И так же, как у Дина, его тревога за брата, наверное, превратилась в... ну... словом... в это.

Конечно, это не объясняло тот прискорбный факт, что Дин нажрался как свинья и делал всякое. Даже если Дин ничего не помнил - зато помнил Сэм. И это, определённо, ещё сильнее вывихнуло бедному малышу мозги. Но по крайней мере не настолько, чтобы Сэм воображал, будто фантазировал об этом. Одного нафиг сбрендившего Винчестера вполне достаточно, спасибо большое.

Дин улыбнулся, немного грустно, разглядывая спящий силуэт, свернувшийся на кровати. Пряди тёмных волос разметались по подушке. Сэм спал, не подозревая, что за ним наблюдают. Дин смотрел, как одеяло приподнимается и опускается в такт с сэмовым дыханием. Он обнаружил, что это его странным образом успокаивает, даже утешает, и тугие жгуты вдоль спины расслабляются, когда он смотрит на спящего Сэма.

Сэм лёг спать рано - как и всегда в последнее время - и Дин был признателен, что сон его не прерывается так долго. Сэм стал удивительно тихим с тех пор, как они покинули клинику Крейгса... с тех пор, как Энди схватил его. Снова.

Дин почувствовал, как в горле поднимается желчь. Он глотнул воздуха и задержал дыхание, а потом со свистом выдохнул. Сэм не слишком вдавался в детали, но Энди был мёртв. И Дин был рад, что мучитель Сэма сдох наконец, вот только...

Вот только он хотел бы убить Энди собственными руками.

Потому что теперь он чувствовал себя так, словно недостаточно сделал для Сэма.

Сэм что-то простонал и заворочался под одеялом. Потом затих, и Дин снова расслабился. Он хотел помочь Сэму, но не знал, как.

Он вернулся мыслями к звонку. Бросил взгляд на страницу блокнота, исписанную именами. Дин вычёркивал строчки из списка каждый раз, когда очередное тело проходило опознание. Но всё равно, оставалось так много имён... и Дин знал, что там не хватает ещё одного.

Дин не мог его найти. Не было никакого следа, нигде. Никаких новых исчезновений, а найденные тела слишком сильно разложились, чтобы быть свежими. Дин закрыл глаза. Он всё ещё помнил, каково было чувствовать под собой это тело. Он не хотел этого, но был уверен, что тот, другой, хочет. Если бы он только знал...

Дин тупо смотрел на монитор. Множество лиц смотрели на него в ответ. Он больше ничего не мог сделать. У него не было ни имени, ни лица, только память о коже, жаре, мускулах и боли. Он испробовал все возможности, какие только пришли ему в голову. Он же охотник, чёрт подери. Так почему же он не может найти этого парня?

- Я старался. Прости. Прости меня, - пробормотал Дин ноутбуку. - Я молю Бога, чтобы ты оттуда выбрался. Надеюсь, с тобой всё в порядке.

Он почувствовал резь в глазах и ущипнул себя за переносицу. Резко выдохнул, дожидаясь, пока ощущение пройдёт. Потом тихо кликнул на следующую страницу, где был ещё один список: перечень всех мест в радиусе ста миль, где продавалось хард-порно. Он знал, что искать. Просто до сих пор у него не было на это времени.

Дин услышал слабый всхлип и чуть не вскочил на ноги. Сэм хмурился во сне, тряс головой, беспокойно двигал руками. У него вырвался тихий возглас, слишком низкий, чтобы его можно было разобрать, но явно полный страдания. Сэм не проснулся. Но Дин знал, что теперь это вопрос времени.

Сэм нуждался в нём, и это было единственным, что Дин мог сделать для него и для себя.

Дин глубоко вздохнул и с тихим щелчком закрыл ноутбук.

 

49.

За два дня до того, как они уехали куда глаза глядят - место назначения всё ещё оставалось неопределённым, - Дин застал Сэма врасплох. Сэм так сильно старался не думать о пальцах, блуждающих вдоль его позвоночника, что даже не услышал, о чём говорит ему брат.

Моргнув, Сэм понял, что стоит возле кухонных шкафчиков, тёплая вода струится по его рукам и по кружке, которую он мыл. Дин спросил его о чём-то? Сэм вздрогнул, его руки дёрнулись вместе с кружкой, и собравшаяся в ней вода выплеснулась ему на штаны.

- Чёрт! - вскрикнул Сэм. Ну, блеск. Влажная ткань тут же облепила его пах.

Дин обеспокоенно обернулся:

- Сэмми?

Сэм беспомощно указал на себя и шагнул к рюкзаку.

- Да вот облился...

Сэм в раздражении оттянул промокшую ткань, выкручивая её досуха. "Шикарно... Мы ещё не ходили в прачечную. Осталась только одна чистая пара". Он скривился. Тонкая ткань неприятно облепила промежность. Сэм вздохнул, вынимая из рюкзака последнюю пару штанов, и бросил их на кровать. Потом разделся до трусов - они хоть, к счастью, не вымокли.

Вскинув взгляд, Сэм вдруг понял, что Дин опять повернулся к нему спиной. Сэм нахмурился. Интересно, почему это у Дина вдруг побагровели уши?

- Эй, Дин? Всё нормально? Ты вроде как покраснел...

- Угу, - ответил Дин через плечо, его голос звучал забавно. Сэм посмотрел на его затылок, прежде чем всунуть ногу в штанину. Потом затолкал мокрые штаны в кучу для стирки на дне рюкзака. Оглянулся на Дина, но тот по-прежнему сидел к нему спиной. Сэм пожал плечами и плюхнулся на кровать.

- Так о чём ты там говорил? - спросил он, откинувшись на подушку с усталым, тоскливым вздохом. Из-за кошмаров он плохо спал. Но, к счастью, теперь просыпался молча, и сползал обратно в дрёму под тихие щелчки клавиатуры ноутбука. Задумавшись над этим, он понял, что не слышал их в последние несколько ночей.

- Я спросил, насколько сильно я был пьян, - Дин склонил голову набок, наблюдая за реакцией Сэма. Его брови сдвинулись ещё сильнее. - Эй? Ты в порядке?

Нет, он не был в порядке, потому что после долгих дней полного молчания на эту тему Дин внезапно берёт и швыряет это в него. Сэм чувствовал себя так, будто на спину ему прыгнул упырь.

- Сэм?

Он обнаружил, что заикается, оторвав голову от подушки и часто моргая широко раскрытыми глазами:

- Ч-что? Т-ты? Пьян?

Дин надулся и бросил на Сэма сердитый взгляд.

- Ну тогда. Когда я. - Он нервно поёрзал на кровати, понизив голос. - Ну, это.

Минуту Сэм пялился на Дина. Он не может даже выговорить это, какого же чёрта он спрашивает об этом?! Сэм потряс головой, чтобы в ней прояснилось. Потом сел прямо, скинув ноги с кровати.

- Ну... как сказать... ты был очень пьян. Мы оба были очень пьяны. - Он в страхе посмотрел на Дина. Что у него на уме?

Дин закусил губу, переваривая информацию.

- Хм, - задумчиво сказал он. Потом кивнул про себя. - Ну ладно.

После чего снова повернулся спиной и продолжил заряжать пистолет серебряными пулями.

Ну ладно? Ну ладно?!

Сэм, наверное, и в самом деле пялился на него очень сильно, потому что Дин оглянулся через плечо и слегка нахмурился.

- Что?

Сэм со стуком закрыл рот.

- К чему это вообще было?

- А?

- Ты не хотел об этом говорить. Я думал, может, ты забыл.

- Не забыл, - мрачно ответил Дин, откладывая пистолет. - Я подумал тут...

- Мне испугаться? - усмехнулся Сэм - и увернулся, когда Дин беззлобно запустил в него подушкой. До чего же хорошо было видеть Дина и говорить с ним вот так - словно надеть пару удобных ботинок. Сэм улыбнулся ему, для разнообразия не чувствуя себя при этом так, словно его лицо вот-вот треснет.

- Очень смешно, - проворчал Дин. - Я думал о том, что... - Забавное выражение опять скользнуло по его лицу. - Что я сказал, про то, что я сделал... - Дин снова запнулся, пытаясь подобрать слова.

Сэм растерянно смотрел на него.

- Что ты сказал, про то, что ты... что? Дин, я не... - Сэм резко втянул воздух.

"Проклятье, Сэм, я кончил, думая о тебе!"

...он ощутил финальный толчок, и имя Дина легко слетело с губ. Он дёрнулся, когда лицо над ним оказалось не лицом Дина, и слабо попытался отбиться, когда они окружили его и всё началось снова...

- Сэм? Сэмми? - голос Дина звучал слегка безумно. Он уже собирался вскочить с постели, когда Сэм поднял руку, останавливая его.

- Я в порядке, - пробормотал он. В рот как будто набили песка. - Просто голова закружилась. - Может быть, от того, что что-то металось в его рассудке, слишком быстро, чтобы попытаться поймать.

- Это всё потому, что ты ни черта не ешь, - резко сказал Дин. - Знаешь что, забудь о том, что я сейчас сказал...

- Нет-нет, я знаю, о чём ты, - поспешно возразил Сэм. - Но при чём тут то, что ты тогда напился?

Дин молчал так долго, что Сэм подумал, может, он в конце концов передумал.

- То дерьмо, которое они там жгли, - внезапно сказал Дин. - От него мозги были как вата. Не получалось толком думать.

Сэм отвёл глаза и молча кивнул. Пьянящий туман временами казался плотным одеялом, обёрнутым вокруг его головы.

- Чем-то похоже на ощущения, когда сильно напьёшься, да?

Сэм посмотрел на него. Взгляд Дина был полон надежды, и Сэму сдавило грудь.

- Да, наверное, - Сэм болезненно сглотнул. - Ты думаешь, в этом всё дело?

От облегчения, проступившего на лице Дина, ему стало больно.

- Сэм. Всё, о чём я мог думать там - это как вытащить тебя.

Сэму защипало глаза от воспоминания.

- Я тоже, - хрипло ответил он. Поначалу это было единственным, что поддерживало его и позволяло сохранить рассудок.

- И та дурь могла превратить эти мысли в... ну... сам знаешь. - Дин неуверенно махнул рукой. - В это.

- О... - Сэм изучал свои руки, теребящие шнурок на штанах. - Ну... да.

- Потому что, ну, понимаешь, мы оба... как сказать... с нами обоими было одно и то же, и чёрта с два это простое совпадение.

"Винчестеры не верят в совпадения", - подумал Сэм, но придержал язык. Он несчастно кивнул, потому что, судя по всему, Дин отчаянно хотел, чтобы Сэм с ним согласился.

- В смысле, ну слушай, мы же...

Было мучительно смотреть, как неловко Дин пытается подобрать слова. Так что Сэм помог ему и закончил:

- Братья.

- В точку! Так что это случилось с нами обоими. Это всё превосходно объясняет.

- Превосходно, - вяло откликнулся Сэм. Он снова качнул головой. Значит, вот так? Вот так просто всё объяснилось? Тогда почему он не может перестать об этом думать?

- Сэм.

От серьёзного тона брата Сэм поднял голову.

- То, что я сделал... - Дин глубоко вдохнул и торопливо выдохнул. - Мне правда жаль. Я не должен был делать такое, никогда. Я напился. Я повёл себя по-идиотски. Очень-очень по-идиотски.

- Ничего, - Сэм послал ему короткую улыбку, но растягивать рот опять было больно.

Плечи Дина приподнялись, потом опали в облегчении.

- Спасибо. - Он поднялся с кровати, вытирая руки тряпкой. - Сейчас я помоюсь, а потом посмотрим, что у нас с ланчем, идёт?

Проходя мимо Сэма по пути в ванную, Дин дурашливо шлёпнул его тряпкой по затылку. Сэм неохотно уклонился.

- И, чувак, ты должен был мне вмазать, когда я это сделал. Я бы выдержал.

- Не думаю, - насмешливо ответил Сэм, следя за Дином с кровати.

Дин шагнул в ванную. Потом выгнулся, выглядывая в дверной проём.

- Эй, Сэм? - Дин посмотрел на него, по его лбу пошли складки, брови сошлись вместе. - У нас ведь всё хорошо, да?

Сэму казалось, лицо сейчас расколется на части и начнёт кровоточить. Он улыбнулся, или скривился, он уже и сам не знал.

Лоб Дина разгладился. Он пристукнул по стене, словно в подтверждение сказанного, и скрылся в ванной.

Улыбка Сэма увяла, как только закрылась дверь.

- Нет, - подавленно прошептал он.

И вздохнул, уронив голову на грудь. Дин всё так хорошо объяснил. Так какого чёрта Сэм не чувствует облегчения, а одно только разочарование?

- Глупо, - пробормотал он и снова завалился на кровать.

 

50.

Он должен был радоваться, что они снова в пути.

Дрендал, Миссури, находился в тридцати часах езды. Но три загадочных смерти делали это место стоящим посещения.

Дин не хотел уезжать. И сам удивился этому. Прошло очень много времени с тех пор, как они оставались на одном месте целый месяц - это было в детстве, когда они жили с отцом. Дин привык сниматься с места каждые несколько недель - разве что если тварь, на которую они охотились, оказывалась уж очень увёртливой. Но в этот раз, после пяти недель в четырёх стенах, Дин поймал себя на чувстве сожаления, когда загрузил багажник и завёл Импалу. Здесь Сэм был в безопасности. Здесь Дин знал, где входы и выходы, кто враг, и как позаботиться о Сэмми. В этой комнате Дин наконец сумел забыть свои странные чувства и снова стать сэмовым Дином Винчестером. Впереди было слишком много неопределённости, слишком много опасностей, чтобы он смог сосредоточиться на возведении собственных стен. Он чувствовал, что ему не хватило времени на то, чтобы укрепить их; изгнать эти странные чувства и мысли за них. Ему требовалось больше времени.

Сэм был беспокойным в эти дни. Всю последнюю неделю он мерил комнату шагами, и хотя Дин был рад, что его брат наконец оправился, эти нервные круги по комнате подталкивали кого-то из них к черте - и Дин вовсе не был уверен, что этим "кем-то" окажется Сэм. Именно Сэм нашёл им охоту, всего за пару часов, как только Дин освободил ноутбук. Он продолжал настаивать, что чувствует себя нормально, нет, ему не нужно остаться ещё на несколько дней; с ним всё в порядке.

Дин начинал ненавидеть это слово.

Дин глянул направо, проверяя, спит ли всё ещё Сэм. Пару раз Сэм вскидывался, просыпаясь, и встревоженно озирался, а потом снова соскальзывал в сон. Дин ничего не говорил; Сэм вёл себя так, словно ничего не случилось, так что они оба делали вид, будто так и есть. В конце концов, к облегчению Дина, истощение и бесконечная дорога убаюкали Сэма, он уснул и спал непрерывно последние четыре часа.

Сэм спал, слегка повернув к Дину лицо. Рот его был приоткрыт, тихое дыхание наполняло машину; Сэм сутулился, обхватив колени руками, укрытый до подбородка одной из своих тёплых курток.

Лёгкая улыбка скользнула по лицу Дина, прежде чем он снова повернулся к дороге. Чем дальше он отъезжал от города, тем отраднее был знакомый, монотонный гул Импалы, и шоссе, изгибающееся впереди.

Дин забросил руку на пассажирское сидение, чувствуя под ладонью голову Сэма, откинутую на спинку. Спутанные пряди тёмных волос щекотали ему пальцы. Он помнил, какие эти волосы на ощупь: густые и мягкие, струящиеся между пальцами, слегка задевающие ладонь. Пальцы машинально согнулись, перебирая локон. Дину так хотелось запустить руку в эти волосы глубже, наслаждаясь прядями, обвивающимися вокруг его...

Дин отдёрнул руку. Сжал зубы и очень осторожно передвинул ладонь, присоединяя к другой руке на руле. Пальцы сжали руль крепче. Стоило бы включить кассету, чтобы отвлечься, но ему не хотелось будить Сэма.

Вдалеке всплыл зелёный знак, указывающий на стоянку: заправка и, будем надеяться, мини-маркет - пора было пополнить запасы. Дин похлопал по карману, где лежала значительно уменьшившаяся пачка банкнот в потрёпанном конверте. На мотель ушла большая часть налички, но всё ещё оставалось достаточно, чтобы им не грозило поселиться в машине. Дин удивился, что не чувствует ни малейших угрызений совести от того, что взял и истратил эти деньги - особенно с учётом того, откуда они взялись.

- По крайней мере, мы им недешёво обошлись, - пробормотал Дин. Потом его рот исказился в оскале. - Да уж, Дин, очень смешно. Охуеть как смешно. - Он ударил по рулю.

- ...ин?

Ох, чёрт.

Сонный голос Сэма огласил машину. Дин услышал, как он садится ровнее, винил заскрипел под ним. Сэм потёр уголок глаза костяшкой пальца, и Дин не смог удержать улыбку.

- Ты что-то сказал? - Сэм зевнул и сощурился, глядя через ветровое стекло. - Где мы?

- Девяносто пятое, - ответил Дин. - Ехать ещё часов двенадцать. Заправимся здесь, а дальше будет городок, где найдётся пара коек.

Сэм кивнул, глядя на дорогу и рассеянно моргая

- Звучит неплохо.

Он смотрел на пейзаж, углубившись в раздумья.

- Ты как? - Дин бросил на него взгляд. Сэма выглядел задумчивым и далёким, словно тревожные мысли снова его одолевали.

- Нормально, - коротко ответил он.

Дин заметил, что расслабленные со сна плечи Сэма теперь опять затвердели.

- Знаешь, мы могли бы выждать денёк, покопаться немного в этом деле...

- Я же сказал, я нормально! - резко сказал Сэм.

Дин сжал губы и перевёл взгляд на дорогу.

Тихий и длинный вздох.

- Прости. Я... я просто хочу вернуться к охоте, Дин.

- Я знаю. - Он это и правда знал. Было что-то медитативное в запахе пота и пороха, что-то, помогавшее очистить разум от всего, кроме выживания и разрушения. Сократить свои мысли до этих двух... это бодрило.

- Ладно, признаю, я не нормально, - неохотно сказал Сэм.

- Пока нет, - пробормотал Дин.

Сэм слабо улыбнулся.

- Спасибо. - Это слово прозвучало едва различимо за мурлыканьем Импалы.

Дин фыркнул.

- Кроме того, - продолжал Сэм, - мы не можем тратить столько денег. Тот мотель, наверное, влетел нам в целое состояние.

- Всё путём, - сказал Дин - и пожал плечами, почувствовав на себе заинтересованный взгляд Сэма. - Мы не будем спать в машине ещё какое-то время. Не волнуйся.

- Я и не волнуюсь. - Сэм посмотрел на Дина, потом снова вперёд.

Дин знал, о чём он хочет спросить.

- Не надо, - отрезал Дин прежде, чем Сэм успел задать вопрос. - Мы на плаву. Это всё, что тебе нужно знать. - Он усмехнулся. - Во всяком случае, нам не придётся жульничать на бильярде, чтобы...

Сэма побелел, и голос Дина сорвался.

- Чёрт. Сэм. Это было очень тупо...

- Ничего, - Сэм опустил взгляд на бардачок.

- Нет, я не имел в виду...

- Дин, я в порядке! - Сэм круто обернулся к нему. Его лицо было бледным. Он отвернулся и с силой вжал пальцы в переносицу. - Слушай, ты можешь перестать уже... просто перестать...

Дин молчал. Он не смотрел на Сэма.

- Я оклемаюсь, - Сэм откинулся назад на сидение. - Перестань вести себя так, как будто я вот-вот свихнусь, ладно?

- Сэм, то, через что ты прошёл...

- Через что я прошёл? - усмехнулся Сэм. - Ты тоже не на курорте был, брат.

Дин выгнул бровь.

- Скажешь, нет?

Теперь был динов черёд усмехнуться.

- Ты ведёшь себя так, как будто меня одного... - Сэм глубоко вдохнул. - То, что случилось с тобой, было...

- Заткнись, Сэм, - проскрежетал Дин.

- Нет. Ты говоришь, то, что ты сделал, не было... этим, но это ведь то же самое, потому что ты не хотел...

Дин сцепил челюсти, и Сэм умолк. Грудь Дина тяжко вздымалась, длинный вздох со свистом вырвался из неё.

- Сэм. Я не отрицаю, что это было... - Дин оскалил зубы, но так и не смог выплюнуть это слово. - Просто... Я справился с этим. И я хочу помочь тебе, потому что...

- Потому что для меня это было хуже? - огрызнулся Сэм. - Потому что ты считаешь меня слабым?

Дин бросил на Сэма встревоженный взгляд, чуть не ударив по тормозам.

- Нет! Я не считаю тебя...

Не похоже, что Сэм услышал Дина - он снова заговорил, дыша всё быстрее:

- Потому что я не сумел их остановить? Потому что не смог от них отбиться? Они использовали меня, и я ни хрена не смог с этим сделать? - Он уронил голову на грудь, его плечи тряслись.

Дин съехал на обочину дороги. Потом повернулся к Сэму, схватил его за плечи и слегка встряхнул.

- Послушай меня. Сэм? Послушай меня, - Дин всмотрелся в брата, его голос стал мягче. - Я не считаю тебя слабым. Я не думаю, что ты мог сделать что-то, чтобы их остановить.

- Я пытался...

Поколебавшись, Дин осторожно притянул Сэма к себе, так, что лоб брата оказался у него на плече.

- Я знаю. И ты не слабый. Слышишь меня? Если бы это случилось со мной, я... - Дин остановился. - Я бы, наверное, давно уже пустил себе пулю в лоб.

Сэм напрягся, но взгляд не поднял.

- Просто позволь мне о тебе позаботиться, ладно? - прошептал Дин. - Позволь мне помочь тебе, Сэмми. Пожалуйста.

Дин ощутил, как Сэм поднимает руки и крепко сжимает его предплечья. Дин держал его, притягивая к себе, и всё, что он чувствовал сейчас, было Сэмом, его братом. Дин упивался ощущением, что его брат здесь - живой. Он подумал о том, другом, которого так и не смог спасти, и его взгляд затуманился. Но присутствие Сэма, крепкого, тёплого, дышащего, привязывало его к тому, что было здесь и сейчас. Боль в груди ослабла, когда он почувствовал на ней дыхание Сэма.

- Дин, я тоже хочу тебе помочь, - глухо сказал Сэм.

- Ты помогаешь, - ответил Дин, сжимая объятие крепче. - Ты помогаешь.

 

51.

...он не мог шевельнуться, и чувствовал, как кто-то придвигается к нему сзади. Камера была включена, смазанный красный огонёк детектора записи холодно наблюдал за ним, пока он мог лишь лежать там и стонать от боли...

Сэм вздрогнул и отвернулся от камеры слежения, подвешенной на потолке в углу. Он стоял напротив холодильника для напитков, но это не особенно помогало.

Сэм оглянулся через плечо, пытаясь поймать за оконным стеклом тень Дина, наполнявшего снаружи бензобак. В окне мелькнула светловолосая голова на широких плечах, и Сэм расслабился, тут же почувствовав себя дураком. Он ведь сам настоял, что сходит за продуктами. Дин сперва хотел зайти в мини-маркет заодно, когда будет заправляться.

И вот теперь Сэм стоял в ярко освещённом коридоре, чувствуя себя мучительно незащищённым. Он смотрел на покрытые инеем дверцы, пытаясь вспомнить, что хотел Дин. Воду? Какой-нибудь кофеиновый напиток? Содовую? Пиво? Сэм закусил губу.

Это было просто смешно. Это же просто маленький, уютный магазинчик на заправке. Ничего нового. Он делал это раньше множество раз.

Сэм вздохнул про себя и открыл одну из дверей, вздрогнув от холода. Взял содовую, шесть штук в упаковке, и несколько бутылок воды.

В магазине в этот поздний час было совсем безлюдно. Только кассирша за прилавком, обрамлённом стойками для лотерейных карточек и сигарет, со скучающим видом листала журнал, да ещё двое парней - должно быть, водители грузовиков, припаркованных снаружи, - пили кофе.

Сэм быстро осмотрел стойку с чипсами. Он чувствовал, как те двое мужчин оборачиваются и смотрят на него. Это казалось дольше, чем обычно, и рука Сэма дрогнула, когда он схватил пачку "Доритос" для Дина, и пачку крекеров для себя. Сэм усилием воли взял себя в руки. Он слишком остро реагирует. Он пробормотал "простите", проскальзывая мимо них к стойке с кофе и одноразовыми чашками.

- Вечер добрый, - поздоровался один из парней и поскрёб щетину, сдвинув кепку на затылок. Он усмехнулся, увидев, что Сэм схватил самую большую чашку.

- Ты тоже, да? - весело сказал второй водила, поднимая свою чашку так, чтобы Сэм увидел. - Только поосторожней, кофе тут ядрёный - краску соскрёбывает.

Оба дальнобойщика засмеялись.

Сэму казалось, что он чувствует взгляды, медленно ощупывающие его тело. Лео погладил его по шее, и Сэму захотелось вжаться между полками. Кожа покрылась мурашками, и, наливая себе кофе, Сэм выдавил дрожащую улыбку, едва управляясь, чтобы ничего не разлить. Он начинал жалеть, что не позволил Дину сходить за продуктами. Сэм неловко нащупал салфетки - и торопливо обошёл стойку с выпечкой, потому что возле неё стоял мужчина. Стоял и смотрел на Сэма.

Почему он так смотрит? Он что, узнаёт его?..

"Наверное, удивляется, с чего это ты трясёшься, как наркоман. Думает, может, ты собираешься грабануть это место".

Сэм поспешно схватил пачку печенья - он понятия не имел, зачем. Его взгляд метнулся к окну, но Дина там больше не было.

Горло вдруг пересохло и сжалось. Он видел, как странно глядит на него этот парень, и второй тоже. Сердце болезненно колотилось в груди.

Они были там, среди всех тех лиц? Они знают?..

Сэм каким-то образом умудрился ничего не уронить, подходя к кассе. Кассирша начала считать, и Сэм похлопал по карманам, пытаясь вспомнить, куда задевал бумажник.

- Не видела тебя здесь раньше.

Сэм вскинул на неё взгляд: брюнетка с конским хвостом и немного чрезмерным макияжем. Зачем ей макияж в таком месте? Добавляя к счёту каждый предмет, она сопровождала его улыбкой.

- Я проездом, - пробормотал Сэм, снова бросая взгляд за окно. Он почувствовал, как те двое мужчин приближаются к нему сзади, и внезапно в магазине стало слишком тесно. Колени Сэма медленно превращались в воду, и он испугался, что они вот-вот подогнутся. Он чувствовал, что мужчины смотрят на него, и девчонка тоже смеряла его оценивающим взглядом. Сэму хотелось рявкнуть на неё, чтоб она пошевеливалась. Он вытащил несколько банкнот, надеясь ускорить расчет.

- Я живу в Монти, в десяти милях к северу, - продолжала кассирша. Потом подмигнула ему. - На случай, если тебе негде остановиться. У нас тут скоро начнётся осенний фестиваль. Будет здорово.

- Я был на прошлогоднем, - вставил парень с чашкой. - Охрененно клёвая штука.

- Думаю, мы тут задержимся разве что на день, - пробормотал Сэм. - Сколько с меня?

- Ох, ну надо же, какая досада. Я бы с таким удовольствием показала тебе тут всё...

Господи, вот так вот женщины клеятся к Дину, да? Сэм мельком глянул на счётчик кассы, протянул две двадцатки - и подскочил, когда девица потянулась за деньгами и вдруг сжала его пальцы.

- Меня зовут Тэсса, - промурлыкала она. - А тебя?

- Я правда спешу. - Сэм изо всех сил старался не заикаться. Он почти физически чувствовал мужчину, стоящего позади него.

- Куда? Не поедешь же ты на ночь глядя, - Тэсса сложила губки буквой "о" в притворном беспокойстве. Потом толчком открыла кассу и сунула в неё деньги. Отсчитала сдачу, но не передала её через прилавок.

- А особенно опасно вести машину, если ты не в своём уме, - внезапно сказал дальнобойщик с чашкой у него за спиной, и Сэм чуть не подпрыгнул. - И кофе тебе не поможет.

Сэм хотел сказать девчонке, чтобы оставила сдачу себе, но он словно прирос к полу, во рту слишком пересохло, чтобы выдавить хоть слово. По спине у него струился пот.

Тэсса скользнула деньгами по стойке, остановив руку на полпути. Сэму пришлось бы наклониться к ней ближе, чтобы достать их, и ему хотелось просто схватить свои пакеты и сбежать отсюда. Конечности онемели, и взгляды, которые он ощущал на себе, было словно кусочки льда, скользящие вдоль позвоночника.

- Тут недалеко есть приличный мотельчик, - жеманно сказала Тэсса. - Передохни немного. Может, ещё передумаешь насчёт фестиваля?

Сэм уже был близок к тому, чтобы просто вырвать сдачу из её кроваво-красных ногтей, когда на двери негромко звякнул колокольчик.

- Вот ты где, - голос Дина звучал расслабленно и ворчливо. - Чего так долго? Я уже успел соскучиться.

Что?..

Дин бочком скользнул к Сэму, сунул руку ему в задний карман джинсов и запечатлел поцелуй на сэмовой щеке. А потом ослепительно улыбнулся ошеломлённой кассирше, потянувшись и выхватив у неё сдачу.

- Идём, мы уже заправились по полной, - Дин вынул руку, затолкал сдачу себе в карман и увёл Сэма, крепко держа под локоть. Сэм оцепенело подхватил пакеты и кофе и безропотно позволил Дину вывести себя наружу.

- Чёрт, вот вечно самые лучшие, - пробормотала кассирша, и двое мужчин хохотнули, явно над ней потешаясь.

Дин открыл перед Сэмом дверь и несильно толкнул его в затылок. Сэм забрался в машину, свернулся на сидении, прижимая пакеты к груди, и даже не шелохнулся, когда Дин забрал кофе из его ослабевших пальцев.

Дверца машины с шумом захлопнулось, и Сэм выпустил дыхание, которое всё это время удерживал в груди.

Что это вообще такое было?!

 

52.

Что это он вообще такое сделал?!

Дину хотелось со всей дури врезать головой о крышу машины, когда он увёл Сэма от тёмных окон. Боже, ребёнок был на полшага от того, чтобы выставить себя шутом гороховым. Сэм был сама покорность, и не проронил ни слова, когда Дин ухватил его за локоть - лишь механически последовал за братом через дверь.

Дин забрался в машину и бросил на Сэма обеспокоенный взгляд. Сэм сидел, держа пакеты и тупо пялясь в лобовое стекло. Дин открыл было рот, а потом закрыл. Он прочистил горло, но Сэм не отреагировал. Плечи Дина поникли, он включил зажигание и отъехал от заправки.

Сэм настаивал, что вполне может сходить в мини-маркет за продуктами, никаких проблем. Но Дин видел, как он напряжён, и, даже не видя через стекло его лица, понял, что Сэма начала одолевать клаустрофобия. И если бы Дин оказался на его месте, словно умирающий олень, окружённый стаей волков, он бы чувствовал себя точно так же.

Двое мужчин, стоящие позади Сэма, выглядели безобидно: их телосложение говорило о слишком частом посещении дешёвых фаст-фудов, так что вряд ли они представляли собой угрозу. Однако девица за кассой слишком уж сильно перегнулась через прилавок, чтобы это можно было отнести на счёт простой дружелюбности. Дин перевидал достаточно таких дружелюбных девиц в барах и закусочных, чтобы поверить, что она всего лишь старается быть любезной.

Обычно женское внимание вызывало у Сэма глухой игнор, приправленный недоумённым "Кто, я?", и Дина это в равной степени умиляло и раздражало. Но на сей раз Сэм, похоже, вполне понимал, что происходит, и выглядел ужасно несчастным. Он продолжал озираться на дверь, больше всего напоминая загнанное в угол животное.

"Держись от него подальше! Держись подальше!" Это было единственный мыслью Дина, когда он закончил наполнять бензобак и зашагал к мини-маркету. Он с трудом удержался от того, чтобы распахнуть дверь ударом ноги. Он не сводил с Сэма глаз.

- ...есть приличный мотельчик. Передохни немного. Может, ещё передумаешь насчёт фестиваля?

"Отвали, сука". В этой мысли было столько злобы, что Дин поразился самому себе. Это настолько удивило его, что он даже не сознавал, что делает, пока не почувствовал тёплую кожу под своими губами. Он отстранился как раз вовремя, чтобы заметить, как у Сэма отвисает челюсть, а глаза становятся круглыми, словно блюдца, и таращатся на Дина.

Чёрт.

Дин прикрыл себя, схватив сдачу и вытолкав Сэма из магазина, пока кого-нибудь из них двоих не хватил удар.

- Крепкий кофе, - заметил Дин. Потом выгнул бровь. - Не хочешь закинуть всю эту фигню на заднее сидение?

Сэм молча развернулся, наклонившись, чтобы положить пакеты.

Дин сглотнул, когда лицо Сэма оказалось чертовски близко от его лица, так близко, что можно было повернуться и поцело... Но он не будет, чёрт подери! Он закусил щеку изнутри, глядя прямо перед собой, пока Сэм не вернулся на своё сидение, так и не проронив ни слова.

- Я подумал, может, остановимся тут на ночь? А утром поедем дальше, - пролепетал Дин.

Сэм продолжал пялиться в сторону.

- Или мы могли бы... - Дин бросил на него встревоженный взгляд. - Сэм, скажи что-нибудь!

Сэм наконец посмотрел на Дина. Его губы беззвучно шевельнулись.

- Ты... ты...

Дин внутренне вздрогнул. Ну вот, начинается.

- Ты засунул руку мне в карман! - неверяще выдохнул Сэм.

Э?..

Сэм с силой шлёпнул его по плечу.

- О чём ты вообще думал, чувак?!

- Ты выглядел так, будто хотел оттуда свалить, - стиснув руль, попытался оправдаться Дин. - А она выглядела так, будто готова слопать тебя на завтрак. - Дин решил не упоминать, каким затравленным на самом деле казался Сэм. - Я просто дал ей понять, что у неё нет шансов. - Дин поморщился. Да уж, теперь, когда он это проговорил, звучало всё довольно глупо.

- Ты мог просто вести себя как мой старший брат, которому взбрело утащить меня оттуда! А не как мой мужланистый бойфренд!

Да уж, так было бы гораздо проще, кисло подумал Дин. Хотя погоди-ка...

- Что значит мужланистый? - Он повернулся и возмущённо зыркнул на Сэма.

- Смотри на дорогу! - завопил Сэм.

Вовремя: они чуть не врезались в машину на встречной полосе. Она поспешно проехала мимо, неистово сигналя им вслед.

- Тебя как будто правда беспокоит моя рука в твоём кармане, - рявкнул Дин. Его грудь дико вздымалась - твою мать, совсем близко прошла...

- Дин, ты засунул руку мне в задний карман!

Да, именно так, и Дин правда очень старался не думать о своей ладони, прижатой к изгибу сэмовой ягодицы, тёплой и твёрдой и...

- А то, что я тебя поцеловал, тебя не беспокоит? - ляпнул Дин прежде, чем мысль успела додуматься до конца.

Сэм глянул на него, усмехнулся и пожал плечами.

- Не-а.

- Не-а?

- Ты меня поцеловал так, как будто мне опять семь лет и у меня ветрянка. Вышло довольно-таки хроменько. - Сэм откинул голову на подголовник сидения.

- Хроменько? - возмутился Дин.

- Бывало и лучше... - Сэм умолк, его уши вдруг порозовели. Он ссутулился, пробормотав: - Забудь.

- Чего забывать, когда я и так ни хрена не помню, - проворчал Дин. Почему-то это его раздражало. - С чего мы вообще тогда напились? - с любопытством спросил он.

Сэм хмуро посмотрел на него.

- Да какая разница?

- Потому что я извинялся за что-то, чего не помню! И это делает мои извинения... неискренними.

- То есть ты хочешь сказать, что на самом деле ни о чём не жалеешь?

- Что? Нет! То есть я... - промямлил Дин. Его шея залилась краской. - Просто... я не знаю... - Он осёкся и тяжело вздохнул. - Просто меня тревожит, что я ни черта не помню, вот и всё.

Сэм поджал губы, обдумывая услышанное. Мускулы на его челюсти напряглись. Он сделал глоток кофе.

- Ну и как оно было? Жарко?

Кофе выплеснулся на приборную доску, прежде чем Сэм успел придержать руку.

- Эй! Моя машина! - завопил Дин.

- Ч-что? - выдавил Сэм. - Что ты сейчас сказал?

- Я просто спросил, было ли это клёво... ой-й! - Дин свирепо глянул на Сэма, потом хмуро потёр ушибленное предплечье.

Сэм неверяще смотрел на него.

- Как ты вообще можешь о таком спрашивать?!

"Вот ты мне и скажи". Дин приподнял одно плечо, не отрывая взгляд от дороги.

- Ну, я подозреваю, что в ход пошли языки...

- Дин!

- Это был мокрый поцелуй? Со слюнями и... Да хватит уже меня бить!

- Тогда хватит спрашивать!

- Я просто интересуюсь!

- Значит, хватит интересоваться! - рявкнул Сэм.

Какое-то время они ехали молча. Рот Дина стал тонким, потом сжался.

- Ты можешь хотя бы сказать, насколько сильно в ход пошли языки?

Сэм застонал и спрятал лицо в ладонях.

- Слушай, если ты правда так хочешь вспомнить, может, просто поцелуешь меня ещё раз?

Вжжжж!

 

53.

Сэма дёрнуло вперёд, потом резко швырнуло назад на сидение. Он выпрямился, глядя в лобовое стекло, его грудь тяжело вздымалась. Теперь он смотрел в противоположном направлении - Импалу развернуло на 180 градусов.

- Ты хочешь, чтобы я ЧТО?! - проревел Дин. Он круто обернулся и в шоке таращился на Сэма.

Сэм сгорбился.

- Ничего, - пробормотал он. Его лицо пылало. О чём он только думал?

- Нет, ты сказал...

- Я знаю, что я сказал! - зло огрызнулся Сэм. Потом отвёл глаза. - Это было тупо, ладно? Забудь, что я что-то говорил.

Сэм смотрел на приборную доску, покрытую пятнами кофе, и страстно мечтал, чтобы его лицо перестало гореть огнём. Он потеребил край рубашки.

- Ты что, серьёзно? - ошеломлённо спросил Дин.

- Забудь, - пробормотал Сэм.

Голос Дина звучал нерешительно:

- Это только чтоб посмотреть, смогу ли я вспомнить... да?

Сэм осторожно глянул на брата. Ощутил лёгкий предупреждающий укол в глубине сознания. И медленно сказал:

- Ага.

- Это не в том смысле, что я хочу тебя поцеловать или там ещё что.

- Нет-нет, конечно, нет, - быстро согласился Сэм. Его сердце громко стучало, кровь ревела в ушах. Дин говорил так, будто...

- Просто чтоб посмотреть, смогу ли я... - Дин слабо помахал рукой возле своей головы.

- Вспомнить, - сглотнув, закончил Сэм.

- Да. - Дин повернулся к Сэму, на его лице читалась неуверенность. Левая рука обвисла на руле, другая легла на спинку сидения. - Ну так... мы что... просто, ну... поцеловались?

Сэм поёрзал на сидении, разворачиваясь к Дину.

- Угу, вроде того. - Он нервно провёл языком по нижней губе. - Ну и... как мы это сделаем?

- Э-э... не знаю... наверное, надо просто наклониться и... - Дин беспомощно помахал между ними рукой.

Господи, Сэм чувствовал себя так, словно ему опять тринадцать и он играет в бутылочку с Синди Дженкорт. Он тогда так нервничал, что проглотил жвачку, а Синди начала икать. Дин после этого безжалостно высмеивал его три городка подряд. Сэму вообще не надо было ничего ему рассказывать.

Сэм с трудом сглотнул и наклонился к Дину, и тот, в свою очередь, наклонился к нему. Сэм запаниковал, когда Дин оказался достаточно близко, чтобы Сэм ощутил его тёплое дыхание возле своего рта. Чёрт, должен ли он закрыть глаза? Должен ли он куда-то деть руки? Сэм сглотнул, когда они сдвинулись ещё ближе, во рту у него пересохоло, губы Дина коснулись его губ...

И их зубы гулко стукнулись друг о друга.

Дин приглушённо ойкнул и прижал ладонь ко рту. Потом опустил руку, и они попытались снова. И опять столкнулись зубами.

Дин откинулся назад, выглядя до странного раздражённым.

- Так. Ладно. Что мы делаем неправильно?

"Помимо того, что мы братья и почти сумели списать прошлый раз на пьяную ошибку?" Сэм свирепо глянул на Дина.

- Понятия не имею.

На самом деле проблема была в том, что они оба привыкли вести в поцелуе.

- А в прошлый раз это как было? - спросил Дин.

Сэм вздохнул.

- Не знаю. Мы разговаривали, и ты вдруг наклонился ко мне и... ммф!

Губы Дина твёрдо накрыли его рот. Сэм завалился бы навзничь, если бы Дина не вплёл пальцы ему в волосы, удерживая на месте. Сэм ощутил язык, пробирающийся ему между губ, настаивающий, чтобы его впустили. Ладонь Дина переместилась ниже и обвилась вокруг его шеи, а другая ладонь накрыла его лицо с тёплой нежностью, одновременно и мягкой, и сильной. Не удержавшись, Сэм тихо застонал, приоткрывая рот, и Дин скользнул внутрь. Его язык тщательно обследовал рот Сэма, словно руки, блуждающие по телу. Сэм почувствовал зубы, прихватившие его нижнюю губу, и запах кофе, который только что выпил Дин, крепкий, древесный.

Сэм ощутил, как Дин склоняется к нему, мягко вжимая его в пассажирскую дверцу. Вес, надавивший на его тело, заставил Сэма на мгновение застыть, и он слабо хныкнул. Дин тут же вскинул руки и накрыл его лицо, погладил большими пальцами щёки, молча говоря Сэму, что это Дин и никто другой. Сэм расслабился. Дин нежно посасывал его язык, и, о Боже, губы Дина были такие мягкие, тёплые и крепкие, нежная сила запечатала Сэму рот, придерживала его голову, надёжно обнимала так, что он мог не бояться упасть. Это был Дин, Сэм чувствовал присутствие своего брата, обволакивающее его, словно одеялом, как и всегда. И это ощущение, ощущение Дина, уютно обернулось вокруг его тела, приникая к коже.

Где-то на задворках сознания Сэм знал, что они должны это прекратить; прекратить, пока всё не зашло слишком далеко, пока не достигло черты, за которой это уже нельзя будет оправдать и объяснить. Но что-то тёплое наполнило ему грудь, руки помимо воли скользнули по плечам Дина, вверх и вниз, и вокруг. Сэм застонал, почувствовав, как Дин вжимается грудью в его грудь. Рёбра Дина расширялись от прерывистого дыхания, жар его тела обжигал Сэма через рубашку.

Сэм ощутил, как Дин раздвигает ему ноги коленом, опуская руки ниже. Сэм выгнул спину, когда пальцы Дина пробежались по ней, оставляя след гусиной кожи вдоль позвоночника. Он выдохнул Дину в рот, Дин подался назад, наклонил голову, меняя угол, и...

Бууууммм!

Локоть Дина врезался в клаксон.

Они отскочили друг от друга, задыхаясь. Сэм упёрся в пассажирскую дверцу, Дин стукнулся головой о крышу.

- Твою... - простонал Дин, согнувшись и прижав обе руки к голове.

Сэм моргнул, глаза у него слезились, в голове стучало, стекло дверцы холодило спину.

Они посмотрели друг на друга. Дин был взъерошен, его лицо пылало, губы покраснели и припухли. Сэм, наверное, выглядел не лучше - во всяком случае, он чувствовал себя точно так же, как Дин выглядел. Они оба тяжело дышали, снова устраиваясь на своих сидениях.

Сэм нетвёрдо утёр рот тыльной стороной запястья.

- Н-ну, - промямлил Дин, сглатывая и крепче вцепляясь в руль Импалы. - Было что-то в-вроде этого?

- Ах-ха. - Чёрт, он что, проскрипел? - В-вроде этого.

Дин глянул из машины в сторону.

- Л-ладно. Похоже, это ответ на мой вопрос. Ну и как было, хорошо? - теперь уже скрипел Дин.

- Угу. Да. Очень хорошо, - пролепетал Сэм. - Ты говорил, что у тебя в этом деле талант.

- Я такое сказал? - выпалил Дин. - И что, это правда?

Ох, чёрт, ещё какая правда.

- Было приятно. - Больше, чем приятно. Сэм оттянул воротник рубашки и поспешно открыл окно.

- В смысле... ну... ты, в общем, тоже не облажался, - торопливо добавил Дин.

Они что, в самом деле ведут этот разговор?

- Сп-пасибо.

- Да не за что.

Они оба сидели, тяжело дыша, тупо пялясь на дорогу перед собой.

- Так что теперь... в мотель?

- Что?! - взвизгнул Сэм.

Лицо Дина приобрело насыщенный свекольный оттенок.

- Я хочу сказать, нам надо где-то остановиться, пока окончательно не стемнело. С-снять к-комнату и... немного поспать.

Сэм метнул в Дина нервный взгляд.

- Ага. Хорошо.

Поспать. Да, хорошо будет поспа... И как он нахрен собирается уснуть после всего этого?!

- И душ не повредит, - протараторил Дин. - Потому что не знаю как ты, а я себя чувствую мерзко...

- Мерзко? - голос Сэма подскочил на октаву вверх.

- Из-за дороги! Я потный и вонючий с дороги! - в панике закричал Дин. - В душ и в постель!

Машина снова заполнилась тишиной. Потом Сэм нерешительно проговорил:

- Так значит, в мотель. В душ и в постель.

Дин горячо закивал.

- Л-ладно, - заикаясь, сказал Сэм.

- Ладно, - эхом откликнулся Дин и завёл мотор. Машина заурчала, снова разворачиваясь по направлению к Монти.

Импала тронулась с места. Но Сэм не мог отделаться от мысли, что они едут недостаточно быстро. Сидеть в машине вместе с Дином становилось слишком хорошо, чтобы чувствовать себя комфортно.

 

54.

Твою мать. Он не должен был наслаждаться этим!

Дин сидел на краю кровати, чувствуя себя так, словно всё ещё болтается в движущейся машине.

Какого чёрта, какого чёрта?

Застонав, Дин наклонился вперёд и свесил руки между колен. Мрачно посмотрел на уродливый кирпично-красный ковёр, а потом на Сэма, спящего в нескольких футах от него.

Почему он согласился его поцеловать? И если уж на то пошло, почему Сэм вообще это предложил? Дину следовало шлёпнуть его по руке, шутливо сказать, чтоб прекратил издеваться, и на этом делу был бы конец. Но не-е-ет, ему обязательно надо было согласиться и...

И получить самый охуительный, самый потрясающий поцелуй в его долбанной жизни. Ещё чуть-чуть, и Дин бы кончил от него. Чёрт. Ни один поцелуй не может быть настолько хорош.

Дин закрыл лицо руками. Они же договорились считать всё это ошибкой. Дин думал, вторая попытка только усилит это ощущение, ну или по крайней мере освежит его дырявую память. Но... но...

Боже, когда он зажал рот Сэма своим, то ощутил тепло его дыхания, щекотавшего губы, и это было как приглашение. Сэм был на вкус как кофе, который он обычно пил: сладкий, насыщенный, ободряющий; вкус сливок, вкус мороженого, тающего на языке.

В какой-то миг Дин почувствовал, как между ними вторгаются дурные воспоминания. Сэм рванулся у Дина в руках, испуганный стон вылетел из его губ. Дин внутренне вздрогнул, вспомнив другое тело, шарахавшееся от его прикосновений, обещавших лишь новую боль. Дин должен был немедленно отстраниться, но его тело отреагировало на смятение Сэма автоматически: успокоить, утешить, защитить, как он делал всегда. Дин погладил его по лицу, и вскоре Сэм успокоился, и Дин был этому рад. Это было знакомое чувство, и оно казалось таким уместным, таким правильным, когда Сэм находился в его руках.

Несмотря на разницу в росте, почему-то Сэм оказался Дину в самый раз. Его лицо как будто было вылеплено для диновых ладоней. И когда Сэм положил руки Дину на плечи, это ощущалось правильно, как будто именно там им было самое место. И в то же время Дин не сомневался, что уловил вспышку удовольствия - Сэм вытянулся, словно кот, когда пальцы Дина пробежались по бугоркам его позвоночника. Дину хотелось просунуть руки ему под рубашку и провести ладонями по этой гладкой, мускулистой спине. Руки до зуда хотелось опустить ниже, скользнуть внутрь, и ощутить то, на что был только намёк, когда он засунул руку Сэму в задний карман джинсов.

Это было неправильно в таком огромном количестве разнообразных смыслов. Дин думал, что справился с этим; он нашёл способ восстановить статус кво. А сейчас, похоже, вернулся туда, откуда начал.

Его брат. Его мелкий братишка. Он не должен был наслаждаться этим; не должен был жаждать большего. Дин обязан положить этому конец, пока всё не зашло слишком далеко.

Вот только...

Вот только Сэм, кажется, отвечал на поцелуй. Дин не знал, не было ли это ощущение самообманом - и почему он вообще хочет, чтобы Сэм целовал его в ответ?..

Дин поднял голову и посмотрел на рюкзак на полу. Будь Дин хорошим братом, он бы ушёл; сохранял бы безопасную дистанцию между ними, пока не справился бы со всем этим. Но он не мог представить, как оставляет Сэма. От одной этой мысли во рту становилось гадко. Ему скручивало кишки холодной тяжестью всякий раз, когда Сэм исчезал из поля его зрения. Это было обычное чувство для Дина - будучи подростком, Сэму случалось забредать куда не надо и вляпываться во всякие неприятности. Но сейчас это чувство усилилось, стало насыщенней. Оно было как натянутый провод, только и ждавший финального рывка, чтобы лопнуть.

Он не ощущал Сэма иначе. Просто... больше. Дин вздохнул, снова падая на кровать и закидывая руки за голову. Посмотрел на Сэма, разглядывая его профиль в темноте.

Прямо сейчас, в этот миг, не было желания коснуться или ласкать Сэма - только знакомое беспокойство о его еженощных кошмарах. И тем не менее целовать его было так естественно, словно это было неотъемлемой частью всего остального, что он испытывал к своему брату. Может, он просто слишком зациклился на Сэме из-за всего, что случилось? Но нет, если верить Сэму, Дин чувствовал к нему всё это и до Фремонта. Глядя на него, Дин ощутил волну эмоций, поднимающуюся в груди, нараставшую до такой степени, что это становилось почти невыносимым. Как он мог чувствовать всё это к Сэму и всё равно воспринимать его как своего младшего брата? Как мог Дин касаться его, зная, что временами ему хочется большего?

И что почувствует Сэм, когда осознает всё это?

Ткань одеяла тихо зашелестела во тьме, и Сэм всхлипнул.

Дин сел. Если бы он не вслушивался, то даже не услышал бы этот звук.

- Сэмми? - тихо позвал Дин. Он надеялся, что его голоса будет достаточно, чтобы успокоить Сэма и помочь ему снова уснуть.

Тихое рыдание.

Дин поднялся и осторожно подкрался к кровати.

Сэм по-прежнему спал, беспокойно мотая головой по подушке, словно беззвучно повторяя "нет, нет", его руки двигались, как будто он пытался оттолкнуть кого-то от себя.

- Сэмми? - прошептал Дин, садясь на край кровати. - Ш-ш... всё хорошо. - Он легко провёл пальцем по брови Сэма, всё ещё надеясь, что его голоса окажется достаточно.

Резкий вздох - и Сэм распахнул глаза. Он часто заморгал в потолок. Что-то блеснуло у него под глазами.

- Чёрт, - голос Сэма дрожал.

- Всё в порядке, - сказал Дин - и тут же пожалел об этом, когда Сэм содрогнулся. - Эй, эй! Полегче, это всего лишь я. - Он накрыл ладонь Сэма рукой. - Плохой сон?

- Можно и так сказать, - проскрежетал Сэм. Он прерывисто дышал и смотрел в потолок какое-то время, прежде чем снова заговорить понизившимся голосом: - Я не мог шевельнуться. И кругом было так много лиц. Так много рук. И они все делали мне б-больно и... я... - Он крепко зажмурил глаза.

Дин с трудом сглотнул комок в горле.

- Да уж. Хреновый сон.

- Это был не сон, - надтреснуто сказал Сэм. Он отвернулся от Дина, сворачиваясь клубком и дрожа. - О, Боже...

Дин не мог сделать это. Каждая частичка его тела воевала с его рассудком. Он не должен касаться Сэма. Дину было нужно его коснуться. Он не должен. Ему нужно.

Ещё один всхлип, который Сэм тщетно попытался сдержать, зажав себе рот рукой - и решение было принято. Дин наклонился и притянул Сэма к себе.

Сэм задохнулся, оцепенев, и Дин шикнул, прижимая его голову к своей груди, обвивая руками его тело, поддерживая прямо. Сэм был таким напряжённым в его руках. Дин погладил его по спине, и Сэм обмяк. А потом, дрожа, повернулся к Дину, обвив вокруг него трясущиеся руки.

- С тобой всё будет в порядке, - мягко сказал Дин, по-прежнему поглаживая Сэма по спине. Он чувствовал дрожь под ладонью. Дин вжался щекой Сэму в макушку. - Ты справишься с этим.

- Дин, я не знаю, что делать, - пробормотал Сэм Дину в рубашку.

Дину защипало глаза. И он тяжело вздохнул, прошептав про себя:

- Я тоже.

 

55.

Сэм сел, зашелестев страницами газеты, и нерешительно огляделся. Он был в мотельном номере один, и ему казалось, что здесь слишком тихо. Телевизор он оставил включённым, и мягкое монотонное бормотание заполняло комнату, но этого было недостаточно. Правое колено Сэма нервно покачивалось, пока он просматривал вебсайты на ноутбуке

Сэм пытался сосредоточиться на записях, которые сделал, опрашивая свидетелей. Люди в Дрендале становились не слишком разговорчивы, когда речь заходила о тех трёх смертях, так что поиск занял больше времени, чем рассчитывали братья, и после нескольких дней расспросов они всё ещё не сдвинулись с мёртвой точки. Им пришлось разделиться: Сэм изучал библиотеки, Дин проверял местные закусочные и бары. Пока что - безрезультатно.

Сэм потёр шею и оглянулся через плечо. Ему чудилось, будто за ним наблюдают. Кожа покрылась мурашками.

- Глупо, - пробормотал Сэм. Чёрт, ну ему же не пять лет. Дин вполне может оставить его одного, тем более что он звонил каждый час, проверяя, как у Сэма дела.

Сэм взглянул на часы. Дин странно вёл себя после Монти. От этого воспоминания Сэм вспыхнул. Поездка в Дрендал была молчаливой и ужасно неловкой, как будто они постоянно пытались не наступить друг другу на ноги. Однако всякий раз, когда Сэму снилось, что он в ловушке под телом Энди, Дин по-прежнему оказывался рядом. И Сэм не мог понять, жалеет Дин о том поцелуе или нет.

- Конечно, жалеет, - сказал Сэм вслух, снова кидая взгляд на часы. Почему бы иначе Дин стал бы его избегать? Каждый вечер, сразу после ужина, он шагал за порог, бормоча, что ему надо "пройтись", что бы это ни означало. И возвращался, как только Сэм ложился в постель - как будто нарочно подгадывал время. Сэм не знал, почему ему так неприятно, что от вернувшегося Дина пахнет сигаретами и духами. В этом ведь не было ничего нового. Дин всего лишь вернулся к своим старым привычкам. Почему это должно волновать Сэма?

...его бёдра схватили и сжали, в него ворвались, и он истекал кровью. Горячие, потные ладони лапали его, поднимались выше...

Сэм судорожно смял газету, резко наклоняясь вперёд и тяжело дыша.

Он сказал Дину, что всё в порядке; он вполне может остаться один. Нет, он не будет никуда выходить, да, он убедится, что пистолет под подушкой заряжен; он в безопасности здесь.

Так почему же его бросает в холодный пот?

Сэм медленно поднялся, глядя на дверь. Кажется, он догадывался, куда пошёл Дин. Только вот Дину вряд ли понравится, если он узнает, что Сэм оставил комнату

...он подавился, когда оно вошло глубже. Попытался отпрянуть, но грубые руки надавили на спину, и он вдруг понял, что не может дышать...

Сэм содрогнулся и прижал ладонь ко рту. Он не мог дышать здесь. Он не мог здесь оставаться.

Дин. Он должен найти Дина.

Пистолет скользнул в задний карман джинсов. Не слишком удобно - но Сэм почувствовал себя лучше, ощущая его холодную тяжесть. Он торопливо натянул куртку и быстро вышел, прежде, чем успел передумать. Стальной каркас Импалы вокруг него придал уверенности; Сэм завёл машину, хотя тот бар и находился всего в паре кварталов от мотеля.

Это было место из тех, что нравились Дину: тёмное, тесное, шумное. Сэм припарковался снаружи, прямо за дверью бара, и сидел там, сжимая руль и глядя на неоновую вывеску, криво висящую над входом. Всякий раз, когда дверь открывалась, из неё доносилось трубное гудение музыкального автомата. Сэм пристально всматривался в людей, выходивших из бара. После того, как вышел пятый по счёту парень, Сэм глубоко вздохнул и выбрался из Импалы. Нервно озираясь, он усилием воли взял себя в руки, стараясь сохранять спокойствие, и вошёл внутрь.

Музыка орала не умолкая - на заднем фоне, но достаточно громко, чтобы Сэм поморщился. Он осмотрелся: два бильярдных стола, кабинки вдоль стен, большой бар слева и скучающие официантки, трепавшиеся возле стойки.

Сэм сглотнул, чувствуя взгляды нескольких посетителей, тут же оглянувшихся посмотреть, кто вошёл. Он заставил себя не смотреть им в глаза. Игнорируй их. Просто игнорируй.

Он увидел Дина, вжатого в кабинку за баром - к облегчению Сэма, в бильярд он не играл. Но он был не один. Двое официанток льнули к нему с обеих сторон, поднырнув ему под руки и громко хихикая в ответ на то, что он им говорил - что бы это ни было.

Сэм не знал, почему от этой картины в груди у него заныло. Он надеялся, что один только вид Дина принесёт ему облегчение - но нет... Однако и уйти он теперь почему-то тоже не мог.

Сэм плюхнулся на табуретку за барной стойкой и попросил пива. Он сидел вне поля зрения Дина, но сам мог видеть его в зеркале над баром. Сэм мрачно сидел там, вертя в руках стакан и пытаясь не смотреть, когда Дин и девушки начинали смеяться. Может, ему и правда лучше уйти...

- Что, не по вкусу пойло?

Глубокий голос прозвучал неприятно близко от его левого уха, и Сэм напрягся.

- Прости, - сказал мужчина, отстраняясь и вскидывая открытые ладони, когда Сэм подскочил. Он виновато улыбнулся. - Не так уж часто удаётся к кому-то подкрасться. - Парень махнул на себя рукой, словно извиняясь - да уж, габариты у него и впрямь были завидные.

Сэм не расслабился, однако послал ему тусклую улыбку и отвернулся к своему пиву.

- Это вы, ребята, расспрашиваете тут про наших прыгунов?

Вздрогнув, Сэм посмотрел на него. Мужчина усмехнулся и пожал плечами.

- Маленький городок. Слухи расходятся быстро. Меня зовут Джо, - он протянул руку.

Сэм уставился на него. Потом нерешительно взял протянутую ладонь, вяло пожал и тут же отпустил.

- Дин, - солгал он. Бросил взгляд в зеркало, проверяя, там ли ещё Дин, и немного расслабился. Присутствие брата успокаивало его больше, чем пистолет в заднем кармане.

- Так что, вы, парни, из какой-то газеты?

Сэм кивнул, отхлебнул пива - и скорчил гримасу.

Джо усмехнулся.

- Послушай добрый совет - никогда не бери бутылочное. Фигня полная, ею только младенцев поить.

Сэм оттолкнул стакан, в глубине души мечтая точно так же оттолкнуть Джо. Он неловко поёрзал на стуле. Мужчина сидел через один табурет от него, но для Сэма это было слишком близко. Джо опёрся локтем о стойку и коротко кивнул бармену - похоже, он был здесь завсегдатаем.

- А ну-ка, Дьюи, ещё один "Купер" моему другу Дину.

- Не стоит, - запротестовал Сэм, когда на месте его стакана оказался новый, но мужчина лишь отмахнулся.

- Позволь познакомить тебя с настоящим пивом. Местного производства, пойло - что надо, - Джо похлопал Сэма по руке, не заметив, как тот вздрогнул.

"Отцепись от меня!" - хотелось закричать Сэму. Вместо этого он бросил отчаянный взгляд в зеркало. Дин сидел теперь только с одной официанткой, глуповато улыбаясь и хихикая в ответ на то, что она ворковала ему на ухо.

Сэм осторожно отнял руку, якобы затем, чтобы взять пиво.

- Я правда не хочу много пить. - "Не сейчас, во всяком случае".

- Да ладно - считай, что это наш город говорит вам "добро пожаловать", - Джо сделал большой глоток из запотевшего бокала. - Нечасто нам выпадает привлечь внимание... Так что у вас за газета, ты сказал?

Он не говорил. Сэм посмотрел Джо поверх плеча.

- "Мировой еженедельник", - рассеянно ответил он. Ему в самом деле лучше уйти отсюда. Дин выглядел хорошо - более чем хорошо, собственно говоря. В горле у Сэма встал болезненный ком.

Джо присвистнул, явно впечатлённый.

- Ух ты, крутая газета. - Он перелез через пустой стул. Наклонил голову, понизил голос: - А большая будет статья? С кучей картинок и всего такого?

Капли пота заструились у Сэма по шее. Воротник прилип к загривку.

- Может быть, - отстранённо ответил он. Колено Джо коснулось его бедра. Сэм подогнул ноги под себя.

"Постарайся хорошенько для камер".

Нет, нет, нет.

Джо выразительно выгнул кустистые брови, наклоняясь к Сэму и дружеским жестом обвивая руку вокруг его плеч.

- А ты не хочешь задать мне парочку вопросов, парень из газеты? - Он усмехнулся Сэму, шевеля усами. - Давай я угощу тебя ужином, а ты возьмёшь у меня интервью. Я знал всех тех трёх парней, по старшей шко... что?

И прежде, чем Сэм успел сбросить чужую руку и отскочить, он почувствовал, как Джо внезапно сам отпускает его плечи. Сэм обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть Дина, хватающего Джо и швыряющего на стойку лицом вниз.

- Какого хрена ты к нему лезешь? - прошипел Дин.

Сэм вскочил на ноги. Джо превосходил Дина на добрые восемь дюймов и пятьдесят фунтов.

- Что? Эй, я к нему не цеплялся! Просто хотел, чтобы он написал про меня в своей статье! - широко распахнув глаза, пролепетал Джо. Он оттолкнулся от стойки, умоляюще оглядываясь на Сэма. - Скажи ему! Мы просто...

- Не говори с ним! - прорычал Дин, толкая его обратно. Подбородок Джо с гулким стуком ударился о стойку. Джо вскрикнул.

- Дин! - закричал Сэм.

Джо глянул на него в замешательстве, но Сэм мог только ошарашенно смотреть на них обоих.

- Дин? Ты же вроде сказал, что тебя зовут...

Дин вздернул Джо вверх и развернул, свирепо глядя ему в лицо. Его ноздри раздувались, зубы оскалились.

- Сказано, не говори с ним!

Сэм кинулся к Дину, схватил его под локти, пытаясь расцепить диновы кулаки, сгрёбшие Джо за воротник. Вокруг них уже собралась толпа. Дин выглядел так, будто вот-вот собирался полезть в драку.

- Дин! Какого чёрта ты творишь?! - закричал Сэм, когда Дин вырвался и накинулся на Джо снова. Сэм едва сумел его оттащить. - Прекрати!

- Если я увижу ещё хоть раз, что ты посмотрел на него, я тебя уб...

- Пойдём! - оборвал Сэм, прежде чем Дин успел договорить. Пыхтя, он выволок Дина из бара. Как только за ними закрылась дверь, Дин крутанулся на месте и схватил Сэма за руку. Сэм слишком изумился, чтобы вырваться.

- Какого хрена ты там делал? - Дин дёрнул Сэма, притянув так близко, что шипел теперь ему в самое ухо.

- Й-й-я просто... - заикаясь, лепетал Сэм, пока Дин волок его к Импале. Он никогда раньше не видел своего брата в такой ярости.

Дин подошёл к машине с водительской стороны и вскинул руку поверх крыши.

- Ключи.

Он слегка раскраснелся - Сэм не знал, от злости или от выпитого.

- Дин, может, лучше я...

- Дай мне сраные ключи!

Сэм ошалело вытаращился на него, но подчинился: ключи скользнули через крышу, и Дин резко сгрёб их. Потом сел в машину и толчком открыл пассажирскую дверцу.

- В чём вообще проблема? - жалобно спросил Сэм, забираясь внутрь

- Чего он хотел?

Сэм не расслышал его, потому что как раз в этот миг захлопнул дверцу.

- А? - он посмотрел на Дина, сбитый с толку.

- Этот парень! - Дин скрипнул зубами, включая зажигание.

- Он собирался рассказать мне про те три смерти. Чего ты вообще на него накинулся? Он ничего плохого не делал!

Дин усмехнулся.

- Что-то не похоже было, что тебе нравилось с ним трепаться. И почему ты позволял ему себя трогать?! - Он резко вырулил на парковку позади мотеля.

- Трогать? Дин, он просто пытался быть приветливым! - Хотя, если честно, Сэму это и впрямь не особо понравилось. - Чувак, в чём дело?

- Он тебя трогал, - проворчал Дин.

Сэм уставился на него.

- И что?

Машина припарковалась, прежде чем Дин прорычал, гневно вращая челюстью:

- И он с тобой разговаривал!

Сэм заморгал.

- Ч-что? Я не понимаю, почему...

- Потому что ты мой, чёрт подери! - рявкнул Дин, выскакивая из машины и захлопывая дверцу. Он впихнул ключ-карту в щель замка, а потом грубо выдернул, ворвался в номер и с грохотом захлопнул за собой дверь.

Сэм сидел в машине, пялясь на дверь через лобовое стекло.

Он сказал... он только что сказал...

- Мой?! - завопил Сэм.

 

56.

Дин мерил шагами крошечное пространство комнаты, всё ещё закипая от злости. Боже, как же ему хотелось врезать по чему-нибудь!

Он убивал время как обычно - выпивка, флирт, все дела. Бильярдных столов избегал - по счастью, денег пока хватало, - но даже если бы он попытался, его рука, держа кий, слишком сильно тряслась бы.

Он уже бывал здесь достаточно часто, чтобы Дженет (или её звали Дженис?) и Лайла (чёрт, кажется, всё-таки её зовут Лайза) поздоровались с ним, едва он вошёл. Они были очень приветливы, то есть приветливы, и пару месяцев назад Дин охотно воспользовался бы шансом. Но сейчас - это не пара месяцев назад. Сейчас - это сейчас, и всего один день прошёл после того, как он чуть не забрался в штаны к своему младшему брату. Дин вдруг обнаружил, что вяло отвечает на остроты обеих дамочек. Что ж, значит, назад к рутине. Дин не сомневался, что стоит ему только взяться за старое, и всё встанет на свои места.

Ага. Размечтался.

Эти Дженет-или-Дженис и Лайла-или-Лайза были довольно миленькые. Вот только сердцу не прикажешь.

Дженет то и дело вытягивалась, словно кошка, её внушительная грудь многозначительно задевала его предплечье. Но всё, о чём мог думать Дин - это о том, каким твёрдым и тёплым был Сэм, выгибая спину, и как по-лебяжьи изгибалась его шея. Лайла шептала ему на ухо, кончик её языка дразнил его ушную раковину. И Дин думал о тёплом дыхании Сэма на своей челюсти, и о его тихих вздохах, которое он проглатывал.

Нет, это не срабатывало. Это заставляло Дина думать о Сэме ещё больше.

Чёрт бы всё это побрал.

И, наверное, оттого, что все его мысли были о Сэме, Дин взглянул вверх и подумал, что спина за барной стойкой выглядит чертовски знакомо. Парень слегка отодвинулся, когда к нему подсел какой-то мужчина. И у Дина застыла кровь, когда спина парня напряглась, плечи сгорбились, словно он пытался спрятаться. Дин знал, кто это, даже не видя лица.

А потом тот мужчина положил руку ему на плечи.

Дин вскочил на ноги, не услышав, как испуганно вскрикнули официантки. Приближаясь, он увидел тёмную копну растрёпанных волос. Теперь его кровь кипела, огонь гулял в позвоночнике, ноги стремительно преодолели расстояние до стойки, и вскоре он смог оттолкнуть чужака от своего Сэмми. Никто не смеет прикасаться к нему! Дин как будто всё ещё видел одурманенного Сэма на грязном матраце, обнажённого, безразличного ко всему; видел Сэма, вздрагивавшего в его руках и стонавшего, когда он впускал Дина в себя. Дин схватил руку, посмевшую коснуться Сэма, посмевшую оказаться так близко к этой коже...

Дверь мотеля порывисто качнулась, захлопнувшись у Сэма за спиной.

- Мой? - повторил Сэм, шагая прямо на Дина. Его глаза пылали от возмущения. - Мой?! С каких это пор я твой?!

С каких пор? С тех пор, как отец вложил тёплый шевелящийся комочек ему в руки. С тех пор, как Сэм смотрел на Дина снизу вверх, ожидая ответов. С тех пор, как Дин сосал язык Сэма, а его руки блуждали по этим мускулам, по шелковистой коже...

- Я не хочу, чтобы кто-то к тебе прикасался! - отрезал Дин, останавливаясь напротив брата. Сэм неверяще смотрел на него.

- Ты не хочешь, чтобы кто-то... Может, тебе просто поссать на меня, и дело с концом?!

Дин глухо зарычал и ткнул пальцем Сэму в грудь.

- Не искушай меня! - рявкнул он.

Сэм пялился на него так, будто никогда прежде не видел. Потом фыркнул и раскинул руки в стороны.

- Ну давай тогда! Вперёд! Валяй, пометь террито... ммф!

Он не успел закончить, потому что Дин схватил его лицо, запрокинул ему голову...

И поцеловал его.

 

53.

Что бы ни собирался сказать Сэм, Дин это заглушил. Сэм остолбенел, его руки шлёпнулись вниз и обвисли вдоль боков, так что Дин буквально держал его в воздухе за лицо.

Дин не был теперь так нежен, как раньше. Его рот был требовательным, зубы прихватывали сэмову нижнюю губу, язык рвался вперёд, свирепо и жарко. Руки Дина легли Сэму на плечи и погладили, опускаясь на спину. Ладони у него были тёплые, крепкие, сильные, пальцы распластались на лопатках, слегка сминая кожу, как во время массажа.

Колени у Сэма задрожали, ноги подогнулись, больше не в состоянии его удержать. Он понял, что валится, и через миг оказался сидящим на постели. Дин стоял над ним, накрыв ладонями его затылок и верхнюю часть спины.

Сэм не мог думать. Ладони Дин зажигали линию пламени везде, где проходили. Сэм помимо воли обвил шею Дина руками, словно боясь, что Дин отстранится. Сердце колотилось так громко, что, Сэм был уверен, Дин просто не мог не слышать. Сэм не знал, что он должен делать. А Дин, кажется, знал; он уверенно исследовал поверхность его тела своими руками и ртом, и Сэм был более чем рад предоставить ему инициативу. Но он тоже хотел что-нибудь сделать, что угодно - тело гудело от переполнявшей его энергии. Однако всё, что он мог, это пытаться притянуть Дина ближе. И он тянул, всё усиливая хватку, пока не ощутил тепло тела Дина напротив своей груди.

Дин, похоже, счёл это приглашением, и его язык снова скользнул Сэму между губ, обвившись вокруг сэмова языка, прежде чем затянуть его в долгий, томительно сладкий засос.

Стон прогудел глубоко у Сэма в горле. Сэм притянул Дина ещё ближе, так, что тот оказался у него между ног. Не останавливаясь ни на миг, Дин сдвинулся от губ Сэма к правому уху.

- Скажи мне, что всё хорошо, - прошептал Дин, легонько лизнув его кожу под ухом. - Скажи, что у нас всё будет в порядке после этого. - Он поцеловал изгиб, где шея встречалась с плечом. - Мы можем остановиться. Если ты хочешь, мы остановимся, Сэмми.

Да, да. Им следует остановиться. Это неправильно. Они должны прекратить, пока всё не зашло слишком далеко. Это не должно быть так хорошо. Почему это так хорошо?

Сэм вытянул шею, Дин провёл по ней языком, вертя кончиком в выемке над ключицей, целуя и покусывая его горло. Сэм почувствовал, как небритая челюсть царапает ему кожу на шее, и вздрогнул.

- Сэм, - умоляюще прошептал Дин ему в ухо. Он был в смятении, и от его сомнений воздух слегка колебался возле лица Сэма. - Скажи. Скажи, чтобы я остановился.

Сэм молча покачал головой. Волосы Дина щекотали ему лицо. Он выгнулся Дину навстречу, и Дин накрыл ладонями его бёдра, растирая их, потом погладил тыльной стороной ладони джинсовую ткань, обтягивавшую внутреннюю сторону сэмовых бёдер. У Сэма закружилась голова; он подался вперёд.

Дин что-то неразборчиво пробормотал и наклонился, вдавливая Сэма в кровать своим весом, передвинул руки ему на середину спины, поддерживая его и укладывая на постель

Сэм ощутил, как под ним подаётся матрац, и мгновенно напрягся. Его руки взлетели в защитном жесте, и короткий звук вырвался из горла прежде, чем Сэм успел удержаться.

- Ш-ш... Всё хорошо, - пробормотал Дин, слегка задевая губами уголок его рта. - С тобой всё хорошо. - Его ладони легли Сэму на лицо.

Сэм опустил руки. Он закрыл глаза, слегка приоткрыв рот, когда Дин провёл руками вдоль его боков, поглаживая его живот поверх рубашки успокаивающими кругами. Сэм сглотнул, чувствуя, как Дин вытягивается на нём во весь рост. Крепкое тело Дина давило на него сверху. Он не мог шевельнуться. Не мог шевельну...

- Сэм, - Дин ткнулся губами ему в макушку, поцеловал его веки. - Открой глаза.

Он открыл, и увидел своего брата, пристально смотрящего на него. Зелёные глаза потемнели от чувств, нараставших внутри. Дин мягко провёл большим пальцем по лбу Сэма, отбрасывая пряди с бровей.

- Это я. - Дин оставил дорожку нежных укусов вдоль шеи Сэма, осторожно кружа большим пальцем по его щеке. - Это всего лишь я, Сэм. - Он приподнялся над Сэмом, опираясь на локоть, и зарылся лицом ему в шею. - Я не обижу тебя. Я никогда тебя не обижу.

Дин провёл руками вверх по его торсу, задирая рубашку и стягивая её ему через голову. Сэм коротко застонал - и вздрогнул, когда Дин вжался своей голой грудью в его грудь. Когда Дин успел раздеться?

Они соприкасались теперь голой, скользкой от пота кожей, двигаясь вместе. Сэм чувствовал сердцебиение Дина, когда тот навалился на брата всем телом, вжимаясь ему в бёдра, и Сэм сглотнул, ощутив плоть Дина, напрягшуюся под штанами. Сэм нетвёрдо поднял руки, кладя их на широкую спину Дина. Развёл пальцы в стороны; ощущение гладких, твёрдых мускул было необычным, и оттого особенно возбуждающим.

Руки Дина опять задвигались, его губы спускались по сэмовой груди. Пальцы остановились, потом стали кружить снова, поверх джинсов, умело ослабляя верхнюю пуговицу всего лишь одним пальцем.

Сэм ощутил, как молнию осторожно потянули вниз, и Дин стянул джинсы ему на бёдра, бережно, как кожуру с нежного плода. Он сглотнул, когда Дин дотронулся до него, коснувшись пальцем основания члена, легко, будто пёрышком, а потом провёл ниже и накрыл ладонью мошонку.

Сэм неуютно пошевелился. Ощущение было... странным. Дин прикасался к нему там, его брат, смотревший на него сейчас так серьёзно, так понимающе, что Сэм не выдержал и покраснел. Но когда он почувствовал, как Дин стягивает с него плавки, и как затвердевший член Дина задевает его член, волна жара вдруг отхлынула от лица Сэма и прилила к паху. Он запрокинул голову, хныкнув, когда Дин скользнул по нему вверх; их члены тёрлись друг о друга - шёлк по бархату. Дин жёстко и горячо толкнулся ему в живот. Сэм вздрогнул; чувство трения в сверхчувствительной коже, вес бёдер Дина, вжимавшихся в него в почти животном желании, затопили его мозг волной сигналов, которых он не мог ни разобрать, ни понять. Его собственный член дёрнулся, набухая, и Сэм застонал Дину в плечо, подкинув бёдра навстречу бёдрам Дина.

Дин прорычал его имя. Барабанная дробь билась в висках, и Сэм вдруг понял, что не может остановиться. Он бездумно толкался в Дина, напрягшись, вжимая пылающее лицо Дину в плечо и держась за него, как за спасательный круг. Сэм выдохнул, выгнул спину, издав слабый вздох удивления, когда Дин обвил его член крепкими пальцами и принялся дрочить.

Сэм хрипло вскрикнул, упёрся руками Дину в грудь, то ли отталкивая, то ли пытаясь сдержать волну, обрушившуюся на него и вышибившую у него из груди дыхание. Он обнаружил, что толкается Дину в кулак, и снова вскрикнул, гладя широко распахнутыми глазами на Дина, нависшего над ним с крепко зажмуренными глазами и чудовищно напрягшейся шеей, словно он бежал куда-то из последних сил.

- Дин! - выкрикнул Сэм, хрипя, задыхаясь. Он не мог понять. Он не мог остановиться. Раньше не было такого чувства. Боль. Где же боль? Господи, что происходит? Что он чувствует? Что-то нарастало в нём, вздымалось, когда Дин сжимал его член и Сэм чувствовал, как неудержимо твердеет.

- Я здесь, - выдохнул Дин, наклоняя голову. Бисеринки пота, собравшиеся у него на ключице, капали вниз. Дин открыл глаза. Желание сделало их тёмными, словно лес, затенённый густо-зелёной тьмой. Он застонал, его бёдра дёрнулись, сталкиваясь с бёдрами Сэма, зубы сцепились крепче - он отчаянно пытался сохранить самообладание. - Я здесь. - Дин резко нагнулся, накрывая ртом левый сосок Сэма, увлажняя его, пока он не стал твёрдым, как камень. - Мой, - простонал Дин. - Мой...

Сэм словно тонул. Он задыхался, пытаясь вздохнуть, его голова запрокинулась, и он опять простонал имя Дина.

- Полегче, - пробормотал Дин, опускаясь и мягко покачиваясь напротив его живота. Сэм задохнулся, когда сильным движением его толкнуло на кровати. Дин успокаивающе шептал ему на ухо. - Легче... Просто расслабься, Сэмми.

"Если ты просто расслабишься, будет не так больно".

Пальцы превратились в когти; зубы - в клыки.

...он ощутил, как что-то рвётся внутри, и закричал; искажённое похотью лицо Энди всплыло над ним, грубые потные руки держали его, пока в него вколачивались снова и снова...

Он истекал кровью, и казалось, словно его исчерпали досуха; вся кровь вытекла из него до последней капли.

"Просто расслабься, сладенький. Расслабься. Мы слегка разомнём тебя для сегодняшней вечеринки".

Смотрят. Боже, всё время смотрят...

"Будет не так больно, если ты просто расслабишься".

Наслаждение превратилось в боль. Боль слилась с наслаждением. Он не мог дышать. Его разрывало на части. Он не мог дышать.

" Это всегда больно. Так и должно быть. Но ты можешь это облегчить, если просто расслабишься".

Сэм не осознавал, что дрожит и что в глазах у него темно, пока не почувствовал, как Дин утирает слёзы с его лица тыльной стороной ладони. Сэм открыл глаза - хотя он не помнил, как закрывал их. Он лежал на кровати, Дин смотрел на него сверху вниз, опираясь на локоть. Джинсы у них обоих были застёгнуты.

- Ш-ш, - пробормотал Дин. Его трясло, лицо было мертвенно-бледным, рука тёплой тяжестью лежала на гулко колотящемся сердце Сэма. - Всё хорошо

- Прости, - выдохнул Сэм. Боже, он всё испортил. Слёзы всё лились и лились, и Дин утирал их с его лица ладонью. - П-прости.

Встревоженное лицо Дина разгладилось, и он сел прямо.

- Не извиняйся. Мы не будем делать ничего такого, к чему ты не готов. - Он слегка потянул Сэма к себе и обнял. Сэм слабо обвил рукой его пояс и вжался лицом Дину в грудь. Дин мягко сжал его, легко коснувшись губами его волос. Тень сомнения скользнула по его лицу. - Если... если ты всё ещё хочешь этого, мы не будем торопиться. Идёт?

- Идёт, - хрипло ответил Сэм Дину в горло. Он шумно шмыгнул носом, позволив руке Дина успокаивающе кружить по его груди, против сердца, унимая дрожь, всё ещё бившую его тело. - Прости, - с мукой прошептал он, и Дин шикнул. Но один вопрос всё ещё жёг Сэму губы.

И что теперь?

Может быть, он сказал это вслух, а может, Дин прочитал его мысли. Он глубоко вздохнул, и Сэм почувствовал, как грудная клетка брата расширяется напротив его груди.

- Я не знаю, Сэм. Я просто не знаю.

 

58.

Обычно Дин целовал сонное, обмякшее тело в своих руках, и тут же засыпал. Никаких особенных чувств - оба партнёра знали, на что идут.

Дин подпёр голову ладонью, разглядывая Сэма, дремавшего справа от него. Утреннее солнце прокрадывалось сквозь тонкие занавески, бросая на Сэма полоску света. Он лежал, слегка повернув голову к Дину, длинные тёмные ресницы обрамляли те самые зеленоватые глаза, которые Дин видел прошлой ночью расширившимися от желания. Сэм спал поверх одеял, без рубашки, по-прежнему в джинсах, мятых от... Дин всё ещё не знал, как это назвать. Обжимания? Он скорчил гримасу. Это звучало так... так не про них.

И что теперь?

Сэм пробормотал это ему в горло; влажное, жаркое дыхание обжигало Дину кожу, когда мягкий рот Сэма искал поцелуя. Что теперь?.. Вопрос, на который Дин хотел бы ответить с уверенностью, но не мог. Впрочем, его ответа Сэму как будто хватило. Он задремал через несколько минут, вжавшись в правую руку Дина и лёжа на боку к нему лицом.

Этой ночью ему ничего не снилось.

Дин продолжал разглядывать Сэма, перебирая обрывки мыслей, кружащихся в голове. Сэм всё равно ощущался как Сэм, его брат. Просто... просто теперь было недостаточно оставаться его старшим братом и только, эмоционально держась в стороне, поддерживая и защищая его с безопасного расстояния.

Слабый вздох - и Сэм придвинулся к Дину ближе, сонно забормотав. Его правая рука перекинулась Дину через живот.

- Ты всегда обожал потискаться, - прошептал Дин, и невольная улыбка раздвинулся уголки его губ. Он поднял руку, чтобы откинуть непокорные пряди с лица Сэма, и усмехнулся, когда Сэм сморщил нос. Не удержавшись, он порывисто поцеловал брата в макушку. Сэм что-то неразборчиво пробормотал, потёршись головой о плечо Дина, а потом затих.

Улыбка Дина померкла.

Сэм перепугался просто до смерти ближе к концу. Охвативший мелкого приступ паники был ужасен, и страх Дина достиг пика, когда он понял, что ничего не может сделать - ему оставалось лишь беспомощно ждать, пока нахлынувшие на Сэма воспоминания уйдут. Он чуть не свернул мозги, но так и не смог понять, что же именно так напугало мелкого. Прикосновение? Что-то, что он сказал? Господи, Сэм... Он неистово содрогался в объятиях Дина, хрипя, умоляя их остановиться. Их - монстров, на которых было невозможно охотиться; монстров, от которых Дин не мог оградить своего брата.

Это затмило всё остальное. Ночью, во сне, податливое тело Сэма жалось к нему, словно не было в мире ничего естественней. И лишь сейчас, поутру, полное осознание того, что они сделали, ударило Дина изнутри.

Остановиться. Дин сказал Сэму, что остановится, если Сэм произнесёт это слово; хотя не то чтобы Дин в тот миг имел представление, как он сможет сдержаться, если Сэм его об этом попросит. Но он не попросил. Сэм не хотел, чтобы он останавливался.

Осознание этого было как ураган. Дин стоял над своим братом, Сэм цеплялся руками за его плечи, и Дин упивался тем, что ему не должно было быть позволено. Ощущение Сэма, выгибавшегося от его прикосновений, этого рта, жаркого, приглашающего; голос, полный желания, смятения и в равной степени жажды... Дин исследовал каждый дюйм его тела, до которого мог дотянуться. Он улавливал каждую нотку дрожи, трепета, колебания, которые исходили от Сэма. Дин отвечал успокаивающими касаниями, ободряющими словами. Он знал, что в сознании Сэма сейчас не один - помимо него, там были демоны, которых он должен был изгнать из мыслей своего брата. Сэм был как побитый щенок, одиноко съёжившийся в тёмном углу, чтобы зализать свои раны, настороженно глядящий на каждую руку, тянувшуюся к нему.

Дин медленно окинул его взглядом. Он помнил времена, когда рука Сэма умещалась в его руке. Теперь рука Сэма стала гораздо больше. Изящные, тонкие пальцы переплелись с ободком рубашки Дина. Плечи Сэма клонились к широкой груди, переходившей в плоский живот, а тот переходил в узкие бёдра, длинные ноги, терявшиеся под одеялом и переплетавшиеся с ногами Дина. Даже во сне Сэм подсознательно искал своего брата и тянулся к нему. Дин не получил бы этого никаким другим способом, только так. Он подумал, как странно, что Сэм по-прежнему льнёт к нему вот так, в точности как годы назад.

Братья? Любовники? Переступлена ли черта, за которой они становились любовниками? Хм, возможно - но Сэм всё равно оставался для Дина его мелким. Может, они и не изменились вовсе. Может, их чувства всего лишь приоткрылись шире, как дверь, и для Дина теперь его брат будет не просто Сэмом, а Сэмом.

Дин улыбнулся. Почему-то было приятно думать, что его чувства совсем не изменились, просто усилились.

- Перестань, - проворчал мягкий, хрипловатый со сна голос.

Это резко вернуло Дина к реальности.

- Что? - Дин откинулся назад на локтях, так, что Сэм смог перекатиться на спину.

- Перестань пялиться, - сонно пробормотал Сэм. Один зелёный глаз приоткрылся и сердито глянул на Дина.

- Пялиться? - Дин невинно заморгал, но Сэма это не убедило.

- Угу. Пялиться. - Сэм рассеяно посмотрел в потолок, его взгляд затуманился. Очевидно, он вспомнил, что произошло. - Это... жутковато.

- Жутковато? - возмущённо переспросил Дин. - То, что я на тебя смотрю - это жутковато?!

Сэм зевнул, перекатываясь на бок, и встретился с Дином взглядом.

- Ты не смотрел. Ты пялился. Зыркал. Глазел. Таращился...

- Ну ладно, ладно! - Дин надулся и, опираясь на руки, подтянулся выше, сев в изголовье кровати. - Больше не буду. - Он замолчал.

Сэм поерзал возле него, и они замерли. Потом Сэм стыдливо отодвинулся от Дина и уставился в пустоту.

- Дин? - нерешительно сказал он. - Что мы... что всё это значит?

Пожав плечами, Дин посмотрел на него сверху вниз.

- Чтоб я знал, - пробормотал он, скрещивая руки на груди. Потом бросил на Сэма обеспокоенный взгляд.

Сэм заметил, что он хмурится.

- Я в порядке, - заверил он, сонно всматриваясь в Дина снизу. - Совершенно разбит, но в порядке. - Сэм остановился. Покраснел и отвёл глаза. - Дин... слушай... насчёт прошлой ночи... я не собирался вести себя, как психопат. Просто...

Дин удивил сам себя, погладив лицо Сэма костяшками пальцев. И судя по тому, как расширились глаза Сэма, не только себя.

- Сэм. Я же сказал. Когда ты будешь готов.

Мучительная тоска окрасила глаза Сэма светло-зелёным.

- Дин, я не знаю, буду ли когда-нибудь... Я не знаю даже, к чему должен быть готов!

Дин притянул Сэма ближе, так, что голова мелкого оказалась на его животе.

- Сэм... - Он остановился. - Ты когда-нибудь... ну... занимался этим...

- С мужчиной? - горько спросил Сэм. Потом издал ломкий смешок. - Фремонт считается?

- Нет, - с трудом ответил Дин. Его глаза превратились в щёлки. Он не сознавал, что стискивает руки у Сэма на плечах, пока Сэм не поёжился. - Не считается.

- Тогда - нет. Не занимался.

Дин откинул голову. Его горло вздрагивало, закрытые глаза жгло.

- Боже, Сэмми, - хрипло проговорил он.

- Не надо, - жёстко сказал Сэм. - Не надо, Дин. Просто... не надо.

Дин сглотнул то, что собирался сказать. Сэм повёл плечами, высвобождаясь из его рук.

- Сэм, мы будем делать всё постепенно. Если ты этого хочешь... - Дин обвил рукой его шею. - Никто тебя не заставляет... только когда ты будешь готов. - Дин замолчал и коснулся челюсти Сэма. - Если ты этого правда хочешь.

Сэм закрыл глаза и кивнул. Костяшки Дина легко касались его лица. Сэм согнул левую руку и положил на неё подбородок. Его лицо было у Дина возле бедра, и Дин чувствовал его ровное дыхание на своей талии.

- Эй. Как мы вообще... насчёт всего этого? - серьёзно спросил Дин.

Сэм посмотрел ему в глаза.

- А как мы должны быть?

- Я первый спросил.

Сэм сглотнул, снова опуская взгляд и рассеянно теребя одеяло под собой.

- Ты так чертовски убедительно объяснил, что прошлый раз был просто случайностью.

Дину сдавило грудь. Он кивнул.

- Знаю.

- Дин, что с нами происходит? Я имею в виду... между нами. Это ведь должно быть неправильно. - Сэм выглядел озабоченным.

- Это казалось неправильным? - проскрежетал Дин. Он со страхом ждал ответа, глядя, как Сэм задумчиво жуёт нижнюю губу.

- Не казалось. - Теперь Сэм выглядел растерянным - В том-то и дело. Не казалось, чёрт бы его побрал. - Он отодвинулся от Дина и уронил голову на подушку, тяжело вздохнув. Устало моргнул, следя за рукой Дина, медленно опустившейся и пробежавшей пальцами по его голому плечу.

- И чего бы тебе теперь хотелось? - Дина тянуло поцеловать эту сочную нижнюю губу, влажную и розовую от покусывавших её зубов. Он положил руку Сэму на сердце и почувствовал гипнотически ровные удары, пойманные под его ладонью. - Сэм, если мы сделаем это...

- Пути назад не будет, - мрачно закончил Сэм. Он закрыл глаза, когда Дин наклонился и поцеловал его. Сэм выдохнул, его руки легли Дину на лицо, когда Дин, не прерывая поцелуя, перекатился и оказался на нём сверху.

Дин пощипывал рот Сэма губами, словно прося впустить его. Сэм колебался мгновение, но потом разжал губы. Дин закрыл глаза, застонав, когда его язык пробрался внутрь. Сэм вытянул шею, углубляя поцелуй, его язык переплёлся с языком Дина.

Этого было недостаточно. Дин хотел ощутить больше. Он сел у Сэма между ног, бормоча, разглаживая руками крепкую плоть, прежде чем поцеловать её или нежно куснуть. Дин чувствовал тёплый атлас сэмовой кожи на своей, чувствовал, как Сэм вжимается в него своим длинным худощавым телом, шепча его имя, перемежаемое короткими вздохами удивления.

Дин неохотно отстранился.

- Так что? - выдохнул он, глядя на Сэма. - Мы делаем это?

Сэм протянул руку. Нерешительно тронул челюсть Дина, отдёрнул пальцы, потом прикоснулся снова. Дин сидел совершенно неподвижно, позволяя Сэму трогать его лицо. Сэм ощупал его подбородок, глядя на брата почти с благоговением.

- Сэм? - Дину было страшно говорить.

Сэм вытянул шею и робко поцеловал Дина в губы.

Дин выпустил дыхание, которое неосознанно удерживал всё это время, и опустился на Сэма сверху, зарываясь лицом ему в шею, а пальцами - в густые тёмные волосы. Они и правда собираются это сделать. Дин подумал, что должен сказать что-нибудь, и вдруг Сэм деликатно прочистил горло.

- Дин?

Дин что-то неразборчиво пробормотал в ложбинку, где шея Сэма переходила в плечо.

- Чувак... твоё утреннее дыхание мёртвого убьёт.

И Дин улыбнулся в тёплую кожу.

- Умолкни, сучка.

 

59.

Он думал, что всё станет более... странным.

Сэм нерешительно откусил от хот-дога, который принёс Дин - и скорчил гримасу. Как обычно, его брат предпочёл мешанину из всех возможных приправ, и теперь она хлюпала на столик от каждого укуса. Сэм раздраженно зашипел, когда кусок хот-дога шмякнулся ему на колено. Дин захихикал. Придурок.

- Хочешь, принесу другой? - предложил Дин с набитым ртом. Он сидел напротив Сэма, ухмыляясь, пока тот оттирал пятно. - Или что-нибудь другое тебе возьму. - Сэм потряс головой, и Дин сказал: - Точно? Потому что ты всё ещё выглядишь, как ходячий плакат акции по спасению голодающих.

Сэм снова качнул головой, закатив глаза, когда Дин подцепил кусочек картошки прямо с подноса и отправил его в рот.

А он-то думал, что-то между ними изменится от того, что они... ну... занимаются этим.

- Эй? Всё нормально? - Дин выгнул бровь, обведя лицо Сэма жестом руки, в которой был зажат смоченный кетчупом кусочек картошки. - Ты что-то покраснел.

- Да ничего, - пробормотал Сэм. Потом кивнул на местную газету, подсунутую Дину под локоть. - Есть какие-нибудь зацепки?

Дин послал ему кривую усмешку.

- Угу, на этот раз мы в деле. У нас есть пропавшие туристы в Висконсине, летающие ножи в Мичигане, что-то странное в...

Сэм кивал, пока Дин перечислял варианты, и украдкой разглядывал его поверх своего кофе.

Их жизнь переменилась вовсе не так кардинально, как он ожидал. Они решили, что все-таки попытаются сделать это - чем бы оно ни было. Следовательно, по ночам теперь скучать не приходилось. Они изучали друг друга, касаясь друг друга осторожно, словно стекла. Иногда просто раздевались до трусов и так засыпали, переплетясь руками и ногами. Дин шутил, что польза от этого была точно - номер с одной кроватью однозначно обходился дешевле. Однако оба они по-прежнему не горели желанием демонстрировать свои отношения за пределами мотельной комнаты.

Может, думал Сэм, это и к лучшему. Он не знал, готовы ли они к тому, чтобы открыто вести себя как "пара". С наступлением дня Дин вёл себя так, словно ничего не случилось. Это было так странно - жить двумя разными жизнями, днём быть просто братьями, а ночью... кем-то ещё.

Днём Дин по-прежнему включал музыку слишком громко, по-прежнему доставал Сэма, подначивая, когда тот дулся; Дин заказывал ту еду, которой Сэм не хотел, потому что, как и прежде, считал, что аппетит у Сэма "ни к чёрту не годится". Да уж. Дин как был, так и остался его придурковатым старшим братцем.

Но ночью он становился очень терпеливым партнёром - хотя и было ужасно странно думать о нём вот так. Дин касался его, ласкал его, целовал его, всегда проверяя, в порядке ли Сэм, с невероятным трепетом заботясь о том, чтобы каждое прикосновение было желанным. Это было и странно, и смутно знакомо - видеть Дина таким. И когда Сэм просыпался с криком, застрявшим в горле, Дин всегда оказывался рядом.

И в то же время Сэму было уютно по-прежнему смотреть на Дина как на своего брата. Даже теперь Дин охотно выполнял свою роль ночного сторожевого, отгоняя от Сэма сны, шепча что-то ровным, твёрдым голосом ему на ухо. Кошмары никогда не уходили совсем, до конца, но теперь Дин был там, чтобы успокоить Сэма и помочь ему соскользнуть обратно в сон - и он засыпал, ободрённый чувством тела, растянувшегося с ним рядом, прежде чем они подбирались слишком близко, прежде чем чужие руки успевали его коснуться.

Если бы только Дин мог делать то же самое, когда он не спал.

...его растягивали, он оказался на четвереньках, их руки блуждали по его телу, унижали его прикосновениями - снаружи и внутри. Извержение, к которому они принудили его, причинило ему больше боли, чем грубая сила, с которой они в него входили...

Сэм сдержал дрожь, закрывая глаза. Чужая рука погладила его по бедру, и он физически ощутил, как кожа покрывается грязью.

- Сэм?

Он открыл глаза и увидел, что Дин смотрит на него с нескрываемым беспокойством. Взгляд Дина был мягкий, а рука - тёплой на сэмовом запястье.

- Ты снова со мной?

Сэм слабо улыбнулся и кивнул.

- Извини...

Покачав головой, Дин оборвал извинения, твёрдо сжав его руку. Потом прочистил горло.

- Последний слишком далеко. Думаю, стоит взяться за первый, и тогда...

Сэм внутренне вздрогнул; на этот раз - потому что рука Дина спокойно погладила нежную кожу на запястье, послав по его руке поток мурашек. У Дина были мозоли на подушечках пальцев, и их грубоватое прикосновение неожиданно зажгло искры наслаждения у Сэма под кожей.

Это было новым; новым и странным, и странность эта была не из тех, про которые можно было прочитать в папином дневнике. Сэм сомневался, что Джон Винчестер счёл бы нужным упоминать о таких вещах, а уж что на всё это сказал бы старый друг их семьи пастор Джим... Сэм мог вообразить себе реакцию священника, и не осмеливался даже думать об отцовской...

Боже, почему одни вещи так хороши, что заставляют тело таять от наслаждения, а другие - казалось бы, точно такие же - грозят довести его до безумия? Тёмные, страшные воспоминания порой настолько затопляли его, что он начинал задыхаться. Чёртов Уильям. Чёртов Энди. Чёрт бы побрал их всех. Сэм так запутался, и так измучился всем этим, и это так его злило. В постели с Джессикой у него не бывало никаких проблем. Впрочем, они никогда не делали то, что предпочитали клиенты Уильяма...

Сэм старался повторять то, что делал Дин, касался его в тех местах, в которых сам он касался Сэма, и похоже, что Дину это нравилось. И, Боже, Дин как будто бы знал, как и где дотронуться до Сэма, чтобы заставить его чувствовать себя так, будто под кожей у него взрывается целый мир. И Дину нравилось делать это с ним, лизать, пощипывать, прикусывать, оставлять следы своих губ на его теле.

Но иногда...

Иногда, когда Дин думал, что Сэм не смотрит, взгляд ему заволакивало мутной дымкой. И тогда Дин как будто тянулся к нему, а потом вдруг останавливался. О чём он думал в такие мгновения? Что он видел, когда отстранялся?

И в такие минуты для Сэма становилось очевидно то, что Дин пытался скрыть: его брату хочется большего. Когда они подходили к самому краю, опьянённые друг другом, Дин начинал колебаться, и тень нерешительности пробегала по его лицу. Прошло две недели, но они по-прежнему не заходили дальше поцелуев и прикосновений друг к другу под одеялом. И хотя Дин каждый раз убеждался, что довёл Сэма до экстаза, сам он получал разрядку далеко не всегда. Лёжа с ним рядом, Сэм чувствовал неразрядившийся член, жарко вжимающийся в его голое бедро. Дина шарил руками по его телу, гладил, ласкал, а потом вдруг неуверенно останавливался, словно тщательно взвешивая следующее движение, прежде чем на него решиться. Дин приоткрывал рот, как будто хотел спросить - что именно, Сэм не знал - но потом что-то вроде страха мелькало в его лице, и его эрекция ослабевала. Сэм спросил однажды, что происходит, но Дин ответил, что это ничего, ерунда, и уверил Сэма, что тот всё делает замечательно. Ну, точнее, он использовал немного другое слово, но оно было не из тех, которые употребляют в приличном обществе.

Однако он хотел чего-то ещё. Того, что, Сэм знал, заставляет мужчин стенать от наслаждения, но ему, Сэму, причинит боль. Того, чего Дин вовсе от Сэма не ждал. Он сказал, что они не станут торопиться. Но хотел ли Дин, чтобы они сделали это? Хотел ли он этого прямо сейчас? И, в конце концов, чего именно он хотел?..

Сэм хотел предложить ему...

"Будь признателен, что я позволил твоему брату быть первым".

Трус - вот он кто. Сэм знал об этом, он ненавидел себя за это, но всё равно не мог заставить себя предложить Дину то, в чём Дин так нуждался. Боль - Боже, такая боль, - рвущее и жгущее ощущение внутри по-прежнему выдёргивало Сэма из снов, оставляя его испуганно дрожать в темноте.

Он должен был предложить. Должен, если это то, чего хочет Дин.

- ...а ещё пропавшие туристы в соседнем штате, так что мы можем... ы-ык... проверить, - Дин рыгнул и продолжил, как ни в чём не бывало, послав Сэму нахальную усмешку.

Сэм скорчил гримасу. Не укладывалось в голове, что это тот самый парень, который обнимает его каждую ночь, и вот эта рука нежно поглаживает его обнажённое плечо, пока он спит. Дин оставался Дином, увы. Сэм посмотрел на него, жадно уминающего последний хот-дог. Дин одобрил ланч финальной отрыжкой. Сэм вздохнул:

- Вот именно поэтому я никогда ничего не беру тебе с двойным лучком.

Посмеиваясь, Дин утёр рот салфеткой, а потом запустил ею в Сэма. И послал брату оскорблённый взгляд, когда Сэм шлёпнул его по руке, нагло потянувшейся к его картошке. Внезапно Дин остановился и посмотрел на Сэма.

- Что?

Дин наклонился вперёд и бережно провёл большим пальцем по уголку его рта. Потом снова откинулся, сунув палец в рот, и усмехнулся.

- Кетчуп, - пояснил он, с чмоканьем вытягивая палец изо рта и снова берясь за газету.

Сэм со стуком захлопнул рот.

Что ж... может быть, кое-что и переменилось.

- Тут ехать всего пару часов. Доберёмся туда ещё до обеда. - Дин встал, сгребая мусор в кучу.

Сэм кивнул и медленно поднялся на ноги, направляясь к машине, припаркованной в нескольких футах от них. Дин, похоже, принял решение насчёт охоты, и Сэм чувствовал себя немного виноватым от того, что это прошло мимо его внимания. Он подскочил, почувствовав руку Дина у себя на талии. Она оставалась там, пока они не достигли машины, и только тогда исчезла, оставив вместо себя холодную неуютную пустоту.

- Готов? - спросил Дин, раскрывая дорожную карту. Он глянул поверх неё на Сэма, забирающегося внутрь. Потом усмехнулся, и Сэм почувствовал, как комок в груди ослабевает.

- Да, - пробормотал Сэм. Ему было страшно, страшно просто до чёртиков, но он не собирался идти на попятную. - Готов.

 

60.

...пот стекал по его плечам. Он провёл руками по мускулистым бёдрам, толчком раздвинул их в стороны, прежде чем разместиться между ними. Легко вошёл, после небольшого сопротивления, и быстро поймал темп, посылающий разряды тока вдоль позвоночника. Его член сжимало так тесно, так обольстительно, что он кончил слишком быстро - дрожащий, измождённый и невероятно удовлетворённый. Он встал, тяжело дыша, посмотрел на своего партнёра...

И увидел - пустые зеленые глаза и окровавленное тело Сэма.

Дин вздрогнул, проснувшись, и какое-то время лежал, тяжело дыша в темноте. Потом закрыл глаза, вжав лоб в затылок Сэму, зарывшись носом в его тёмные волосы. Погладил твёрдые мускулы на плечах, скользнул ниже, задержав ладонь у Сэма на животе. Потом обнял его за пояс, сложив руки вместе и наслаждаясь тем, как тёплая плоть тихо поднимается и опадает под его ладонями. Они оба глубоко зарылись в одеяла, и Дин пропитался теплом, созданным этим коконом.

Этого не было, сказал он себе, понемногу успокаиваясь во тьме, наполненной запахом Сэма. Они так и не добрались до этой черты, и, говоря по правде, Дин не стал бы винить Сэма, если бы они не добрались до неё никогда. Он по-прежнему видел колебания брата, неясное сомнения в его глазах - каждую ночь.

Ощущение Сэма, выгибающегося под ним, выдыхающего его имя, оказалось более пьянящим, чем Дин когда-либо мог вообразить. Этим невозможно было пресытиться. У Сэма оказалось множество эрогенных зон, о которых тот даже и сам не знал. И Дин упивался возможностью показать их ему - каждую: точку под ухом, складку между боком и бедром, мягкую кожу над ключицей.

Но иногда, толкаясь Сэму в живот, Дин чувствовал где-то глубоко внутри себя волнующую, нетерпеливую жажду. Ему хотелось ощутить Сэма, всего Сэма. Хотелось почувствовать, как его окружает Сэм. Он твердел при одной только мысли об этом, о жаркой, влажной тесноте, сжимающей его член. Но тут приходила память о подрагивающих мускулах, о слезах на кончиках его пальцев - и Дин замирал. Он не мог не думать о том, что сделал, и как это должно было ранить того безымянного парня. И хотя Дин знал, что с Сэмом был бы очень, очень осторожен, но мысль о мелком, испытывающем под ним хотя бы малейшую боль, действовала как ведро холодной воды. Дин не мог этого сделать. От этих мыслей эрекция у него начинала опадать, и ему приходилось прилагать все усилия, чтобы не сбежать с кровати.

Тьма, окружавшая их, смягчилась в ранних предрассветных часах. Дин поднял голову, оглядывая комнату, прежде чем снова опустить её рядом с тёплым податливым телом. И вот тогда-то почувствовал, что в трусах у него тесно, и его возбуждённый член, горячий и настойчивый, вжимается в задницу Сэма. Дин сглотнул. Как его мог так завести какой-то грёбаный сон? Дин слегка отодвинулся - и обнаружил, что тело рядом с ним стало негнущимся, напряжённым.

- Сэмми? - прошептал Дин, и тело мгновенно расслабилось.

- Дин? - в страхе спросил ошеломлённый голос.

- Ш-ш... это я, - пробормотал Дин, медленно отстраняясь. Ох, чёрт, наверное, он разбудил Сэма... И одному Богу известно, что тот подумал, если решил притвориться спящим. Наверное, для него было шоком проснуться от жёсткого стояка, трущегося об его ягодицы. Он наверняка почувствовал это даже сквозь трусы. Дин поцеловал его в затылок, давая знать, что он здесь.

- Я не хотел тебя разбудить, - он неловко задвигался, с облегчением ощутив, что эрекция спадает.

- Всё хорошо? - Сэм повернулся, и они оказались лицом к лицу. Полуприкрытые глаза смотрели на Дина с явным беспокойством. - Плохой сон?

- Плохая китайская еда, - вяло отшутился Дин.

Не похоже, что Сэм ему поверил.

- Ах-ха. - Его рука скользнула вниз и коснулась мягкой выпуклости у Дина под трусами. Дин зашипел, и Сэм убрал руку. - Общеизвестный симптом несварения желудка, - иронично заметил он.

- Это всё химические ароматизаторы, от них ещё и не такое бывает, - парировал Дин, но его улыбка была ломкой. Она смягчилась, когда Сэм придвинулся ближе и ткнулся лбом ему в грудь.

- Я могу тебе как-то помочь? - мягко спросил Сэм. Он обвил Дина руками. - Поговори со мной.

Дин вздохнул.

- Да ничего. Я... - его пальцы погрузились в волосы Сэма, и он поцеловал мелкого в макушку. - Просто плохие воспоминания, Сэмми.

- Они? - помолчав, спросил Сэм. Он не уточнил, кто именно - в этом не было нужды.

Дин кивнул, его челюсть потёрлась о сэмов висок.

- Я не могу перестать думать о нём.

- О нём?

- О парне, которого я... - Дин сглотнул. Он притянул Сэма ближе.

Сэм оцепенел.

- А, - проскрежетал он. Потом шумно сглотнул. - Дин... ты же не знал.

- Это не оправдание, - резко перебил Дин. - Я знаю, что причинил ему вред, кем бы он ни был. Я ничем не лучше этих ублюдков!

Сэм приподнялся на локте. Его глаза были широкими и яркими в сером утреннем свету.

- Нет! - неистово прошипел он. - Ты ничем не похож на них!

От этого пламенного заявления Дину немного отпустило грудь. Он глянул на Сэма с бледной улыбкой.

- Спасибо, братишка.

И приглашающе развёл руки. Сэм снова улёгся, позволив им обвиться вокруг него, и устало вздохнул.

- Никогда не смей так говорить, - пробормотал Сэм, потеревшись лицом о его горло. - Ты не знал. Иначе ты бы никогда... - Сэм легко поцеловал его голое плечо.

Дин со свистом втянул воздух, почувствовав, как изящные пальцы нерешительно касаются его паха, сжимая ткань на трусах. Потом рука Сэма скользнула под резинку и обвила член Дина.

- Боже! - Дин чуть не подскочил - и хрипло застонал, когда Сэм медленно погладил его член, тут же нетерпеливо и жадно набухший под сэмовой ладонью.

- Ты ничем на них не похож, - прошептал Сэм. Его лицо было до странного сосредоточенным, напряжённым; глаза были закрыты, он будто бы весь отдался этим прикосновениям, настойчиво разминая член Дина, пока тот полностью не затвердел в его руке.

- Ты бы никогда не сделал мне больно умышленно, как они, - продолжал Сэм, его голос подозрительно подрагивал, словно от слёз.

- Нет, - задохнувшись, поклялся Дин. - Никогда. - Он глубоко вдохнул, когда Сэм стянул с него трусы, высвобождая член. Дин толкнулся в руку Сэма, обвившуюся вокруг него. - О Боже...

- Тебе хорошо? - глаза Сэма были теперь открыты, тёмные и затуманенные, и он скользнул рукой в свои трусы.

Дин молча кивнул, во рту у него было сухо. Его бёдра дёргались вперёд, отчаянно пытаясь соприкоснуться с любой частью Сэма. Дин вздрогнул, когда Сэм медленно придвинулся к нему ближе, его мягкие гениталии, задевшие бедро Дина, были как атлас.

- Сэмми, - простонал Дин, опуская руки ниже и касаясь Сэма, возвращая услугу.

Дин гладил его, сжимал, тянул до тех пор, пока член Сэма, горячий и истекающий смазкой, не упёрся в его член. Дин обвил их пенисы левой рукой, оба разом, и услышал едва различимый всхлип. Его пальцы переплелись с пальцами Сэма, и они дрочили друг друга, вместе, одновременно.

- Чего тебе хочется, Дин? - тихо спросил Сэм.

Дин застонал. Их руки дёргали, тянули, гладили их члены, бёдра сталкивались и вжимались друг в друга в неистовых толчках.

- Тебя, - проскрежетал Дин. - Хочу тебя...

Он зарычал, ткнувшись головой Сэму в плечо, и всосал мягкую кожу, укусив её с силой, заставившей Сэма вздрогнуть от неожиданности. Дин обвёл стремительно темнеющий засос языком, поцеловал, словно прося прощения.

- Мой, - пробормотал он в отметину.

Сэм кивнул ему в волосы, задохнувшись, когда Дин заставил их руки ускорить темп. Их члены оказались зажаты у них между телами, и Сэм слабо вскрикнул, а Дин тем временем пробовал на вкус каждый дюйм кожи у него на горле.

Сэм выдохнул имя своего брата, и Дин ещё больше укорил темп. Голос Сэма стал тонким, прерывистым от желания, стройное гибкое тело вжималось в тело Дина, выгибаясь в его руках.

- Вот так, - пробормотал Дин. Он никогда в жизни не видел ничего прекраснее, чем приоткрытый рот Сэма, его расширенные зрачки, порозовевшее лицо и по-лебяжьи запрокинутая шея. Скользкая сперма оросила их тела. Дин простонал имя Сэма, зарываясь лицом ему в волосы, когда они оба содрогнулись в оргазме.

Дин всё ещё держал его, прижимая к себе, потом сделал глубокий вдох, впитывая чистый запах Сэма и мускусный аромат секса, витавший между ними. Вялость понемногу затягивала края его сознания, и он едва заметил, когда Сэм шевельнулся, обвивая его своими длинными ногами.

- Что ты делаешь? - сонно спросил Дин. Он чувствовал, что Сэм держит его член, всё ещё наполовину возбуждённый. Дин вяло толкнулся Сэму в кулак - и замер, когда понял, что Сэм направляет его. Ноги Сэма обвились вокруг диновой поясницы, так, что он смог расположить член Дина напротив своего заднего прохода.

- Сэм, - Дин резко отстранился, окончательно придя в чувство, и мягко отнял от себя руки брата. Его эрекция немедленно опала от потрясения. - Не надо.

- Разве ты не этого хочешь? - в замешательстве спросил Сэм, снова потянувшись к нему.

Дин отодвинулся, отталкивая от себя его ноги. Потом пробежался тыльной стороной пальцев по сэмовой щеке.

- Когда ты будешь готов.

- Я готов, - упрямо сказал Сэм.

Дин взял его за руку и положил её ему на сердце. Оно колотилось, как бешеное.

- Это - НЕ готов, - мягко сказал Дин.

- Но ты же хочешь, - настаивал Сэм, потянувшись вперёд и дотронувшись до его паха. Пальцы коснулись обмякших гениталий, и Сэм с удивлением вскинул на Дина глаза.

Дин ломко улыбнулся ему.

- О`кей. Может быть, я ещё не готов. - Он вздохнул и поднял руку Сэма вверх, растирая его длинные пальцы и легонько целуя каждый. - Мы оба не готовы, Сэмми. Я не могу... не могу не думать о тебе и...

- Всех тех мужчинах, - закончил Сэм, его голос был сиплым от отвращения к себе.

Дин вздрогнул. Сжал руку Сэма крепче.

- Нет! - настойчиво сказал он, видя, как взгляд Сэма тускнеет от стыда. - Не об этом. Сэм, нет. Просто... - Дин глубоко вздохнул. - Я всё ещё вижу, как они мучают тебя, - признался он. - И я не хочу стать таким, как они. Я не хочу быть одним из тех, кто причинил тебе боль.

Сэм молча обвил руки вокруг Дина. Потом шумно шмыгнул носом.

- Не будем торопиться, хорошо? - прошептал Дин. Мне нужно время, Сэм.

- Но разве этого для тебя достаточно? - глухо спросил Сэм, ткнувшись в него лицом.

Грудь Дина наполнилась теплом.

- Да, - хрипло ответил он. - Это гораздо больше, чем я когда-либо мог надеяться.

Единственным ответом Сэма было объятие, сжавшееся вокруг Дина крепче.

 

61.

Сэм врезался в книжную полку, и книги градом обрушились на него. Он прикрыл голову руками, сморщившись, когда острые углы и громоздкие тома посыпались ему на спину. Кровь ревела в ушах, и он не слышал Дина, выкрикивавшего его имя.

Чьи-то руки схватили его, рывком поднимая на ноги. Старк ухмыльнулся, скользя пальцами по телу Сэма, вторгаясь в него, и от этих прикосновений кожу ему словно разъедало кислотой. Сэм зарычал и выбросил локоть.

- Эй, полегче! - крикнул Дин, уворачиваясь от удара. - Живых лупить не надо, у нас тут мертвец! На десять часов!

Сэм выругался и вскинул арбалет в указанном направлении, вслепую пуская освящённую стрелу. Раздался глухой стук. Промазал. Чёрт!

- Убирайся оттуда! - закричал Дин, дёргая Сэма назад - и очень вовремя: призрак выхватил топор и швырнул его в застеклённый шкаф как раз за их спинами. - Держись позади!

Пыльные осколки посыпались на них дождём. Сэм снова прицелился, зарычав от досады, когда Дин оттащил его назад за миг до того, как грохот разбившейся вазы взорвался возле его левого уха.

Дин выстрелил из своего арбалета, но тоже неудачно - призрак легко уклонялся от стрел. Он только что покинул свою могилу и находился в бешенстве. Его неверная жена давно умерла, и теперь ему было всё равно, на ком вымещать накопившуюся злобу.

- Шлюха! - вопил он. Обои в гостиной расползались клочьями, осыпаясь на пол. - Потаскуха! - Сосновые половицы прогнулись, отделяясь от пола.

- Проклятье, Дин! - вскрикнул Сэм, когда очередной его выстрел прошёл мимо цели - на сей раз из-за того, что Дин обхватил его за плечи и потащил за диван. Кухонные ножи сами собой вонзились в подкладку. Осталось всего четыре стрелы. Руки Сэма подрагивали, ладони взмокли, а призрак продолжал буянить.

- Какого чёрта? - завопил Дин, когда Сэм внезапно вскочил на ноги, вскидывая арбалет над спинкой дивана. - Мы ведь уже поджарили труп!

- Его жена со своим любовником убили его здесь! - проорал Сэм в ответ, перекрикивая бушующего призрака. - Здесь должно было остаться что-то с его кровью!

Где-то с щелчком лопнула лампочка. Сэм пополз вперёд на четвереньках.

- Лгунья! - завывал призрак. Комната трещала. - Убийцы!

- Бла-бла-бла. Пластинку заело? Эй, куда это ты собрался?! - Дин вцепился Сэму в лодыжку и дёрнул назад. Сэм крякнул, шлёпаясь на живот, и зло зыркнул на Дина, остервенело дёргая ногой.

- Пусти! Ковёр! Они убили его на лестнице. Должна была остаться кровь на ковре. Надо сжечь!

Сэм наконец вырвал ногу. Дин тут же надавил ему на голову, и мимо пронёсся удар - хмурая гипсовая голова разлетелась в керамическую пыль в паре дюймов от них.

- Я сам сожгу. Сиди тут!

- Что?! - воскликнул Сэм. Он сбросил руки Дина и метнулся из-за дивана. Игнорируя вопли брата, он осмотрелся в поисках покойного мистера Паркера, а потом, спотыкаясь, ринулся в соседнюю комнату, чтобы поджечь ковёр. Диновы проклятья неслись ему вслед.

Лампы замигали и вдруг погасли все разом, оставив их в кромешной темноте.

- Ну, клёво, - пробормотал Сэм.

Он услышал, как Дин ползёт по ковровому покрытию, отчаянно щёлкая фонариком, отказывавшимся загораться.

- Где ты? - Сэм нахмурился в темноту.

- Грязная шлюха.

Жуткая усмешка внезапно возникла перед Сэмом. Белые зубы скалились с туманного бледного лица. Руки и ноги Сэма превратились в лёд.

...губы разошлись в улыбке, прежде чем опуститься к его соску. Он содрогнулся, когда на бугорке сжались зубы, всасывая его кровь.

"Определённо, стоит каждого цента", - самодовольное лицо всплыло над ним, и его бёдра толчком развели в стороны...

- Сэмми! - закричал Дин, выдёргивая Сэма из воспоминаний. Он очнулся как раз вовремя, чтобы увидеть огромную стеклянную люстру, мчащуюся сверху прямо на него. Сэм вскрикнул, застыв на долю секунды, прежде чем рвануться в сторону и вскочить, легко перекатившись на ноги. Потом отдёрнул голову, уклоняясь от брызнувших хрустальных осколков.

- Шлюха! - вопил призрак.

Диван дрогнул и скользнул через комнату, едва не задев Сэма.

- Сзади! На шесть часов!

Сэм крутанулся на месте. Попался! Он выстрелил, одновременно наклоняясь, когда ещё один мясницкий нож просвистел мимо его уха. Призрак завопил и исчез. Дин победно закричал, когда ковёр наконец охватило огнём. Нечеловеческий рёв огласил дом, возвещая, что ковёр уничтожен. И ещё до того, как крик смолк, ковёр полностью исчез в огне. Лампы замигали и зажглись снова.

Сэм, отдуваясь, бросил арбалет и привалился к опустевшим полкам. В глазах у него помутилось, но он увидел, как к нему приближается нечёткая серая тень.

- Сэм!

- Ты цел? - выдохнул Сэм. Комната кружилась слишком сильно, чтобы он мог толком разглядеть Дина.

- Выживу, - коротко ответил Дин. - Что это такое нафиг было?!

Сэм знал, о чём он, но притворился непонимающим.

- Что?

- Сам знаешь, что! - рявкнул Дин. - И я вроде бы велел тебе оставаться на месте!

Да, велел, но это было до того, как покойный мистер Паркер вдруг решил сделаться неуязвимым для каменной соли и понёсся прямо на его брата. Сэм дёрнул плечом, сбрасывая руку Дина. Он сглотнул - ему хотелось, чтобы комнате перестала вертеться и остановилась наконец. Сердце как будто навечно обосновалось в горле. Но он не собирался подтвердить опасения Дина, грохнувшись тут в обморок.

- Пошли, - резко сказал Дин.

Он проигнорировал беспокойное движение Сэма, крепко ухватив его за локоть. Молча, стиснув зубы, Дин вывел брата из разгромленного дома.

- Дин, да в чём дело? - запротестовал Сэм, когда Дин с силой толкнул его к машине. Сэм не мог понять, почему он так злится. Но Дин, к его удивлению, не разразился тирадой. Дверца за ним хлопнула, и Дин молча включил зажигание. Его взгляд был жёстким, когда он вырулил на дорогу, ведущую обратно в город.

Поездка, к счастью, была короткой. Тишина душила Сэма. Он продолжал бросать на брата встревоженные взгляды, но Дин неотрывно смотрел прямо перед собой.

Когда они вернулись в мотель, Дин ворвался в их комнату. Сэм плёлся следом.

- Чувак, да что с тобой такое? - спросил Сэм, как только за ними закрылась дверь. И вздрогнул, когда Дин шагнул к нему и резко ухватил за затылок. - Ой!

- Голова болит? - резко спросил Дин. - Кружится?

Сэм слишком устал, чтобы спорить, и лишь раздражённо отбросил его руку.

- Нет и нет, - сердито ответил он. - Дин, со мной всё нормально.

Он не сопротивлялся, когда Дин повлёк его к постели. Сев, Сэм смотрел, как Дин роется в рюкзаке.

- Я сказал, чтобы ты оставался на месте, - процедил Дин, бросая на кровать аптечку. - План был такой, что ты стреляешь в него из соляного круга, а я выманиваю.

Сэм дёрнулся, когда пальцы Дина задели рану.

- Знаю. Но...

- Но? - Дин повысил голос. - Сэм, не может быть никаких но! Мы вроде договорились держаться этого плана!

- Ага, только похоже, что призрак про наш план не знал! - огрызнулся Сэм, тоже распаляясь. - Он пёр прямо на тебя! И арбалеты не сработали!

- Не в этом дело! Я мог справиться с этим сам!

- Ну да! Тот топор, который он в тебя метнул, только выглядел настоящим! - рявкнул Сэм. - Я и так едва успел. Если бы я добрался туда секундой позже...

- Сэм. Не смей. - Дин поднялся и принялся мерить комнату шагами. - Не переводи стрелки на меня! Не смей! - Он вдруг остановился напротив Сэма, схватив его за плечи. - Речь сейчас о тебе.

- Обо мне? Да я в порядке! - Сэм оттолкнул от себя руки брата, но они снова настойчиво сжали сэмовы плечи, сдавили, не давая ему сорваться с места и выбежать вон.

- Чёрта с два ты в порядке! Ты хоть понимаешь, что тебе чуть башку не снесло, ещё чуть-чуть - и её можно было бы подавать на тарелке? - Дин встряхнул Сэма. - Я же не просто так велел тебе держаться позади! Ты ещё не готов!

- Чёрта с два я не готов!

У Сэма кипела кровь. Он злился на Дина, и злился на себя, потому что, проклятье, Дин был прав. Там, в том доме, Сэм застыл столбом, и оба они едва не погибли.

- Отвали, - пробурчал он, пытаясь встать. Но Дин был непоколебим.

- Нет уж, мы поговорим об этом.

- И это я от тебя слышу? Надо же! - парировал Сэм. Он запыхтел, попытался оттолкнуть Дина и встать, но вместо этого упал навзничь на матрац, а Дин тяжело навалился на него сверху, сгрёб его за запястья и пристально посмотрел ему в глаза. Он был чертовски тяжёлым, и Сэм задохнулся, метнув в него яростный взгляд.

- Что там произошло? - требовательно спросил Дин.

- Ничего, - гневно ответил Сэм.

- Чушь собачья! Ты чуть не дал себя укокошить. - Водоворот, круживший в его глазах, окрасил их грязно-корчиневым. Голос Дина сорвался. - Господи, Сэм. Какого чёрта ты делал?

Сэм взглянул на него. Ему очень не нравилось это выражение на лице Дина. Но ещё сильнее ему не нравилось то, что он сам был тому виной. Хватка Дина у него на запястьях была отчаянной, и Сэм чувствовал, что его брата трясёт.

- Я не могу потерять тебя, Сэмми, - прохрипел Дин. Его голова поникла, и он сделал дрожащий вдох. Сэм закрыл глаза, когда Дин выпустил его запястья и запустил руку ему в волосы. Он открыл рот, ощутив влажное дыхание Дина на своих губах, и жадно поцеловал его, скользнув освободившимися руками под кожаную куртку брата. Твёрдые мускулы бугрились на сильной спине у него под ладонями, кожа куртки поскрипывала, и Дин мял его рот губами с чувством, похожим на отчаяние. Сэм приподнялся, постанывая под диновым ртом, и торопливо стянул с Дина куртку. Он услышал, как она упала на пол.

- Я не могу тебя потерять, - задыхаясь, повторил Дин. - Не позволяй убить себя, слышишь?

Его руки лихорадочно бродили по телу Сэма под рубашкой. Сэм кивнул. Грудь тяжело вздымалась, волна жара от диновых рук окатила его, быстро спустившись к паху.

- Я не выдержу, если с тобой что-то случится, - простонал Дин Сэму в рот.

Слёзы защипали Сэму глаза от этих слов. Он судорожно вцепился Дину в рубашку. Дин никогда не делал ему больно, никогда не делал ему больно намеренно. Сэм прижался к брату, выгибаясь под ним, его поцелуи делались всё неистовее.

Голос Дина возле его уха был тихим и нерешительным:

- Я не хочу видеть, как ты страдаешь.

Сэм крепко зажмурил глаза, притягивая Дина ближе, и прижался к нему изо всех сил, не заметив горячей слезы, сбежавшей вниз по щеке.

 

62.

Дин с рычанием толкнул Сэма вниз на постель. Сэм содрогнулся, когда Дин поцеловал его, глубоко, неистово, просунув руки Сэму под рубашку. Сэм застонал под диновым ртом. Они медлили ровно столько, сколько понадобилось Дину, чтобы стащить с Сэма рубашку через голову. Как только смятая одежда отлетела в сторону, Дин вернулся к губам Сэма, а потом стал опускаться ниже. Его вес придавливал Сэма к кровати, но Дин старательно следил за тем, чтобы Сэм знал о его присутствии, слегка поглаживая большими пальцами его лоб. Он лизал и целовал каждый дюйм сэмовой кожи, до которого мог достать. Сэм задыхался, коротко выдыхая от изумления, пока Дин прокладывал путь от его рта к горлу, а потом вниз по груди, дразня языком тонкие грани выступающих под кожей рёбер. Сэм прохныкал его имя, его руки лихорадочно искали Дина, ноги, свисавшие с кровати, слабо подёргивались, и удовольствие толчками разливалось по телу.

Дин едва не потерял его сегодня.

Он всё ещё как будто видел эту люстру, тяжёлую от острых кристаллов, падающую вниз, на его брата, как сотня тонких ножей. Дин закричал, когда понял, что Сэм замер на месте. На этот краткий миг Дин вдруг оказался лицом к лицу с возможностью того, что Сэм может умереть. И тогда он почувствовал, как весь свет умирает в нём, оставляя его холодным и неживым.

Даже сейчас эта мысль пробила дрожью всё его тело, и он отбросил её, облизывая пупок Сэма. Кончик его языка извивался внутри, заставляя Сэма стонать, плоский живот вздрагивал под губами Дина. Дин что-то бормотал в горячую кожу, его руки скользнули Сэму под спину, напряжённую, гибкую, выгнувшуюся под его ласками.

Этого было недостаточно. Дин схватил бёдра Сэма и потёрся лицом об его живот. Дрожащими руками он расстегнул молнию на сэмовых джинсах. Сэм приподнял бёдра, позволяя Дину стянуть с него джинсы и трусы, обнажая нежную плоть живота и узких бёдер. Член Сэма был порозовевшим и уже наполовину возбуждённым.

- Дин... Боже... - простонал Сэм, когда Дин легонько провёл ладонью по всей длине. Тепло его руки согревало член Сэма, будто солнечный свет.

Он никогда в жизни не видел ничего прекраснее, чем Сэм, обнажённый, распластанный на кровати под ним, с раскрасневшейся кожей, поблескивавшей там, где пробежался динов язык. Он был живой; он был невредимый. Сэм потянулся к своему члену, и Дин понял, что слишком замешкался. Он оттолкнул руки Сэма, и тот резко выдохнул от досады.

Всё его тело. Каждая его часть. Дин хотел ощутить вкус и коснуться каждой части Сэма; он хотел воочию убедиться, что Сэм действительно жив. Дин опустился на колени у Сэма между ног, растирая мягкую бледную кожу на внутренней поверхности бёдер. Потом провёл по ним большими пальцами, потёрся о них лицом, послав череду коротких вдохов вдоль сэмовых бёдер. Сэм вздрогнул, когда небритая челюсть Дина царапнула его кожу.

Дин придвинулся ближе к своей цели и заколебался.

- Дин? - недоумённый, хриплый голос Сэма. Дин не ответил, и Сэм вскинул голову, издав удивлённый вскрик, быстро сменившийся стоном, когда Дин медленно вобрал его член в рот.

Дин уже давненько не занимался оральным сексом, и так сложилось, что сам он обычно был принимающей стороной. Но он был вполне уверен, что всё делает как надо, потому что Сэм выгнулся и содрогнулся. Дин удержал его бёдра на месте, потирая большими пальцами нежную кожу на тазовых косточках. Щёки Дина запали, когда он с силой всосал член Сэма, а потом легонько потёр зубами пульсирующую горячую кожу и почувствовал, как плоть брата твердеет у него во рту. Он думал, это будет странно, но на вкус это был однозначно Сэм, это был он, его пьянящий, неодолимо притягательный вкус. Дин сжал его губами, упираясь языком в головку.

- О Господи! - простонал Сэм. Его рот приоткрылся, будто он хотел сказать что-то ещё, но из подрагивающих губ больше так ничего и не вылетело. Сэм лишь беспокойно замотал головой, когда Дин трепетно накрыл ладонью его мошонку, растирая её пальцами, позволяя члену Сэма выскальзывать из его рта и медленно входить снова, проводя языком по вене, пульсирующей на внутренней стороне члена. Дин работал ртом, слушая задыхающиеся вздохи Сэма, и смаковал его аромат - запах чистого пота, солоноватый привкус кожи. Дин лизал головку так, словно это был шарик мороженого. Когда он почувствовал острый горький вкус подступающего оргазма, его первым инстинктивным побуждением было отстраниться. Но в глубине души он хотел и эту часть Сэма тоже, ту, которой никто больше не может получить, и он принялся сосать ещё усерднее.

Сэм предупреждающе выкрикнул, что сейчас кончит, и беспомощно вцепился руками в Дина, пытаясь его оттолкнуть. Но Дина было не остановить. Он глубоко вздохнул, немного отстранился, а потом заглотил член Сэма целиком своим влажным ртом.

От потрясения Сэм выгнулся, его бёдра дёрнулись, и член его толкнулся Дину в горло. Дин слегка подавился, сдерживая рвотный рефлекс, но позволил ему проскользнуть.

Кончая, Сэм исступлённо кричал, повторяя имя своего брата.

Горячая скользкая жидкость выстрелила из него, и Дин жадно проглотил её, так много, как смог, и отстранился, позволив обмякшему члену Сэма выскользнуть из его губ. Дин запечатлел на головке ласковый поцелуй, и только тогда отодвинулся.

Сэм был как в лихорадке, его руки тянулись к Дину. Тот скользнул к нему, дразняще провёл языком по сочной нижней губе Сэма.

- Дин! - простонал Сэм. - Боже, прости меня. Чёрт...

Дин нахмурился. Это была не совсем та реакция, которой он ждал. Сэм выглядел... испуганным?

- Эй. Эй! - Дин взял в ладони его лицо. - Что такое? Я обычно получаю за это что угодно, но только не извинения.

Влажные глаза уставились на него. Сэм приподнялся на локтях.

- Я не имел в виду... Господи, я пытался сдержаться... Тебе было больно?

Дин ощутил, что у него разрывается сердце. Он покачал головой и поцеловал Сэма в губы.

- Всё хорошо, - заверил он. - Мне не было больно. - Господи, что же Сэм должен был вынести с теми ублюдками... - Ты не сделал ничего плохого.

Сэм замолчал, ткнувшись Дину под подбородок и часто дыша. Дин бережно обнял его. Недавняя эйфория обернулась злостью на монстров, сделавших с Сэмом такое - на тех, кто смешал для его брата удовольствие с болью, кто мучил и раздирал его, как...

Прекрати, Дин. Дело не в тебе.

- Тебе... тебе понравилось? - неуверенно спросил Сэм какое-то время спустя. Он говорил тихо, как будто сомневался, стоило ли вообще спрашивать.

Дин кивнул и прижался к нему. По правде говоря, его челюсть слегка побаливала, но вкус Сэма ещё оставался на языке. Дин ощутил пальцы Сэма, неловко пробегающие по его рёбрам, и решил, что оно того определённо стоило.

- Я не сделал тебе больно, когда... - Сэм поколебался. - Я почувствовал, что вот-вот кончу... - Он вздохнул, содрогнувшись. - Мне показалось, ты стал задыхаться.

- Нет, - заверил Дин, поглаживая его по спине. - Сам-то ты как?

- Что?

- Ну... как оно тебе?

Он спросил об этом вовсе не из самолюбия.

- Я... это было потрясающе. Действительно здорово, - тихо ответил Сэм.

Дин ощутил искру удовлетворения. А потом... Погоди-ка минутку...

- Тебе никто никогда раньше не делал минет?! - недоверчиво спросил Дин. - Даже Джес... - он осёкся. Эта рана всё ещё была слишком свежа.

Сэм покачал головой.

- Мы были, как сказать... приверженцами традиций, - Сэм неловко засмеялся про себя.

- Тогда, наверное, это должно было быть непривычно, - слегка поморщившись, заметил Дин.

- Непривычно? - Сэм какое-то время обдумывал это. Потом хитро улыбнулся. - Но я не прочь к такому привыкнуть.

- Хорошо, - Дин потянулся и приласкал гениталии Сэма, бережно перебирая пальцами бархатистые яички. Дыхание Сэма оборвалось. - Это нормально - чувствовать себя так, Сэм.

- М-м, - сказал Сэм, закрывая глаза. Потом просунул ногу между ногами Дина, по-прежнему обтянутыми джинсой, и потёрся бедром об выпуклость, проступавшую под тканью. Сэм передвинул руки на ягодицы Дина, подтянул другую ногу, обвивая его.

- Хочешь, чтобы я?.. - предложил он негромким, неуверенным голосом.

Дин уловил сомнение в его подрагивающих руках, нерешительность в его взгляде. И нежно поцеловал его в губы.

- Нет. Я в порядке, - сказал Дин. Угу, он будет в порядке после хорошего холодного душа. Сэм всё ещё сомневался, и он добавил: - Когда ты будешь чувствовать, что готов.

Сэм опустил голову ниже, его рот затвердел.

- Ты всё время это повторяешь.

- Потому что это правда. Никто не станет тебя принуждать, - пообещал Дин. Больше нет.

Сэм потёрся об него, большие руки сомкнулись на диновых ягодицах, накрыв изгиб плоти поверх джинсовой ткани, пытаясь притянуть его ещё ближе. Дин умостил свою задницу в ладонях Сэма и усмехнулся, когда тот вспыхнул.

- Я не думал, что это может быть так приятно, - признался Сэм. - Это всегда было... - Он вздрогнул и прижался к Дину крепче. - Я почти всё время не мог дышать. Было... было трудно. - Сэм задохнулся. - Было больно.

Дину защипало глаза.

- Мне жаль, - прошептал он. Если бы только Сэм не добрался до Энди первым... У Дина болели руки от желания воткнуть охотничий нож под рёбра этого ублюдка.

Голова Сэма качнулась под его подбородком, завитки тёмных волос щекотнули Дину нос.

- В этом нет твоей вины.

Если бы. Дин держал руку у Сэма на спине, другая рука поглаживала мягкие тёмные волосы.

- Всё, что они показывали тебе, было неправильно, - тихо сказал Дин. - Они были просто бандой больных ублюдков. - Он оглядел мотельную комнату. Просто не верилось, что всего несколько минут назад они орали друг на друга во всю силу своих лёгких.

- И, вероятно, ты собираешься мне показать, как надо правильно? - голос Сэма снова звучал слегка дразняще, его тело расслабилось под руками Дина. Дин улыбнулся ему в волосы.

- До тех пор, пока ты будешь мне позволять.

Сэм удовлетворённо вздохнул.

- Это будет чертовски долго, чувак, - пробормотал он, закрывая глаза.

Дин, не выдержав. улыбнулся.

- Правда?

Сэм сонно кивнул, и Дин провёл рукой по его волосам. Что ж, он сможет с этим жить. Определённо. Дин играл с одной прядью, проводя ею по своим губам. Запах Сэма ослабел, и теперь его волосы пахнули просто шампунем.

- Чувак, кончай баловаться с моими волосами, - пробурчал Сэм, одновременно забавляясь и сердясь.

- У тебя красивые волосы, Саманта, - поддразнил его Дин - и вскрикнул, выпуская прядь, когда Сэм прихватил его зубами за шею. - Это ещё что за Брэм Стокер?

Сэм фыркнул, натягивая на них одеяло, и откатился в сторону, бормоча, что хочет поспать. Но Дина было так просто не провести. Он умостился рядом с Сэмом и накрыл губами его ухо. Сэм сонно заворчал, шлёпнув его рукой.

- Эй, Сэм? - Дин шептал, но он знал, что Сэм его слышит.

- Ну чего?

- Что там произошло? - Дин ощутил, как Сэм снова напрягается под ним. - Сперва ты полез в драку вперёд меня, а потом как будто решил, что это можно отложить на потом.

Сэм задрожал.

Дин прихватил губами его ухо. Лёгкое прикосновение зубов к мочке оказалось возбуждающим, и длинные пальцы Сэма обвились вокруг члена Дина, так осторожно, сложно это было лезвие ножа. Дин почувствовал, как Сэм слегка откидывает голову, предоставляя ему больше доступа.

- Что ты увидел? - спросил Дин мягко.

Голос Сэма был бесцветным.

- Их.

Дин кивнул, ничего не сказав. Потом повернул Сэма к себе. Их лбы соприкоснулись; Дин слушал дыхание Сэма, и внезапно его пронзило мыслью, что сегодня он едва не утратил возможность слышать это дыхание. Он едва не утратил возможность просыпаться в темноте ночью и чувствовать, как грудь Сэма поднимается и опадает напротив его груди. Дин содрогнулся и прижал Сэма к себе.

- Они уйдут, - поклялся он.

- Обещаешь?

В этот миг Сэм вдруг снова стал маленьким, юным, он снова был хрупким тёплым комочком в руках Дина, тоже маленьких и слабых. Дин вжался губами в его лоб.

- Обещаю.

Сэм по-прежнему оставался негнущимся и напряжённым, даже под его ладонями. Дин почти что мог слышать его мысли, его беспокойство, и он знал, что сон к Сэму придёт ещё не скоро. Он задумчиво закусил щеку изнутри. Потом вдруг усмехнулся.

- Эй, Сэм?

Что ж, он оказался прав - Сэм ответил совершенно ясным голосом:

- Да?

- Так что... это можно считать постельным разговором? - сказал Дин, пряча улыбку в его взлохмаченных волосах.

Наступила долгая тишина, а потом Сэм усмехнулся.

- Какой же ты придурок, - беззлобно сказал он. Потом вздохнул, наконец-то расслабившись, и потёрся о Дина щекой. - Спокойной ночи, - пробормотал он.

Дин пробежался рукой по его волосам.

- Спокойной, Сэмми.

И уже соскальзывая в сон, Сэм пробормотал:

- Люблю тебя.

Рука Дина замерла у него в волосах.

Что?

 

63.

- Да. Спасибо, что прописали.

Сэм сонно зевнул под одеялом и зябко поёжился. Ну, класс - он уже так привык к Дину в постели рядом с собой, что начинает мёрзнуть, оставшись один. "Моя персональная печка", - подумал Сэм, улыбнувшись, и зарылся лицом в подушку.

Он всё ещё не привык к этому окончательно - просыпаться рядом с крепким телом Дина. Сэм ощутил, как уши наливаются краской. Чёрт, пора уже прекратить вести себя как вечно краснеющий девственник! К счастью, Дин не заметил, иначе бы безжалостно высмеял его. Спят они вместе или нет, у Дина всё равно срабатывал свойственный всем старшим братьям инстинкт - истязать младшего брата. Хотя, подумал Сэм, идеи Дина насчёт истязаний существенным образом переменились. Память о том, что случилось несколько дней назад, всё ещё держалась в его теле. Кожу пощипывало и жгло там, где её касался Дин, и Сэм по-прежнему ощущал завитки наслаждения, вьющиеся вдоль позвоночника.

Правда, с тех пор они больше ничего такого не делали. Дину как будто было достаточно просто обнимать его ночью. Сэм поразмыслил и пришёл к выводу, что Дин, должно быть, остался разочарован, что Сэм не смог вернуть ему услугу. Нет, Дин не такой, но... Сэм замечал, как Дин на него смотрит. А кроме того, Дин был... ну... Дином.

После охоты, чуть было не обернувшейся катастрофой, прошло несколько дней. Сэм искал новые зацепки, но пока ничего не попадалось, и они застряли здесь. В другое время Дин непременно начал бы нудеть, но на сей раз, к удивлению Сэма, казался даже довольным, что они остались. Сэма так и подмывало подойти к нему и сказать: "Кристо".

- У нас всё отлично. Нет. Мы уже закончили.

Сэм снова поёрзал на кровати, слушая приглушённый голос Дина. Он передвинулся на то место, где только что лежал его брат, и переместился так, что его щека оказалась на диновой подушке. Та была всё ещё тёплой, и на ней остался след от лосьона после бритья.

Всё закончилось. Прошло уже два месяца с тех пор, как... с тех пор, как. Сэм знал, что пора оставить всё это позади. Его выворачивало от того, что Дину приходилось быть с ним таким неестественно осторожным. Сэму понадобилось немало времени, чтобы Дин стал принимать его как равноправного партнёра в охоте и поисках отца (что, правда, не отменяло его помешательства на безопасности Сэма). А сейчас они как будто снова вернулись туда, откуда начали.

"...ты так быстро учишься, Сэмми".

Сэм впился пальцами в край диновой подушки. Медленно, глубоко вздохнул. Липкие пальцы, скребущие его позвоночник, исчезли.

-Да нет, это вряд ли, - извиняющимся тоном сказал Дин. - Простите, док.

Дин разговаривал с доктором Крейгсом. Сэм сглотнул. Он коротко поговорил с этим доктором, но по-прежнему чувствовал себя неуютно рядом с ним. Его присутствие слишком сильно напоминало о том, почему им пришлось к нему обратиться.

- Файлы? Нет, возвращать не надо, - голос Дина стал жёстче. - Сожгите их. Все.

Сэм нахмурился. О чём это он?

- Да, - сжато сказал Дин в телефон. - Я чертовски уверен.

Сэм приподнял голову и выглянул из-под одеяла.

Энди сидел за столом и смотрел ему в глаза. Изуродованное лицо искажала жуткая усмешка. Дин, ничего не замечая, говорил по телефону прямо напротив него.

- Дин! - Сэм вывалился из кровати и вскрикнул, когда его ноги запутались в одеяле и он тяжело рухнул на ковёр.

- Док, я перезвоню, - Дин захлопнул телефон и бросился вперёд. - Сэм? Эй! Что такое?

Сэм, трясясь, приподнялся с пола, цепляясь за стёганое одеяло. Помутившимся взглядом он увидел Дина, присевшего над ним. Утренний свет сочился сквозь неплотно прикрытые занавески, и Сэм увидел, что стул напротив пуст.

- Сэмми?

Встревоженный голос Дина вывел его из оцепенения. Сэм моргнул, восстанавливая чёткость зрения.

- Я... - он вздохнул. - Извини. Просто плохой сон.

Так ведь?...

Дин сочувственно сморщился.

- Да уж, похоже, что плохой. - Он успокаивающе потёр предплечье Сэма. - Ты в порядке?

Нет.

- Да, - пробормотал Сэм. Потом шатко поднялся. - Это был доктор Крейгс?

Лицо Дина потемнело.

- Ага. Хотел убедиться, что мы закончили... ну... понимаешь. - Дин потёр ладонью загривок.

- О... - Сэм понятия не имел, что ещё сказать.

- Я... я собирался заскочить в душ.

Сэм кивнул.

- Хочешь, я схожу за завтрактом?

- Нет, - поспешно сказал Дин. - Подожди меня, вместе пойдём. - Он выдавил улыбку, с таким трудом, словно это причиняло ему боль. - Заскочим в какую-нибудь забегаловку, идёт?

Холодный ком болезненно сжался у Сэма в кишках. Он улыбнулся в ответ и ровно ответил:

- Конечно. Я пока пороюсь в сети, поищу ещё зацепки.

Дин показал ему большой палец и шагнул к двери в ванную. Потом вдруг остановился и повернулся к Сэму. Прежде чем Сэм успел спросить, в чём дело, Дин мягко взял его подбородок, приподнимая ему голову, и нежно коснулся губами его губ.

- Я быстро, - лёгкое прикосновение к подбородку, и Дин исчез за дверью ванной.

Сэм моргнул, всё ещё чувствуя тепло губ Дина на своих. Потом улыбнулся про себя и взял ноутбук со стола. Пара нажатий клавиш, и он вернулся на новостные сайты, заодно лениво просматривая почту. Он давно не заглядывал туда, и скопилось довольно много писем. Сэм быстро промотал их, коротко улыбаясь при виде знакомых имён, пока его взгляд не упал на самое свежее письмо с приложением. Не узнавая адрес, Сэм открыл его. Оно было пустым, аттачмент оказался изображением в формате jpeg.

Пока крыл его. Оно было пустым, нозацепки.рикрытые занавески, и Сэм увидел, что стул напротив него пуст.исках отца ()одушке. а.�изображение грузилось, Сэм глянул на дверь в ванную. Дин, похоже, застрял там надолго, и Сэм закатил глаза - ну вот, горячей воды ему опять не хватит. Бормоча про себя, Сэм снова взглянул на ноутбук. Фото было огромным, и пришлось промотать немного, чтобы увидеть его целиком.

То, что он увидел...

Сэм ощутил, как из комнаты исчезает воздух.

- Дин, - задохнулся он.

 

64.

Сэм сказал слово на букву "л".

Твою мать.

Дин держал кружку с кофе обеими руками, грея ладони, и тайком поглядывал на Сэма, нарезавшего яичницу. Вилка скрежетала о керамику, и желток сочился на бекон, словно кровь.

Похоже, Сэм не помнил, что пробормотал той ночью, засыпая. А Дин никак не мог перестать об этом думать. Не в том дело, конечно, что сам он не любил Сэма. Такое было бы попросту невозможно - Дин подозревал, это вплетено в его ДНК с рождения. Просто он никогда не говорил об этом вслух, принимая как данность. Он любил Сэма, потому что это был Сэм, его младший брат.

За что боролись, на то и напоролись, вздохнул Дин про себя. На это нельзя было просто закрыть глаза. Всякий раз теперь, когда он думал о том, чтобы коснуться Сэма, ему вспоминались эти слова. Он хотел бы спросить, но боялся, что вопрос подействует, как заклинание из отцовского дневника - и развеет то, что возникло между ними.

 Кого видел в нём Сэм той ночью? Брата? Или всё-таки любовника? И о какой любви думал Сэм? Какой-то... другой? Что будет, если однажды утром он проснётся и поймёт, что по-прежнему хочет нормальной жизни? Или когда они найдут наконец то, что убило их маму?

Вафли, которые заказал Дин, безвкусным комком оттягивали желудок. Горячий кофе не унимал этой холодной судороги. Мысли становились слишком угнетающими, и Дин заставил себя посмотреть по сторонам. Он заметил, что Сэм откусил от своей яичницы всего один кусок. По правде, Дин вообще сомневался, что Сэм видит эту яичницу - его вилка поднималась и опускалась, ничего не поддевая.

- Ты как будто чем-то расстроен, - заметил Дин.

Сэм отложил вилку и вздохнул.

- Извини, мне казалось, я голоден.

Да неужели?

Дин оттолкнул от себя блюдце с вафлями и забрал у Сэма его тарелку. Обмакнул кусочек тоста в тягучий желток.

- Нашёл нам новое дело? - спросил он с набитым ртом.

- Может быть. - Сэм подцепил вилкой кусочек вафли и рассеянно отправил в рот, задумчиво поджав губы. Потом глянул Дину за плечо - и тут же опустил голову. Он сидел, ссутулившись над тарелкой, больше не поднимая взгляд. Дин быстро оглянулся, но никого не увидел.

Сэм вдруг продолжил, как ни в чём не бывало, заставив Дина снова обернуться:

- Отсюда будет часов шесть езды. Думаю, это леший.

Дин скорчил гримасу.

- Блеск. Ещё одна тварь, жрущая людей. - Он шлёпнул желток на бекон. - Призраки-медведи, вендиго, лавлендские лягушки и вот теперь леший. Что за хренотень? Нам пора завязать с охотой и открыть зоопарк.

Лёгкая улыбка в ответ.

Дин ухмыльнулся:

- Так-то лучше.

Сэм взглянул на него озадаченно, и Дин добавил:

- Ты всё утро какой-то понурый ходишь. Я уж подумал, тебя от меня воротит.

Он хотел пошутить, но внутри у него вдруг всё сжалось, и его нахальная ухмылка поблекла.

Сэм смотрел на него, хмурясь.

Пожав плечами, Дин опустил голову и жадно впился в яичницу.

- Дин...

В голосе Сэма звучали странные нотки, которых нельзя было не заметить. Дин неохотно поднял взгляд.

- Как ты думаешь, куда нас всё это заведёт?

Хороший вопрос. Дин мимоходом пожал плечом, заставив голос остаться ровным.

- А куда надо?

Его сердце колотилось. Дин не мог понять выражение на лице Сэма, и скрыл беспокойство, поднеся к губам чашку с кофе. Сэм какое-то время разглядывал свою вилку, а потом вдруг взглянул на брата.

- Как думаешь, мы геи?

Дин хотел завопить "Что?!", но кофе и вопли плохо сочетаются между собой, и через миг он согнулся пополам, а Сэм очутился позади него, встревоженно хлопая его ладонью по спине.

- Всё в порядке, зайчик? - Чёрт, они привлекли внимание официантки. - Слишком горячий кофе?

- Всё нормально. Просто кое-кто не умеет держать рот на замке во время... - Сэм взвизгнул - Дин шлёпнул его по заднице, улучив момент, когда официантка отвернулась. Надо же, умник какой нашёлся!

Как только девица отошла от них, Сэм пихнул Дина в предплечье, садясь обратно на стул.

- Это за что было? - недовольно спросил он.

- За попытку меня убить, - выдавил Дин, отдышавшись от приступа кашля. - Так... повтори-ка вопрос.

Сэм пожал плечами.

- Ну уж нет. Не после твоей попытки утопиться в чашке с паршивым кофе.

Но всё-таки он покраснел, и Дин увидел, как краска переползает с его лица на шею, а оттуда, наверное, на всё тело целиком. Дин скривился - сейчас ему надо было сосредоточиться. Он с усилием отвёл взгляд от лица Сэма.

- Я имел в виду, что мы ведь... гм... - Сэм уставился на грязную поверхность стола. - В смысле, мы оба парни.

- Рад, что ты заметил.

Сэм бросил на него раздражённый взгляд.

- Ты понимаешь, о чём я! Не думаю, что я гей. Ну, по крайней мере, я себя не чувствую геем. - Сэм поднял на него вопросительный взгляд. - А ты?

Дин выгнул бровь. Сэм фыркнул.

- Ох, ладно, забей. Считай, я ничего не спрашивал.

Дин притворно задумался.

- Ну, у меня была парочка... хотя ладно. Я...

Официантка снова прошла мимо них, и его взгляд автоматически обратился на её ... бейдж с именем.

- Не-а, - сухо заметил Сэм. - Определённо, ты не гей.

Дин метнул в него уничтожающий взгляд, прикинувшись оскорблённым.

- Ну да, парни меня не интересуют. И что? Может, я просто на тебя запал, ну, бывает.

Зелёные глаза пристально смотрели на него. Потом губы Сэма неожиданно изогнулись.

- Чувак, это самая идиотская ерундень, какую я только слышал... эй! - Сэм хихикнул, когда Дин запустил в него соломинкой для коктейля. - И как ты только девчонок снимаешь?

Хотя Дин и рад был видеть, что Сэм снова улыбается, но всё равно зыркнул на мелкого с типичным раздражением старшего брата.

- А мне обычно и говорить ничего не надо. Они и так на мне виснут.

- Ага. Конечно, - усмехнулся Сэм.

Они улыбнулись друг другу, и Дин почти забыл вопрос Сэма. А потом вспомнил, и его улыбка поблекла.

Дин понизил голос.

- Серьёзно, Сэм. - Он потянулся к сэмовой руке, и внутри у него всё упало, когда Сэм отнял её. - Почему ты об этом спрашиваешь? - Холодок пробежал по его спине. Горло сжалось. - Ты что... передумал?

Сэм вскинул голову.

- Нет! Я ни о чём не жалею!

Тугой узел в животе ослаб. Дин понял, что снова может дышать свободно.

- Тогда в чём дело?

- Я просто не понимаю, почему, - пробормотал Сэм. Он поднял взгляд. - А ты?

Дин пожал плечами.

- Сэм, я перестал пытаться понять с той минуты, как ты поцеловал меня в машине.

- Чувак, это ты поцеловал меня, - неловко возразил Сэм.

До чего же чертовски восхитительно он выглядел - порозовевший, смущённо почёсывающий затылок, и эта застенчивая улыбка... Дин поймал себя на том, что просто сидит и улыбается ему, как дурак. Он прочистил горло.

- Не важно. Сэм, это... - он помахал между ними рукой. - Это тебя беспокоит?

Сэм медленно покачал головой.

- Я думаю, что должно. Но нет. Это как будто...

- Правильно, - мягко закончил Дин. Сэм взглянул на него, вздрогнув. - Это просто правильно. Ты это хотел сказать?

Сэм неохотно кивнул:

- Только мне кажется, что ты заслуживаешь лучшего...

Вряд ли Сэм рассчитывал, что Дин услышит. Он пробормотал эти слова про себя, но Дин выпрямился так резко, как будто Сэм прокричал их на всю закусочную.

- Пошли.

Он бросил на стол двадцатку и порывисто поднялся. Наверное, переплатил, но сейчас ему было начхать. Сэм, моргая, смотрел на него. Дин рывком просунул руки в рукава куртки.

- Поднимайся. Сейчас же. Валим отсюда.

Сэм запротестовал, явно сбитый с толку, но Дин стиснул его локоть и не выпускал, пока они не оказались снова в мотеле.

- Что это, нахрен, значит - я заслуживаю лучшего? - спросил он, как только за ними закрылась дверь. - Какого хрена ты...

Он умолк, глядя, как Сэм устало опускается на кровать. Дин провёл рукой по лицу, вздохнул и, упав рядом с Сэмом, пихнул его плечом. Сэм поднял глаза. Он казался усталым, измученным и... смирившимся.

- Что там творится в твоих дурацких мозгах, Сэмми? - Дин снова его пихнул, наклоняя голову и заглядывая ему в лицо. - Это всё из-за тех ублюдков?

Сэм неохотно кивнул. Он пустым взглядом смотрел через комнату на стол и ноутбук.

- Я не знаю, что происходит, - в голосе Сэма звучала мука. - Я просто... - Он потряс головой. - Ты так много делаешь для меня, а я даже... не могу дать тебе...

- Всё хорошо, Сэм.

- Нет, не хорошо! - Сэм вскочил на ноги и принялся мерить комнату нервными шагами. - И никогда не будет хорошо! Как только я начинаю думать, что уже вот, вот теперь - и тут же обязательно что-то... Всегда случается что-то такое и... - Сэм упал на стул и тупо уставился на монитор. - Дин, я не знаю, сколько их там... снаружи. - Его голос сорвался. - Всё то, что они заставляли меня д-делать... - Он сдавленно всхлипнул. - Я даже не понимал, что вообще со мной происходит. Я не знаю, смогу ли дать тебе то, что тебе нужно! Я уже совсем запутался!

Внезапно Сэм толкнул ноутбук, с такой силой, что тот, качнувшись, захлопнулся с громким щелчком и сполз на край стола.

Было так больно слышать эту ненависть к себе в голосе Сэма, и эти слова, которые он выплёвывал с таким отвращением. Дин оказался рядом с братом прежде, чем ноутбук упал на пол. Потом сел на край кровати, к Сэму поближе. И взял руки Сэма в свои.

- Так. А теперь послушай меня. Сэм? - Дин сжимал его руки до тех пор, пока Сэм не поднял на него покрасневшие глаза. - Ты даёшь мне всё, что мне нужно. Понятно? - Дин стиснул руки брата крепче, так что Сэм не мог уйти никуда; не мог оставить его. - То, что ты мне даёшь - это охренеть насколько больше того, что я вообще считал возможным. И этого достаточно. До тех пор, пока ты сам будешь всего этого хотеть.

До тех пор. Да. Когда-нибудь Сэм осознает, что, если они продолжат этим заниматься, его жизнь так никогда и не станет нормальной... Горло Дина сжалось, грудь пронзило болью при мысли о возможных следующих двух годах без Сэма - а может, и больше... Хотя Сэм ведь знал, на что они идут. Он сам сказал, что пути назад не будет, но этого ли он хочет на самом деле?

Дин взял лицо брата в ладони, надеясь, что Сэм не почувствует, как дрожат его руки. Потом потянулся и поцеловал дорожки слёз, которых Сэм не мог от него спрятать.

- Дин, мне кажется, я схожу с ума, - хрипло сказал Сэм.

Покачав головой, Дин наклонил голову Сэма, их лбы соприкоснулись.

- Ты самый нормальный во всей нашей семейке, малыш.

Сэм издал смешок сквозь слёзы. Дин погладил его лицо обеими руками, неотрывно глядя ему в глаза. Потом опустил руки на его бёдра, потёр ладонями поверх ткани вверх и вниз.

- Слушай, мы просто ещё не готовы, вот и всё.

- Ты имеешь в виду, я не готов, - горько сказал Сэм.

Дин потянулся и поцеловал его.

- Постепенно. Помнишь?

- Помню, - слабо отозвался Сэм. Он закрыл глаза и перехватил губы Дина своими, слегка отстранился, а потом углубил поцелуй. После минутного колебания он поднял руки и обнял Дина за шею, и Дин застонал ему в рот, когда Сэм слегка наклонился к нему, сдвинувшись на краешек стула. Дин потянул его вниз, увлекая на кровать, и вскоре они уже лежали там, Сэм был на нём сверху, и вес его тела давил на Дина.

Неуверенные движения Сэма стали лихорадочными, когда Дин оставил след поцелуев вдоль его горла. Сэм вздрагивал время от времени, дрожь проходила под диновыми ладонями. Сэм просунул колено Дину между ног и обольстительно потёрся бедром о его твердеющий член.

Дин чувствовал ту же потребность, ту жажду, что и прежде. Внезапная мысль мелькнула в его голове, и он замер. Возможно, это именно то, что нужно Сэму.

- Сэм, - Дин скользнул губами к изгибу сэмового уха. - Меня.

- Что? - простонал Сэма, выгибая шею. Он хныкнул, когда Дин стянул с него рубашку и принялся дразнить зубами его сосок.

- Ты, - выдохнул Дин. - Меня.

Его рука опустилась ниже, накрывая сэмову ягодицу. Дин упёрся пахом в пах Сэма и повторил эти слова снова, жарким шепотом, ткнувшись губами Сэму в ухо.

Сэм застыл, как будто окаменев.

- Что? - прошептал он.

От этой идеи его кишки стягивало нервным узлом, но Дин вжался ртом в ухо Сэма.

- Меня, Сэм. Я хочу, чтобы ты меня... - Он сглотнул. - Я хочу, чтобы ты меня трахнул.

Ему отчаянно хотелось сказать "занялся со мной любовью", но слова застревали в горле.

- Тебя? - повторил Сэм сиплым, неверящим голосом.

Дин поцеловал его в нос. Может, это и сработает. Даст Сэму ту власть, которую те ублюдки получили над ним. И хотя Дин от этой мысли немного нервничал, в нём, нарастая, крепло предвкушение, и он знал, что Сэм не причинит ему боли. Дин слегка прикусил кожу чуть выше его ключицы.

- Д-дин, я... - приглушённо сказал Сэм.

И Дин ощутил, как его грудь сжимается, а потом раскалывается на куски, когда Сэм покачал головой и отстранился.

 

65.

- Хорошо, - голос Дина был неестественно спокоен. - Я так понимаю, это значит "нет". - Он сел ровнее и оправил куртку.

Сэм не смел поднять на него взгляд. Он не мог объяснить Дину, почему волна холодного страха хлынула по его венам. Он сел на краю кровати, избегая смотреть Дину в глаза.

- Прости, - пробормотал Сэм, уронив голову на грудь. Дин поднялся, и Сэм почувствовал, как сдвинулся матрац.

- Я... - Наступила неловкая пауза, в течение которой Дин, оправляя одежду, пытался подобрать слова. Сэм зажмурился - было так больно видеть Дина таким. - Я возьму запасов на заправке, для следующего дела. - Ключи звякнули у Дина в ладони. - Отчалим завтра утром, хорошо?

Нет. Ничего не хорошо.

- А ты пока разузнай насчёт лешего, чтобы мы знали, чего ждать.

- К-конечно, - выдавил Сэм. Он чувствовал руки, пытающиеся толкнуть его на спину, хватавшие его ноги, чужие пальцы царапали и ползли по коже. Он сглотнул болезненный звук, рвущийся из горла.

Услышав, как открылась дверь, Сэм вскочил на ноги.

- Дин, я... прости меня, - выдохнул он.

Дин улыбнулся. Но эта улыбка не отразилась в его потускневших глазах.

- Ничего, Сэмми. Не волнуйся об этом.

Он не стал ждать, пока Сэм ответит, и выскользнул из номера.

Какое-то время Сэм тупо смотрел на дверь. Потом, шатаясь, добрёл до стола и тяжело опустился на стул. Его руки дрожали, когда он включил ноутбук - и сжались в кулаки, пока он боролся с желанием вышвырнуть компьютер в окно. Он открыл браузер, и его электронная почта автоматически загрузилась там, где он остановился. Палец Сэма подрагивал, нажимая "ввод" на новом письме. Другой адрес - всегда другой, всегда новый. Но все эти письма содержали одинаково пустой заголовок и омерзительное приложение.

Сперва Сэм пытался просто игнорировать эти письма. Но они приходили теперь по пять, по шесть раз за день. Он не мог больше этого видеть. Даже одного раза было более чем достаточно. И несмотря на то, что его настоящая память обо всём случившемся была лишь памятью о тьме, боли и голосе Дина, образ того, как всё это выглядело со стороны, намертво засел у Сэма в голове. Ему не требовались зернистые чёрно-белые фотографии, чтобы напомнить.

Это было просто нечестно.

Сэм сейчас впервые чувствовал себя так, словно действительно может оставить случившееся позади. Дать Дину всё, чего тот хочет, без колебаний, позволив себе быть счастливым вместе с ним. Он принял происходящее между ними как естественное продолжение чувств, которые они всегда испытывали друг к другу. Сэм хотел сделать следующий шаг. Он должен найти силы на следующий шаг.

"Ну что, сладенький, повторим?" - от гнилого дыхания слёзы навернулись ему на глаза. Руки Энди, холодные и липкие, обвились вокруг его талии.

Сэм содрогнулся и взъерошил пальцами волосы, уперевшись локтем в стол.

- Проклятье, оставь меня в покое, - прошипел он. - Ты мёртв.

...пальцы нырнули под рубашку и погладили кожу на животе...

Сэм со свистом втянул воздух. Он вскинул покрасневшие глаза на экран, выбрал все письма и нажал "Удалить". Пальцы, слава Богу, исчезли.

И тут же всплыла иконка нового сообщения. А потом ещё одна.

- Твою мать!

Ноутбук полетел на ковёр. Сэм согнулся пополам, его ладони горели, грудь тяжело вздымалась. Он утёр рот рукавом. Потряс головой, проясняя её, и неохотно поднял ноутбук. Это глупо. Как бы он объяснил, если бы разбил его?

От падения каким-то образом открылось одно из новых писем. Сэм уставился на чёрно-белую фотографию.

Повторим?

Только это. Без подписи. Без объяснений. Только это.

И этого было достаточно.

Изображение Дина, склонившегося над ним, было зернистым, размытым, но его содержание было вполне ясно. Чем дольше Сэм смотрел на него, тем сильнее оно расплывалось. Сэм задохнулся и удалил последние два письма, а потом захлопнул ноутбук.

Кто это? Кто посылает эти письма? Сэм вдавил запястья в глаза, пытаясь выровнять дыхание. Кто мог узнать, как добраться до него? Уильям мёртв; Сэм очень старался не вспоминать жаркое удовлетворение, сжавшееся во внутренностях, когда он увидел удивление на лице Уильяма, прежде чем тот упал. Энди, и остальные - они все умерли. От мысли, что кто-то ещё там, снаружи, знает, у него закололо в груди.

А потом Дин захотел, чтобы Сэм...

Он знал, что было у Дина на уме. Он думал, что помогает Сэму, предлагая ему...

"Будет не так больно, если ты просто расслабишься. Это всегда больно. Так и должно быть".

Сэм с трудом поднялся на ноги, больно ударившись о край стола, и не глядя толкнул ноутбук. Тот упал с глухим стуком, раздавшимся как будто издалека, но Сэму было всё равно. Спотыкаясь, он кинулся в ванную. И там он, задыхаясь, вытошнил всё скудное содержимое своего желудка, едва его колени болезненно стукнулись об пол. Сэм повалился, обхватив туалет руками, его голова поникла над унитазом.

- Я не могу, - прохрипел он вслух.

Он ни за что на свете не сделает такое с Дином. Сэм содрогнулся, чувствуя призрачную боль, пронзившую его насквозь, рвущую, вколачивающуюся в него изнутри. Чувство, как будто тебя разрывают на куски. Нет, он никогда не сможет сделать такое с Дином, да и вообще с кем угодно.

Сэм шагнул к раковине и подставил трясущиеся руки под струю холодной воды. Наклонился, судорожно плеская водой на лицо и пылающие глаза. Потом упёрся руками в раковину и уставился на воду, бешено крутившуюся в стоке. Когда вода сошла, он устало поднял голову.

Энди усмехался ему из зеркала. Влажные, скользкие руки обвили его плечи, что-то твёрдое и пульсирующее потёрлось о зад.

- НЕТ!

Зеркало разлетелось вдребезги прежде, чем Сэм понял, что происходит. Он не знал, что стекло режет его кулаки, и осколки, похожие на тонкие ножи, летят ему в глаза. Всё, что он знал - это что в каждом осколке было лицо, знакомое, незнакомое, усмехающееся, вожделеющее, и кто-то хватал его, лапал его, вторгался в него без конца.

Снова и снова Сэм пытался стереть лицо Энди с зеркала. Он кричал, чтобы его оставили в покое, кричал, чтобы они прекратили, прекратили, прекратили наконец.

- Сэм? О Боже... Сэмми!

Он вырвался из рук, схвативших его; грубый хохот, сухие губы, блуждающие по телу...

- Перестань! Сэм...

Ему заломили руки за спину и швырнули вниз, на матрац. Один из них смеялся, пока остальные дрочили его. Сэм кричал. Хватит. Хватит! Он лягнулся, его кулак достиг лица Энди, но челюсть была как камень, когда костяшки Сэма врезались в неё. И Энди по-прежнему усмехался, оседлав его и силой раздвигая ему ноги.

"Как насчёт небольшого разогрева?"

Нееееет!

- Сэм! Прекрати! Переста...

Дымка вернулась облаком крови, и огня, и света, горящего позади его глаз. Они окружили его, он задыхался, облако заполнило лёгкие и сжигало его изнутри, как кислота. Больно. Больно. Он должен заставить их остановиться. Остановитесь! Дин.

- Дин!

Всё взорвалось, грудь сдавило тисками, воздух исчез, зрение сузилось до единственной чёрной точки. Сэм услышал своё имя, чувствуя, что падает, и всё поглотила благословенная тьма.

- Сэм.

Он так устал.

- Сэмми.

Так устал от боли.

- Господи, ну давай же, ты меня пугаешь до смерти.

Он... он просто хочет, чтобы всё наконец прекратилось.

- Сэмми? Ш-ш... всё хорошо.

Слишком больно.

- Я знаю. Знаю. Я позабочусь о тебе.

Он заблудился. Дорогу перед ним покрывали окровавленные шипы, и когда он пытался идти, они резали ему ноги в кровь.

- Всё будет хорошо. Не надо...

Больно. Когда же эта боль прекратится?

- Не сдавайся. Сэмми. Я люблю тебя. Дай мне шанс всё исправить.

Ласковые руки накрыли его лицо.

- Давай. Взгляни на меня, - это был голос Дина, и он умолял. - Не смотри туда. На меня. Я здесь.

Взгляд Сэма медленно прояснился, встретив пару болезненно ярких глаз, пристально всматривающихся в него. Дин положил его поперёк своего колена, привалившись к кафельной стене рядом с дверью.

Глаза как будто распирало изнутри. Голова болела, и горло тоже.

- Эй, - голос Дина звучал надломанно. Он выдавил слабую улыбку. Он выглядел бледным, взъерошенным.

Сэм тупо смотрел на него.

Улыбка померкла. Дин смотрел на него с нестерпимой мукой, но она почти сразу исчезла - наверное, Сэму просто показалось, - и он слегка успокоился.

Сэм провёл языком по пересохшим губам.

- ...ин? - Он ведь вроде сказал, что сходит на заправку? - Чт... что случилось?

Что-то мелькнуло в лице Дина и тут же пропало

- Ничего, Сэмми. Слушай, давай-ка пойдём в постель, что скажешь?

Мягкие руки проскользнули Сэму под мышки, помогая подняться на ноги. Сэм осел было на пол - почему он чувствует такую усталость? - но Дин закинул его руку себе на плечи, приняв на себя почти весь его вес. Сэм тупо посмотрел вниз, услышав, как что-то хрустнуло под ногой.

- Что с зеркалом? - невнятно проговорил он.

- Забей. Давай, пошли, только осторожней.

Кровать увеличивалась и уменьшалась, и Сэм хотел спросить, почему она движется, но не спросил. Вместо этого он спросил Дина, почему у него болят руки, и услышал, как Дин задохнулся.

- Дин? Ты чем-то расстроен, - пробормотал Сэм, и тут под его коленями оказалась кровать. Он сел, не дожидаясь указаний. Перевёл мутный взгляд на макушку Дина, когда тот опустился на пол рядом с его ногами. - Что с тобой? - Сэм услышал резкий вдох и попытался раскрыть глаза шире. - Дин?

Тёплая рука скользнула ему на шею.

- Ничего. Просто устал.

Сэм ощутил, как с него соскальзывают ботинки. Он опустил голову Дину на плечо, и смотрел, прикрыв глаза, как Дин расстёгивает его рубашку. Потом послушно шевельнул бёдрами, помогая Дину стянуть с него джинсы.

- Подожди здесь.

Он задрожал, оставшись в футболке и трусах; от ухода Дина его пробрал озноб. Сэм содрогнулся. Он облегчённо вздохнул, когда Дин вернулся.

Что-то влажное коснулось его губ, и Сэм автоматически открыл рот. Холодная вода полилась внутрь, и вкус у неё оказался горький. Сэм нахмурился и отдёрнул голову.

- Это поможет тебе уснуть, Сэмми, - просяще сказал Дин, и кружка вернулась. Сэм покорно опустошил её, пока Дин поддерживал его за затылок. Когда дело было сделано, Сэм позволил Дину уложить себя на кровать. Его голова погрузилась в подушку, и Сэм посмотрел на каменное лицо Дина, натягивавшего на него одеяло. Потом повернулся на бок.

- Дин, прости.

Неподвижное выражение на лице Дина сменилось удивлением.

- Что?

Сэм попытался сдержать икоту, но она всё равно прорвалась с затихающими словами.

- Й-й-я не могу... не могу это сделать. Не могу тебе сделать больно. - Сэм смотрел на Дина, безмолвно умоляя его понять.

Дин казался сбитым с толку.

- Больно? Мне? - Рука легла Сэму на темя. Дин зарылся лицом в волосы брата. - Сэм. - Понимание смягчило его взгляд, отпустив уголки его рта вниз. - Ты не сделаешь мне больно.

- Сделаю, - расстроенно сказал Сэм, чувствуя, как веки наливаются тяжестью. - Это больно. Всегда больно. Так и должно быть.

- Кто тебе сказал? - голос Дина был свистяще тонким.

Сэм попытался оставить глаза открытыми.

- Уильям...

Боль исказила лицо Дина, и его рука у Сэма на темени сжалась, но осталась лежать, где была. Дин выглядел так, словно собирался сказать что-то, когда в дверь вдруг постучали. Дин взглянул на неё, нахмурившись. Потом подоткнул одеяло и прошептал, что сейчас вернётся.

Сэм сонно погружался в тепло и тьму. Он ощутил укол беспокойства, но уверенное диново: "Кто там?" ободрило его. Его глаза закрылись, тело налилось тяжестью, и он услышал неверящий голос Дина за миг до того, как погрузился в мягкую тьму.

- Папа?

 

66.

Скрр. Скрр. Скрр.

Дин украдкой бросил взгляд на отца, правившего нож на точильном камне. Джон Винчестер сидел за столом в течение последнего часа, методично начищая свои пистолеты и клинки. Дин сидел на кровати, Сэм лежал в дюйме от него, свернувшись большим комком, укрытый одеялами, под которыми было видно только копну тёмных волос.

Из всех людей, которых Дин ожидал увидеть за дверью, Джон Винчестер был самым последним. Он стоял в дверном проёме, приветствуя Дина так, словно отсутствовал несколько дней, а не месяцев.

Необъяснимый порыв немедленно впечатать кулак в человека, которого они повсюду искали, поразил Дина - настолько, чтобы он стоял, таращась на своего отца, пока тот не спросил иронично, не собирается ли Дин побрызгать на него святой водой, прежде чем впустить внутрь.

Когда первый шок миновал, Джон хлопнул Дина по плечу своей большой рукой и грубовато сказал, что рад видеть его в добром здравии. Это было единственное проявлением чувств, которое он допускал между ними. Отец остановился, когда увидел Сэма, свернувшегося на постели, не поднявшегося, даже когда Джон вошёл и мягко окликнул его, коснувшись рукой его головы. Он сказал Дину, что оказался в этом городке проездом во время охоты. Дин сказал ему... Дин что-то ему сказал.

- И давно твой брат болен?

Низкий голос отца снова привлёк его внимание. Дин кивнул, не встречаясь с ним взглядом.

- Пару недель.

Это по крайней мере почти не ложь.

- Так долго. - В отрывистом голосе Джона прозвучала нотка беспокойства. - Ты показывал его врачу?

- Да, сэр.

Не ложь.

- Что-то серьёзное?

- Нет. - Дин умолк, потом уточнил: - Ничего такого, с чем я не мог бы справиться...

"...я надеюсь".

Джон хмыкнул, кивнув про себя. Его лоб разгладился.

- Так значит, сейчас он в порядке?

- Ему нужно отдохнуть, но да, он в порядке, папа.

Ложь, ложь, ложь, ложь, ложь.

Повисла неловкая тишина. Дин оглянулся на Сэма, чувствуя отчаянное желание коснуться его, запустить пальцы в непослушные волосы... Но он не мог. Дин заставил себя отвести взгляд - и обнаружил, что отец смотрит на него. Его большой охотничий нож всё ещё скользил по точильному камню.

- Мы искали тебя.

Нож замер.

- Я знаю.

Дин наклонил вперёд, и вопрос сорвался с губ прежде, чем он сумел сдержаться:

- Почему ты исчез вот так? Мы тебе звонили, оставляли сообщения... Почему ты не отвечал? Где...

Поднятая рука остановила поток вопросов.

- Сын, я не могу ответить тебе сейчас. - Глаза Джона были непроницаемы. - Я вообще не должен здесь быть.

- Тогда почему ты здесь? - Дин внутренне напрягся от своего колючего тона, слегка шокированный тем, что, кажется, перечит отцу.

Джон тоже выглядел удивлённым. Он приподнял бровь, а потом снова принялся разбирать свой кольт. Дин сжал зубы. Да уж, папаша их не меняется. Такой же скрытный, как прежде. Сэм вечно жаловался на это, а Дин никогда ничего не говорил - ему это не мешало. Но теперь...

- Вблизи Кларксдейла пропало несколько человек. Последний - всего несколько дней назад, в округе Белфорд, - внезапно проговорил Джон. Он вытянул из заднего кармана сложенную карту. Дин легко поймал её. - Я решил проверить, нет ли там охоты. - Он пристально посмотрел на Дина. - И вы, мальчики, можете мне понадобиться.

- Какие версии? - пробормотал Дин, отслеживая взглядом красные кружки, которыми его отец пометил места исчезновений. Кларкслдейл - большой округ, и Дин увидел, что он расположен совсем недалеко отсюда.

Джон пожимал плечами.

- Всякое может быть. Ни одна из жертв не исчезла вблизи от леса...

Так, значит, вендиго и прочие лесные твари отпадают. Дин изучил окрестности помеченных мест. Все они были очень близко к другим маленьким городкам. Бридж Хилл, Уэллинг...

- Большинство людей исчезли из баров, остальные - в других публичных местах.

Может, маньяк? Здорово, если так - ещё одна семейка Бендеров... Дина так и подмывало спросить отца, представляет ли тот хоть примерно, во что они ввязываются. Интересно, проверил ли уже Джон соседние городки - может, оттуда тоже исчезали люди? Похоже, что так - красными кружками на карте были отмечены Бэйридж, Брэкен-Ривер и...

- Или это может быть мстительный дух.

И Фремонт.

Дин поднял глаза. Последних слов отца он не услышал.

- Что? - тупо переспросил он.

Джон слегка прищурился.

- Я сказал, что это может быть мстительный дух. В чём дело?

Холодная дрожь прошла по его спине, словно ледяные иглы.

- Ничего. - Прозвучало, кажется, неубедительно - Джон нахмурился, поджав губы, и Дин торопливо добавил: - Я вижу, были ещё исчезновения, в других местах? - Дин осторожно сложил карту и протянул её назад отцу.

- Никто не заметил связи, потому что все эти люди исчезли через разные промежутки времени.

- У жертв было что-то общее? - Дин бросил обеспокоенный взгляд на Сэма. Тот по-прежнему лежал неподвижно, сжавшись под кипой одеял.

- Кроме того, что всё это были молодые мужчины? - Джон тяжело покачал головой. - Ничего такого, что бросалось бы в глаза.

..."Увы, некоторые из ребят не смогли продержаться долго"...

- Вы, мальчики, бывали в каком-нибудь из этих городов?

Можно и так сказать.

- В некоторых, - уклончиво ответил Дин. - Но ничего сверхъестественного не заметили.

"Там были монстры, папа, но... не те монстры".

Джон ничего не сказал. Лишь хмуро кивнул на кровать.

- Сэм принял кое-что, чтобы уснуть, - Дин невольно глянул на брата Одеяло поднималось и опускалось в такт с ровным дыханием, которое. определённо, улучшилось - уже не те панические, поверхностные вздохи, что Сэм издавал, лёжа на полу, прижимаясь к Дину, с остекленевшими и полными слёз глазами.

Дин положил ладонь ему на плечо. Он надеялся, отец не заметил повязки у Сэма на порезанных руках. Проклятье, зеркало...

- Я сейчас. - Дин неохотно поднялся с кровати и направился в ванную.

Закрыв изнутри дверь, он прислонился к ней. Сделал глоток воздуха и резко выпустил его. Потёр ладонями лицо. И только тогда посмотрел на пол - в первый раз с тех пор, как вернулся с заправки.

- Боже, - прошептал Дин.

Под ногами было месиво битого стекла, забрызганного кровью - кровью Сэма. Дин подцепил носком крупный осколок и вздрогнул, когда тот проткнул ботинок и впился в ногу. Что-то ломко хрустнуло. Дин беззвучно вскрикнул.

- Боже, - только и смог сказать он снова. Он скользнул вниз по двери и присел на корточки, разглядывая осколки.

Сэм думал, что обязательно будет больно. Дин вжал кулаки по обе стороны головы. Господи, Сэм думал, что боль идёт рука об руку с...

- Сэмми... - Дин уронил голову, всё ещё сжимая её кулаками. Он дышал через рот, пытаясь успокоить сердце, всё ещё колотившееся при мысли о Сэме, который свернулся на полу, борясь с воспоминаниями и вздрагивая всем телом от каждого их удара. Это было как попасть в ураган страха и ярости. Когда Сэм внезапно замер и его глаза закатились, Дин испугался. Руки у него тряслись так сильно, что он едва сумел нащупать у Сэма пульс. Он сидел с Сэмом на полу - ноги слишком ослабли, чтобы удержать его прямо.

Что за дьявольщина происходит? Сэм кричал, чтобы Энди оставил его в покое. Он стонал, что не может ничего рассказать. О чём? Вернувшись с заправки, Дин обнаружил ноутбук на ковре, а Сэма - в когтях мучительной памяти.

Сэм ведь был в порядке, когда Дин его оставил, чёрт побери. Конечно, он был расстроен, но, проклятье, кто бы его в этом упрекнул? Дин и сам был расстроен, подавлен угнетающим сознанием неудачи. Он пытался помочь ему, и не смог.

- Молодчина, Дин. Так держать, - выдавил Дин и закрыл глаза. Сквозь дверь было слышно, как отец чистит свой пистолет. Дин слушал этот звук пару секунд, а потом поднялся на ноги.

Тихо собрав осколки, Дин осторожно и бесшумно выбросил их в мусорный бак. Потом подобрал рулоны бинтов, и его челюсть напряглась. Порезы у Сэма на руках - Дин не мог забыть, как Сэм бил зеркало кулаком, плача и крича, - были неглубоки. Но Дина, пока он их промывал, каждый из них приводил в отчаяние. Сэм свернулся возле него, безучастно глядя, как Дин вынимает стекло из его костяшек, и не издал ни звука, только зарылся лицом в отворот его куртки. Дин обнял его, опираясь о стену спиной. Он не знал, что ещё можно сделать; он просто держался за Сэма, как за буёк. Ему казалось, что они оба тонут.

Теперь Сэм спал, не зная, что их отец, которого они пытались найти - где бы его ни носило всё это время - находится всего в паре футов от него.

Хотя Сэм с папой не всегда ладили, Дин допускал, что теперь, когда он приехал, мелкий почувствует себя лучше. Но он не мог рассказать отцу, что случилось. Слова душили его. Он пылал, как Форт Дуглас, при одном только взгляде на лицо отца после того, как сбежала стрига. Дину скрутило кишки. Как он скажет отцу, что так облажался? И одному только Богу известно, хочет ли Сэм, чтобы папа узнал - о них или о Фремонте. Дин ничего не собирался предпринимать без Сэма. Он был должен это ему. Он был должен ему намного больше, на самом деле.

Вряд ли, конечно, Джон совсем ничего не заметит. Он бывший морпех, охотник, чья проницательность отполирована десятилетиями опыта. Дин окинул ванную взглядом. Отсутствие зеркала на степе мучительно бросалось в глаза. Дин поморщился. Интересно знать, как ему удастся не пускать отца в ванную?..

Бросив взгляд на часы, Дин понял, что задержался слишком долго. Он спустил воду в туалете и поплескал себе на лицо водой, а потом шагнул наружу.

- Что ты делаешь? - выдохнул он, не успев сдержаться. Джон стоял над постелью, вжав колено в матрац и склонившись над Сэмом со странным выражением на лице. Это же их отец, черт дери. Дин подавил инстинктивное желание броситься на него и оттащить от своего брата.

- Проверяю, нет ли горячки, - отрывисто сказал Джон. Он убрал руку со лба Сэма, задержав пальцы на выбившейся пряди, упавшей мелкому на глаза. Сел на матрац, накрыв ладонью стёганый холмик, и глубоко вздохнул, прежде чем подняться на ноги. А потом молча встал над Сэмом, глядя на него с необъяснимым выражением.

- Что? - нервно спросил Дин, подходя к кровати. Сэм проспит ещё несколько часов; Дин молился, чтобы это был сон без сновидений. Ему хотелось лечь с Сэмом рядом, просто чтобы почувствовать, как тело мелкого шевелится от едва уловимого дыхания, в тепле, в безопасности рядом с ним.

Отец не ответил. Он смотрел на спящего Сэма. Его взгляд затуманился.

- Папа?

Джон повернулся к Дину. Лицо его было тёмным, а рот жёстким.

- Мы едем в Фремонт.

 

67.

Его обволакивала мягкая тьма. Без снов, без воспоминаний. Даже задержаться на мысли было трудно.

Сэм чувствовал, что кто-то - наверное, Дин, - сидит слева от него, поверх одеял, оплетающих его тело. От этого тёплого ощущения чужого присутствия мягкая тьма отслоилась, опала.

Сэм нахмурился. Он не хотел, чтобы тьма уходила. Он хотел, чтобы она осталась, но безопасный кокон небытия продолжал сползать слой за слоем, пока Сэм не почувствовал на веках свет лампы, горящий перед глазами.

Он услышал металлический стук собираемого по частям пистолета, шорох щётки, чистящей внутреннюю поверхность ствола. Сэм улыбнулся про себя, представив руки Дина, уверенно держащие ствол.

Теперь он слышал ещё и телевизор, приглушённо бормотавший издалека, и негромкое дыхание у себя за спиной. Тьма рассеялась, и Сэм обнаружил себя сонно выглядывающим из-под одеял, в мотельной комнате, залитой золотистым светом лампы.

Шевельнувшись, Сэм вдруг почувствовал жжение в руках. Что за... Он поднял руки к лицу и сумел разглядеть под одеялом бинты. У него всё болело. Сэм порылся в памяти и обнаружил в ней то, что не имело никакого смысла. Он попытался вытянуть эти мысли из своего всё ещё мутноватого сознания, и его сердце забилось чаще.

Энди. Он помнил Энди, который трогал его и говорил, что... нет, не Энди. Его не было здесь. Кулаки машинально сжались, и Сэм поморщился. Жалом укололо ещё одно воспоминание - Дин, обнимающий его, шепчущий и изгоняющий злобные лица прочь.

Сэм вспыхнул. Разрозненные куски гнева, страха и отвращения к себе сложились в отталкивающее воспоминание. Но что случилось потом, после зеркала?

- Дин? - позвал он, потрясённый тем, как слабо прозвучал его голос. Сэм перекатился на спину, высовывая голову из-под одеяла. - Что случи...

И застыл.

Джон сидел на постели, глядя на него сверху вниз. Его лицо сморщилось, и он отложил разобранный кольт-38 на колено.

- Здравствуй, малыш. Как самочувствие у моего мальчика?

Глаза Сэма расширились.

- Папа? - выдавил он. - Как... - Его голова дернулась из стороны в сторону. - Где... где Дин?

- Вышел взять что-нибудь на ужин, - Джон глянул на дверь, изогнув губы. - Он скоро вернётся.

Сэм сузил глаза.

- Папа, что происходит?

- Я охотился и проезжал мимо. Узнал, что вы тут отсиживаетесь. - Джон заставил Сэма приподняться и просунул ещё одну подушку ему под голову. Сэм, ошеломлённый мрачным видом, с которым его отец поправлял одеяла, мог только таращиться на него, лишившись дара речи.

- Мы повсюду тебя искали.

- Знаю, - Джон умело вставил барабан в пистолет, проверил патронник, крутанул его, осматривая. Потом посмотрел Сэму в лицо и покачал головой. - Я же велел, чтобы вы перестали меня искать. Вы... вам не надо в это вмешиваться.

Сэм с трудом выпростался из одеял и сел прямо. Его глаза вспыхнули.

- Почему? Ты сказал, что уже напал на след. - Сэм нетерпеливо наклонился вперёд. - Он здесь? Демон, который убил маму?

- Сэмми...

Сэм отбросил от себя руку Джона. Он зарычал от досады, поняв, что запутался в тяжёлых одеялах.

- Ты бросил Дина. Не отвечал на наши звонки. Мы даже не знали, жив ли ты вообще! - обвиняюще сказал Сэм. - Только координаты отправлял, как будто мы просто твои бездумные солдаты и... и...

Джон слушал его совершенно спокойно, и даже не выдал привычную отповедь. Это было так на него непохоже, что Сэм, осекшись, умолк.

- Сэм, - хрипло сказал Джон. Он обвил и сжал руками плечи Сэма. Потом слегка встряхнул его. - Есть кое-что, во что вам не следует ввязываться. Понимаешь?

- Но если демон здесь...

- Нет. И я здесь не поэтому, - быстро перебил его отец. - Я охочусь на кое-что другое. - Выражение его лица внезапно стало яростным, но через миг гнев исчез. - И давай больше не будем об этом.

Сэм открыл было рот, чтоб возразить, но вдруг понял, что слишком устал, и теперь ему всё равно. Он моргнул, удивившись тому, каким измождённым себя чувствовал.

Голос Джона был непривычно мягким. Это напомнило Сэму те времена, когда он возвращался поздно с охоты и заговаривал с ним вот так же мягко и тихо, когда видел, что Сэм всё ещё не спит.

- Просто успокойся и отдохни немного. Дин говорит, ты был болен какое-то время.

Большая мозолистая рука накрыла сэмов затылок и уложила его обратно на подушки.

Сэм не сознавал этого раньше, но узел, скрутившийся у него внутри, ослабел. Значит, Дин всё-таки ничего не рассказал папе. Сэм сглотнул, чувствуя безграничное облегчение, но куда острее он ощущал вину. Дин вряд ли в восторге от того, что приходится лгать отцу. Сэм даже не знал, какая новость была бы хуже - о том, что случилось с ними, или о том, что происходит между ними. Они никогда не говорили о том, что будет, если отец узнает. Не допускали даже мысли об этом.

- Как ты себя чувствуешь, Сэмми?

Сэм моргнул, услышав своё имя.

- Я... лучше.

Он повернул голову и бросил взгляд на ноутбук. В голове скользнуло смутное воспоминание о том, как тот падал со стола - и Сэм задрожал, радуясь, что громоздкие одеяла скрывают его. Ему вдруг почудилось, что он видит кого-то краем глаза, но когда он хлёстко обернулся в ту сторону, там никого не оказалось.

- Сэм?

Сэм сделал глубокий вдох. Там никого нет.

- Лучше. Я чувствую себя лучше.

- Хорошо, - Джон потрогал его лоб тыльной стороной ладони, задержавшись костяшками пальцев.

Что-то горячее кольнуло ему уголок глаза. Сэм зарылся в одеяла глубже, мечтая, чтобы вернулся Дин. Он хотел снова стать пятилетним, и тогда всё было бы проще; Дин и папа позаботились бы обо всём. Ничто не смогло бы подобраться к нему; причинить ему боль. Не такую боль, по крайней мере.

- Всё хорошо, сынок?

Нет, хотелось ответить Сэму, нет, ничего не хорошо. Он так много хотел сказать. Так много хотел спросить. Он хотел спросить отца, знает ли тот какое-нибудь очищающее заклинание, барьер, или экзорцизм, который сможет изгнать это грязное чувство, пронизывающее его до самых костей. Он не чувствовал себя собой; казалось, тяжёлые гири оттягивали его тело. Каждое движение, мысль, каждое чувство требовали усилий. Сэм отстранённо подумал, что, похоже, Дин подпоил его чем-то. И вслед за этим пришла болезненная мысль, что Дин дал ему недостаточно - он всё ещё был в сознании.

- Сын, мне жаль твою девушку.

В глазах стало мокро, и Сэм шумно шмыгнул носом. Думать о ней было по-прежнему больно. Он молча кивнул.

- А насчёт демона... - Джон устало вздохнул. - Ты просто должен довериться мне в этом.

Сэм не ответил. Джон снова вздохнул и, сжав его колено под одеялом, вернулся к чистке своих пистолетов, на сей раз взявшись за кольт-45.

Звук, даже когда его издавал не Дин, а отец, всё равно успокаивал. Эти щелчки и высокий стук металла о метал были знакомы ему - под эти звуки Сэм засыпал и просыпался столько, сколько помнил себя. Но даже несмотря на знакомость, Сэм обнаружил, что они не могут убаюкать его в этот раз.

- Что-то Дина долго нет, - пробормотал Сэм, чувствуя, как его уши помимо воли розовеют.

Джон хмыкнул.

- Твой брат сказал, что ему надо немного пройтись.

Сэм повернулся и хмуро уставился на дверь. К своему облегчению, он заметил, что ключи от машины Дина по-прежнему лежат на столе возле компьютера.

- Почему?

Джон не ответил. Сэм сузил глаза и повернулся к нему.

- Папа, что происходит?

Джон поднялся с кровати и подошёл к столу. Сэм машинально проследил за ним, но тут его взгляд упал на ноутбук, и он сразу отвёл глаза.

- Я уезжаю завтра в восемь утра, - Джон сделал паузу. - Я сказал Дину, что мне может понадобиться помощь.

Брови Сэма поползли на лоб. Этот резкий тон, складка на переносице... Джон Винчестер явно был не слишком доволен.

- И Дин отказался?

- Он сказал, что тебе всё ещё нужен отдых, - Джон разглядывал Сэма, окидывая его взглядом снизу доверху.

Сэм опустил глаза. Боже, через что из-за него приходится проходить Дину... Он не имеет права добавлять ему хлопот.

- Со мной всё в порядке.

- Твой брат так не думает. Он возразил, что ты только начинаешь поправляться.

- Стой. Подожди. Возразил? - Сэм вскинул голову, широко распахнув глаза. - Дин возразил тебе?!

Неудивительно, что Дину потребовалось пройтись.

Джон кивнул, тоже выглядя слегка удивлённым.

- Он сказал, что поедет со мной, а ты останешься здесь и отдохнёшь ещё немного.

Чёрта с два. Сэм зарычал про себя. Потом его вдруг осенило.

- Ты сказал, что был здесь проездом. Где эта охота?

Джон сжал губы.

- Нужно проверить несколько мест, прежде чем ехать в эпицентр активности...

- Папа, где он?

- Фремонт, - Джон со стуком положил пистолет на стол. - Первое место в Фремонте.

"...самое то, что надо". Голос был склизким, сочащимся похотью; костлявые руки поглаживали его ТАМ. Тонкую простынь сдёрнули, и он задрожал. Он всхлипнул, пытаясь увернуться от сухих пальцев, щупавших его плоть. "Мы с тобой чудненько проведём время..."

- Сэмми?

Голос отца прозвучал встревоженно, и Сэм заморгал. Зрение прояснилось, и он увидел, что отец перестал чистить пистолет и смотрит на него. Джон хмурился, по его лбу пролегли глубокие складки.

- Хорошо, - сказал Сэм, усилием воли заставив голос не надломиться.

- Хорошо?

- Охота в Фремонте. Я смогу убедить Дина поехать. Только...

Брови Джона сошлись вместе.

- Только? - осторожно повторил он.

Сэм сглотнул кипящее чувство, поднимавшееся в кишках. Он взглянул на ноутбук и сжал кулаки, не заботясь о том, как сильно они болят. Его лицо потемнело, и голос стал твёрже.

- Только я еду с вами.

 

68.

Что ж, как выяснилось, гром небесный не поразит тебя на месте, если ты скажешь "нет" Джону Винчестеру.

Дин наконец успокоился достаточно, чтобы обнаружить, что бродит вот уже несколько часов: солнце садилось. И судя по настороженным взглядам прохожих, которые Дин ловил на себе, он, похоже, пёр куда глаза глядят, снося всё на своём пути. Дин развернулся и пошел обратно к окраине города, думая, что надо будет зайти в магазин по соседству с мотелем. Он подозревал, Сэму всё равно, чем ужинать - если он вообще проснулся с аппетитом - так что Дин просто забрёл в первый попавшийся ресторан, не предвещавший своим видом скорой гибели от отравления.

Сделав заказ, Дин решил подождать снаружи. Он сел на скамейку и бессмысленно уставился на участок перед собой. Вдалеке виднелся мотель, и, глядя на него, Дин подумал, проснулся ли уже Сэм.

Дин сжал зубы. Фремонт. Он продолжает преследовать их. Дин закипал от злости, вспоминая слова, которыми они обменялись с отцом. Джон был полон решимости отправиться именно туда. А ведь вокруг Кларксдейла ещё целая куча других городов, в которых творится та же самая хренотень. Ну почему это должен быть обязательно Фремонт?

Во рту стало кисло. Господи... неужели папа знает? Нет, невозможно. Доктор Крейгс обещал, что не станет ему звонить. И даже если бы отец узнал, какого хрена он стал бы требовать, чтобы они туда вернулись? Дин руку мог дать на отсечение, что Сэм не оставлял отцу голосовой почты. Да, они искали его, но Сэм всё ещё чувствовал горечь из-за того, что папа так и не перезвонил после происшествия с сердцем Дина.

Скривившись, Дин невольно потёр грудь. Об этом ему и самому хотелось спросить, но он не был уверен, что готов услышать ответ.

Надо же, какая ирония - несколько месяцев они разыскивали своего отца, а теперь Дин горячо желал, чтобы он поскорее уехал. Они с Сэмом ни разу не говорили о том, что будет, когда папа найдётся. Сэм лежал на расстоянии вытянутой руки от них, когда Дин возразил - Господи, да, он действительно возразил Джону Винчестеру, - что они не могут уехать и вернуться в Фремонт.

Джон спросил, почему.

Дин неуклюже попытался оправдаться - дескать, Сэм всё ещё поправляется после болезни; Сэму нужен отдых. Он знал, что отговорка была жалкой, но не сумел придумать ничего лучше.

Он потёр лицо подрагивающими руками.

Сэм не может вернуться туда. Ни за что на свете он не повезёт Сэма назад в Фремонт. Дин уже облажался один раз. Он не может допустить, чтобы что-то случилось с Сэмом.

Поздно, поздно, Винчестер.

Дин скривился. Мысль о том, чтобы вернуться к истоку всей этой дряни, отзывалась тошнотворной тяжестью в животе. Он отгонял от себя мысль о возвращении, зная, что всё равно никогда не найдёт ту безымянную жертву. Ладони у Дина всё ещё зудели при этом воспоминании. Но и оставлять Сэма здесь одного он тоже не хотел - не после того, что случилось тем вечером. Однако не было никакой возможности объяснить отцу, почему ни один из них не может поехать. Лучше уж пускай Сэм остаётся - так будет безопаснее. И для Сэма, и для его собственного рассудка.

В кармане зазвенел мобильник. Дин оживился, увидев, кто звонит, и торопливо откинул крышку.

- Как насчёт китайской кухни? - сказал он вместо приветствия. - Они не используют пищевые добавки. Я проверил.

Сэм казался усталым, но, слава Богу, больше не был не в себе.

- И куда ты поехал за ужином? Прямо в Китай? - раздражённо спросил он.

Дин бросил взгляд на часы и поморщился. Потом потёр шею.

- Вообще-то, - виновато сказал он, - я решил сперва прогуляться.

Судя по короткому смешку, раздавшемуся в телефоне, Сэм не был удивлён.

- Да уж, я слыхал, - Сэм умолк. Дин хотел бы сейчас видеть его лицо. Он сел обратно на скамейку, не сводя глаз с мотеля вдали. - Ну и как? Прогулялся?

Дин фыркнул. Сэм фыркнул в ответ, и Дин невольно улыбнулся.

- Кстати, большое спасибо, что предупредил меня про папу, - протянул Сэм, впрочем, не слишком сердито.

Дин вздрогнул.

- Прости. - Он моргнул. - Его там сейчас нет?

- Он пошёл снять себе номер, - Сэм слегка понизил голос. - Я в ванной.

Дин облегчённо вздохнул. Он боялся, что отец решит подселиться к ним. Он не представлял себе, как смог бы держаться на расстоянии от Сэма целую ночь. Дин уже привык ощущать худое крепкое тело, обернувшееся вокруг него, словно живое, мерно дышащее одеяло.

- Ну... - Дин услышал, как его брат беспокойно движется. - Как ты себя чувствуешь, Сэмми? - Как бы ему хотелось быть там, когда Сэм проснулся. - Уже получше?

- Дураком я себя чувствую, - выдавил Сэм.

Брови Дина сошлись вместе.

- Что? Почему...

В голосе Сэма ясно слышались досада и смущение:

- Дин... я... ну, тогда... Я не хотел. - Сэм сердито выдохнул. - Я должен был держать себя в руках. Мне пора уже научиться справляться с этим.

- Знаешь, подобное дерьмо не приходит по расписанию, - тихо сказал Дин. Он устало потёр лицо, оглянувшись через плечо и проверив, не подали ли уже его заказ. Потом глубоко вздохнул, осторожно подбирая слова. - Сэм... ты сказал тогда, что боишься сделать мне больно. - Он прижал телефон крепче, понизив голос и надеясь, что говорит достаточно уверенно. - Сэм? Ты не сделаешь. Знаю, что не сделаешь.

Сэм молчал. Дин слышал в трубке его дыхание, тихое, ровное.

- Я знаю, что они... сделали больно тебе, - сглотнув, Дин попытался сохранить голос твёрдым. - Я бы всё отдал, чтобы избавить тебя от всего этого. Но ты ошибаешься, если думаешь, что это обязательно должно быть больно.

- Но он...

- Он был больной урод, делавший деньги на чужой боли, - прорычал Дин, прерывая Сэма. В глубине души он был в бешенстве от того, что не убил Уильяма и Энди своими руками. Тогда бы они не сдохли так быстро. - Он ничего не знал. Ты меня слышишь, Сэмми?

Судя по звуку, Сэм облизнул нижнюю губу.

- Слышу, - слабо отозвался он и, помолчав секунду, добавил: - Спасибо, Дин.

Они оба умолкли, понимая, однако, что разговор ещё не окончен. Дин чувствовал смутное удовлетворение, слушая мягкое дыхание Сэма в динамике.

- Папа сказал мне про Фремонт.

Дин закрыл глаза. Что ж, чему тут удивляться.

- Не волнуйся, я...

- Я еду с вами.

Дин вскочил на ноги, напугав покупателя, как раз входившего в ресторан.

- Что?! Даже не думай...

- Я не позволю тебе уйти без меня на охоту, как будто мне девять лет.

Нет, нет, нет! Он ни за что на свете не позволит своему брату приблизиться к этому городу.

- Сэм, у папы нет точных сведений о том, что именно там происходит. Я не знаю, как долго мы там пробудем.

- Ну, значит, я тем более должен ехать с вами. Я ведь мозговой центр команды, забыл?

Дин принялся наворачивать перед рестораном возбуждённые круги.

- Нет! Ни за что на свете я тебя не возьму туда и...

- Папа рассказал мне про охоту. Мы всё проверим.

Дин не сумел скрыть панику в голосе:

- Проверим. Да. Мы с папой. Тебе не нужно туда возвращаться. Почему ты вообще хочешь вернуться? - Он остановился. - Сэм, ты меня до чёртиков напугал тогда.

- Я в поряд... - Сэм запнулся. Потом вздохнул, послав Дину в ухо мягкий свист. - Ну ладно. Я не совсем в порядке. Ещё нет. Я просто... должен, нет, мне нужно поехать в Фремонт, Дин.

- Сэм, - Дин сжал переносицу. - Они мертвы. Даже если ты туда вернёшься, нет ни единого шанса, что ты сможешь отследить каждого... - Дин умолк. Желчь поднялась у него в горле. - Они всё ещё могут быть в городе. - Дину было мерзко от того, что приходилось так давить на Сэма, но это был единственный способ отпугнуть его от Фремонта. - Я просто... просто не хочу, чтобы они оказались рядом с тобой. Слушай, мы с папой просто проверим зацепки и уедем. Мы можем встретиться в следующем городке. Что скажешь?

Сэм молчал так долго, что Дин подумал, не оборвалась ли связь.

- Дин... мне кажется, меня преследуют.

Дин резко упал на скамейку. Это был не тот ответ, которого он ожидал.

- Что?..

- Й-й-я всё время вижу Энди.

Дин глубоко вдохнул. Что ж, это многое объясняет. В частности то, почему ему пришлось подметать окровавленные осколки стекла.

- Сэм, он мёртв. Он превратился в тост, с экстра-хрустящей корочкой.

- Но мы не посолили его и не сожгли. Полиция отправила тела обратно в Фремонт, - напомнил ему Сэм. - И папа думает, это может быть мстительный дух. Что, если этот дух... - Сэм умолк, словно осознавая свои слова. - Я должен убедиться. Мне нужно увидеть своими глазами, Дин.

Отлично, ещё одна причина не брать Сэма туда. Прошлый опыт Дина показывал, что мстительные духи, если на них нарвёшься, становятся только ещё агрессивнее.

- Нет, не нужно. Всё кончено, Сэм. Энди мёртв. Если бы даже он вернулся... разве он не был бы привязан к той фабрике? Или к Фремонту, где его тело? - Дин беспокойно огляделся, но, к счастью, их разговор вроде бы никто не слушал.

- Тогда почему я продолжаю его видеть?

Было так больно слышать эти горестные слова.

- Сэм. Ты... ты прошёл через ад. С таким нелегко покончить раз и навсегда. Может быть, ты...

Голос Сэма подскочил на опасную высоту.

- Может, я просто себе навоображал? Бедный Сэмми окончательно слетел с катушек?

Молодчина, Дин.

- Нет! Я просто не думаю, что он нас преследует, - попытался урезонить его Дин. - В смысле, ну я ведь его не вижу. Ты уверен?

- Он касается меня, Дин, - резко ответил Сэм, и его дыхание оборвалось. Дин услышал, как он сглотнул. Как бы Дину хотелось, чтобы их отец был там сейчас. Он почти видел Сэма, сидящего, наверное, на крышке унитаза, дрожащего, потому что ему вдруг стало так холодно. Одного. Терзаемого памятью. Было физически больно слышать, как неловко Сэм нащупывает ускользающие мысли сквозь удушающую сеть воспоминаний.

- Его пальцы на мне. И когда... когда он в-во мне...

Боже, Дина начинало мутить.

- Сэм, прекрати.

- Он всё ещё смеётся надо мной. И-и он в-всегда...

- Сэм, - Дин зашипел от отчаяния. - Хватит.

Он не мог больше этого слышать. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль - не думает ли о том же самом тот парень, если, конечно, он всё ещё жив. Преследует ли его Дин?..

- Я не сумасшедший. - Последние слова Сэма прозвучали почти умоляюще.

Дину было трудно говорить из-за комка в горле.

- Я этого и не говорил....

- Нет, ты просто сказал, что мне мерещится, - горько ответил Сэм.

Дин уронил голову на грудь.

- Такого я тоже не говорил. Сэм, я...

В трубке щёлкнуло. Дин в смятении уставился на телефон. Звонок оборвался.

Чёрт.

 

69.

Поездка была унылой. Деревья мелькали мимо бесформенными зелёными пятнами. Чёрный фургон с одиноким водителем ехал впереди, и Импала угрюмо тащилась следом за ним.

- Слушай, ну прости. Ну я же правда не имел в виду...

Дин пытался завязать разговор с тех пор, как они тронулись в путь этим утром. Попытки, увы, оставались без ответа.

- Сэм. - Голос Дина звучал почти заискивающе. Несколько мгновений прошло в полной тишине. Потом Дин шумно вздохнул и сосредоточился на дороге.

Сэм смотрел в окно, погрузившись в свои мысли. Зелёный знак с белой каймой возвестил, что до границы округа остаётся восемнадцать миль. Сэму скрутило кишки, когда он понял, что сразу жe за этим округом будет Фремонт.

"Сделай мне чуточку денег - и мы в расчете".

Голос Уильяма, хищный и вкрадчивый. Сэм на миг прикрыл глаза, потеряв из виду проплывающий мимо пейзаж. Его грудь тяжело поднялась, и он глотнул воздуха, чтобы замедлить бешеное биение своего сердца.

Они возвращались.

Сэм поймал взглядом своё растрёпанное отражение в оконном стекле - и нахмурился. Этим утром Дин снова попытался отговорить его, но после долгой бессонной ночи, проведённой на противоположном от Дина краю кровати, Сэм был полон решимости ещё больше, чем прежде.

Бросив вчера трубку во время телефонного разговора, Сэм вдруг осознал, как всё это на самом деле звучало для его брата. Как будто припадка в ванной было недостаточно, чтобы вернуть все тревоги Дина... Сэм хотел идти дальше - хотел смотреть в будущее, ждавшее их с Дином впереди, без сомнения и страха. Дин так сильно старается помочь ему, стать надёжной опорой, держащей Сэма на плаву. И за это Сэм был должен ему. Или по крайней мере думал, что должен.

К счастью, их отец, вернувшись, не заметил ничего странного. По крайней мере, он ничего не сказал, когда Дин вернулся с пакетами еды и ЭТИМ.

Сэм нахмурился, вспоминая, как стоял на пороге, таращась перед собой. Он собирался извиниться, но извинения застряли в горле, когда он открыл дверь. Дин просиял, увидев его, и, приподняв пакеты с едой, весело сообщил, что принёс подарки. Сэм не улыбнулся в ответ, и усмешка Дина поблекла, а потом исчезла совсем, когда взгляд Сэма опустился ниже, на то, что Дин держал в другой руке. Если бы отца не было рядом, Сэм бы просто захлопнул дверь у Дина перед носом, или, ещё лучше, заехал бы кулаком в этот самый нос. Он что, издевается, что ли?!

Они миновали выездной знак - на нём было отмечено, что до Фремонта остаётся двести миль. У Сэма пересохло во рту. Судорожно вздохнув, он уставился на фургон отца, маячащий впереди. Как обычно, Джон оставался загадочен - ни словом не обмолвился о ближайших планах, ничего не объяснил. Лишь велел, чтобы они всё время оставались вместе.

Судя по всему, они собирались охотиться на нечто сверхъестественное, однако отец не высказал никаких идей относительно подготовки или специального оружия. Он просто сидел, натачивая свои ножи, после того как они поели втроём в задумчивом молчании. Сэм был рад, что папа и Дин были так поглощены своими мыслями - похоже, они не заметили, что он украдкой выбросил большую часть своей порции. Он едва мог есть - кусок не лез ему в горло, потому что на кровати, вкрадчиво улыбаясь, сидел Энди. Он уговаривал его быть славным Сэмми и... После этого было слишком трудно уснуть, так что в конце концов, пользуясь ночной темнотой, Сэм тихонько подполз к Дину и вжался лицом в его тёплую спину, позволяя медленному, ровному дыханию брата убаюкать его и подарить ему несколько часов тяжёлого забытья.

Дин глубоко вздохнул и попытался снова:

- Чувак, ну ты же меня знаешь...

Да, Сэм его знал; знал, что Дина всё ещё мучают мысли о том, кого, по его убеждению, он потерял. Дин продолжал себя за это казнить, вопреки уверениям Сэма, что на нём не лежит никакой вины. Он знал, что если Дин когда-нибудь узнает, что тем, кому он причинил боль, был Сэм, это убьёт его.

"Радуйся, что я позволил твоему брату быть первым".

Сэм подумал о сумке на заднем сидении, в которую уложил ноутбук. Он не проверял почту этим утром. Он боялся. Комок застрял у него в горле, когда он бросил взгляд на Дина. Дин поднял голову, и Сэм быстро отвёл глаза.

- ...и я подумал, может, нам пригодится какой-нибудь очищающий экзорцизм...

Сэм не мог взять в толк, кто ещё может знать о том, что случилось между ним и Дином. Все, кто знал, были мертвы. Двоих убил Дин, двоих - Сэм.

- ...а проще всего это было найти... ну... в цветочном магазине...

А диски сгорели. Сэм не слишком хорошо помнил их с Дином побег - всё было как в тумане, даже боль. Но он помнил груду - Господи, как же много их было - дисков, которые сжёг Дин. Все эти записи - с ним, с Дином, и та, содержимое которой Сэм поклялся себе унести в могилу - всё пошло в огонь. После смерти Уильяма и Энди все свидетельства должны были исчезнуть. Но та фотография... это был скриншот, снятый с зернистого видео. Значит, по-прежнему жив кто-то, у кого есть эта запись.

- ...это единственное место, где их продавали. Я всё взял, а сирень...

Кто это может быть? Один из клиентов Уильяма? О Господи, может, они оставляли себе на память сувениры? Сэму закололо грудь. Много ли таких дисков оказалось снаружи? Сколько этих ублюдков ходят там как ни в чём не бывало, с памятью о нём и обо всём, что они с ним делали? Сэм сдержал дрожь и подавил иррациональный порыв сказать Дину, чтобы тот остановил машину.

- ...а она решила, что это в подарок. Я не просил её делать из них букет! Мне просто нужна была эта чёртова сирень.

Сэм обернулся, взглянул на Дина, сгорбившегося за рулём и ворчащего себе под нос - и мысленно выругался. Вчера он был обижен из-за их разговора и этих дурацких цветов; но ведь нынешние попытки Дина были искренними. Было так трогательно видеть, как Дин неуклюже пытается сгладить напряжение между ними - не как старший брат, а как Дин. Сэму вдруг стало его ужасно жалко.

- Обязательно надо было перевязывать его розовой ленточкой? - недовольно спросил он, вспомнив возвращение Дина - пакеты с китайской едой в одной руке, красочный веник цветов в другой. Сэм нахмурился ещё сильнее и буркнул: - И обязательно надо было брать фиолетовую сирень?

- Эй! У меня не было выбора! Я ж не виноват, что эта старушенция оказалась такой хитрюгой. Ещё и розы пыталась мне впендюрить. А фиолетовая сирень - ну так у них не было другой! - Дин отрывисто кивнул на заднее сидение. - И совать в букет те мелкие белые цветочки я её тоже не просил.

- Детское дыхание, - пробормотал Сэм.

- А?

- Они называются "детское дыхание". Разновидность фиалок.

Джесс очень их любила, даже больше, чем розы.

- Хех. Ну пахнут-то они точно не как детское дыхание, - Дин нахмурился, не отрывая глаз от фургона. Потом метнул взгляд в Сэма. - Твоё, по крайней мере, иначе пахло. Скорей уж прокисшим молоком.

- Спасибо, это очень мило с твоей стороны, - прорычал Сэм. Он откинулся назад на сидение и уставился на фургон отца. Ему почти хотелось позвонить папе, попросить, чтоб остановился, и пересесть к нему. Почти.

- Да ладно, подумаешь, что я такого сказал? - фыркнул Дин. Потом бросил взгляд в зеркало заднего вида. - Как думаешь, они правда усиливают заклинания, или это просто пучок сорняков, на который я выкинул два бакса?

Сэм глянул через плечо на букет и ворчливо улыбнулся про себя. Конечно, он был в шоке, когда Дин заявился с цветами. Но сиял Дин при этом так, что это развеяло чувство горькой обиды, которое ещё испытывал Сэм, открывая дверь.

- Я думаю, что тебе надо было поцеловать эти два бакса на прощанье, чувак.

Ответ прозвучал весело, и взгляд Дина тут же просветлел. Драматично застонав, Дин повёл плечами и вскинул руку, выглядя куда более расслабленным, чем минуту назад.

- Сэм, я клянусь. Я не покупал тебе цветы в знак извинения. Потому что, ну слушай, это было бы уже совсем... - Дин скорчил гримасу.

- Странно? - подсказал Сэм.

- Да, чёрт возьми! - Дин бросил на него раздражённый взгляд. - Я что, похож на парня, который дарит цветы, шоколадки и прочие сюси-пуси?

Сэм пожал плечами и откинулся на спинку. Он повернул голову к Дину, потом опять посмотрел прямо. Потом поёрзал на сидении.

- Ты правда купил те цветы не в качестве извинения? - наконец спросил он, бросая на Дина обеспокоенный взгляд.

Дин поджал губы, глядя в окно.

- Об этом я тебе и толкую уже битый час! В смысле, мы ведь и не должны ничего такого делать, так ведь? - Дин помахал между ними рукой. - Когда два парня... - Его уши порозовели. - ...ссорятся и всё такое?..

- Не знаю, - проворчал Сэм. - Вот встречу ещё одну парочку братьев, которые занимаются друг с другом сексом - тогда спрошу.

- Ужас как смешно, обхохочешься, - огрызнулся Дин и угрюмо замолчал.

Сэм вздохнул.

- Прости. Если и есть какие-то правила, я их не знаю. - Он потёр лицо руками. - Так ты принёс эти цветы, чтобы...

Дин сцепил зубы, словно пытаясь сдержать растущую волну злости. Потом медленно выдохнул и разжал кулаки, стиснутые на руле.

- Базилик, белладонна, анис и сирень. Мощная штука для экзорцизма и обрядов очищения.

Сэм отнял ладони от лица, наконец почувствовав облегчение.

- Так ты мне веришь? - Он всмотрелся в помрачневшее лицо Дина - и отвернулся, упав духом. - Значит, не веришь.

- Я верю, что ты веришь, что тебя преследуют, - быстро ответил Дин. - Этого мне достаточно, Сэмми.

Что-то кольнуло ему уголок глаза.

- Спасибо, Дин.

Дин потянулся и сжал его колено. И оставил руку на нём, держась за руль другой. Он хотел спросить что-то ещё. Кадык Сэма нервно дёрнулся.

"Начинает получаться, верно, сладкий?"

Сэм встревоженно вскинул глаза на зеркало заднего вида и, кажется, увидел усмешку. Но через миг она исчезла.

Сэм задрожал. Может быть, Дин прав. Может, он действительно сходит с ума. Руки и ноги затряслись, когда Энди, посмеиваясь, скользнул по его коже липкой ладонью.

Рука Дина на его колене сжалась крепче. Энди исчез, как будто его пронзило зарядом каменной соли. Дин слегка поглаживал колено Сэма запястьем, потом переместил руку ему на бедро. В этом прикосновении не было ничего сексуального. Дин просто несильно сжал бедро Сэма, согревая джинсовую ткань теплом своей ладони. Сэм разглядывал его профиль в полумраке машины. Дин на него не смотрел, сконцентровавшись на том, чтобы не отстать от фургона отца. Но его рука мягко потирала ногу Сэма, выводя на ней тёплые круги.

Сэм нерешительно накрыл руку Дина своей. Дин тут же перевернул ладонь и переплёл свои пальцы с его.

- Всё хорошо? - тихо спросил он.

Сэм посмотрел на их сцеплённые руки и молча кивнул. Пальцы Дина сжались крепче. Он откинулся на спинку сидения, вытянув руку, лежащую на руле. Сэм прислушался и понял, что он напевает "Motorhead".

- Дин? - Сэм посмотрел вниз, на их руки. Глядя на них, говорить с Дином было проще. Он провёл языком по губам. - Вчера, перед тем как... ты сказал... - Сэм опустил голову, чувствуя, как лицо наливается жаром. - Ну...

Дин как будто бы понял, что он пытался сказать. Он сжал их руки крепче.

- Это не будет больно, Сэм.

Сглотнув, Сэм отстранённо посмотрел через ветровое стекло.

- Хотел бы я в это поверить, - прошептал он.

Большой палец Дина погладил тыльную сторону его ладони. Сэм скосил на Дина взгляд.

- Ты как будто бы... хм... знаешь, про что говоришь.

Дин сдержанно пожал плечами, но больше ничего не сказал.

- Сэм, если мы всё будем делать осторожно... - Быстрая улыбка скользнула по его лицу. - Это будет приятно.

Для кого, хотелось бы знать Сэму. Он слабо улыбнулся, чувствуя, как большой палец Дина, грубоватый от мозоли на мясистой подушечке, поглаживает его кожу. Потом глубоко вздохнул.

- Дин, не в том дело, что я тебе не верю, просто... мне трудно представить, как что-то вроде этого может быть не больно.

Агония, выбивающая из лёгких весь воздух. Чувство, что для них он - ничто.

- Я не могу заставить себя сделать это с тобой, - Сэм откинул голову на подголовник сидения и тупо уставился в потолок машины.

- Нам не обязательно это делать, - Дин говорил очень тихо, но Сэм всё равно услышал его на фоне урчания Импалы. - Это никогда не было чем-то... ну ты понимаешь...

- Тебе хочется, - возразил Сэм.

Дин пожал плечами.

- Но мы не должны. - Он вздохнул, когда Сэм отнял руку. Дин снова перевернул ладонь и потёр его бедро. - Потому-то я и предложил. - Сэм не ответил. - Сэм, я говорил тебе. Я знаю, что больно ты мне не сделаешь. Те уроды тебе солгали.

- Тогда покажи мне. Покажи, что это может быть лучше, - сказал Сэм, прежде чем успел себя сдержать.

Рука Дина резко отдёрнулась. Сэм повернул голову и увидел напряжённое выражение на лице Дина, его побелевшие костяшки. Сэм покачал головой и грустно улыбнулся.

- Чувак, ты только посмотри на нас. Оба напуганы до чёртиков.

- И не поспоришь, - пробормотал Дин. Потом хлопнул Сэма по плечу. - Но вместе мы это разгребём. Идёт?

Сэм кивнул.

- Конечно, - слабо улыбнулся он. "Вместе" звучало хорошо.

Знак Фремонта показался впереди, и фургон съехал на правую полосу, готовясь к повороту. Настроение в машине заметно упало, когда Импала последовала за ним.

- Дин... - пробормотал Сэм, внезапно почувствовав неуверенность.

- Сэм, мы не обязаны это делать.

Нет, обязаны. Я обязан. Сэм украдкой бросил на Дина взгляд. Его брат посмотрел на него в ответ, решительно блеснув глазами. И Сэм понял, что Дин это вправду сделает - вправду пойдёт против отца, если Сэм скажет хоть слово. Сэм взглянул в зеркало заднего вида, на сумку, брошенную на сидение. Потом сцепил челюсти и покачал головой.

Дин досадливо вздохнул, сдаваясь.

Они молчали какое-то время. Потом Сэм прочистил горло - он хотел развеять удушающую тишину, заполнившую Импалу.

- И учти, если ты ещё хоть раз заявишься с...

- Никаких цветочков. Замётано.

 

70.

Дин смотрел на отца через окно закусочной. Тот сказал, что пойдёт снять для них комнату - в единственном числе, чёрт возьми, не во множественном, - а потом встретится с ними здесь, и они вместе пообедают. Больше он не сказал ничего - даже того, почему выбрал мотель почти на самой границе города, хотя все красные кружки, испещрявшие Фремонт на карте, находились в другом его конце. Дину всё это не нравилось. Что-то происходит - и с отцом, и с Сэмом, хотя озабоченность Сэма он понять ещё мог. А вот его упорство Дину казалось странным.

Кабинка, обитая липкими красными подушками, была самой дальней в левом углу закусочной. Дин сел на стул напротив входа, вглядываясь в каждого нового посетителя, о котором возвещал колокольчик над дверью. На его вкус, здесь было слишком людно. Джон тоже слегка нахмурился при виде этой закусочной, но выбора не оставалось - либо обедать здесь, либо углубляться дальше в город.

Дин перевёл взгляд на карту, сложенную так, что в поле его зрения остался только Фремонт, помеченный красными кружками. Кружков было немного, и Дин подумал - а знает ли отец обо всех исчезновениях.

Мстительный дух? Чёрт, да это может быть кто угодно - тот исчезнувший парень, Лео, Старк, Уильям...

Или Энди.

Дин подумал о цветах и травах, сложенных в рюкзаке. Отцу он сказал, что они нужны для экзорцизма. И предпочёл умолчать, что, кроме того, их можно использовать как оберег.

- Это где-то поблизости, да? - тихо спросил Сэм.

Вздрогнув, Дин повернулся к нему. Его брат вертел в руках ламинированное меню. Он смотрел в окно, но ни разу с тех пор, как они приехали сюда, не огляделся вокруг, явно избегая встречаться взглядом с кем бы то ни было. То ли дело Дин - в отличие от Сэма, он ловил каждый взгляд, пытливо выискивая, не мелькнёт ли тень узнавания в чьих-то глазах.

- Что поблизости?

Сэм посмотрел прямо на него, и желчь поднялась у Дина в горле. Ох...

- Нет, Сэмми. - А ведь и правда.... Сэм даже не знает, где находилось то место. Дин наклонился и коснулся кончиков пальцев Сэма. - Это было за городом.

Сэм рассеянно кивнул, по-прежнему глядя в окно. Дин сомневался, что он видит парковку, разделявшую закусочную и мотель, хотя и смотрит прямо на неё.

- Ты точно уверен? - прошептал Дин.

Пожав плечами, Сэм с притворным интересом уставился в меню.

- Так что папа просил ему заказать?

- Сэм...

- Помнишь, когда мы были детьми, он вечно заказывал одно и то же, - Сэм поднял меню, отгораживаясь им от Дина.

Дин потянулся через стол и, взявшись за меню, потянул его вниз, так, чтобы видеть лицо Сэма. Сэм затих, тут же опустив глаза.

- Дин, я уверен, - ответил он наконец безо всякого выражения. Потом с усилием дёрнул меню вверх и снова угрюмо уткнулся в него. Но было очевидно, что Сэм на самом деле не читает. В конце концов он бросил прикидываться и, повернувшись, со страхом выглянул наружу.

Было невыносимо видеть Сэма таким - как будто он снова оказался где-то очень далеко от Дина, только не в колледже на этот раз. Дин ясно видел, до чего же не хочется Сэму быть здесь, мучительно гадая, кто из людей, проходящих мимо, может его узнать. Так какого же чёрта...

Ответа на этот вопрос у Дина не было - во всяком случае, пока. Он выхватил у Сэма меню. Сэм продолжал отстранённо смотреть в окно. Дин прочистил горло.

- Ладно, поглядим-ка, что тут выглядит аппетитно... - Он слегка опустил меню и по-волчьи ухмыльнулся. - Кроме тебя.

То, что Сэм тут же скорчил гримасу и бросил в него убийственный взгляд - это было ожидаемо, само собой. А вот к чему Дин не был готов, так это...

- Ой! - Дин подскочил на месте - и тут же обезоруживающе улыбнулся официантке, бросившей на них взгляд, когда Сэм пнул его под столом своей длиннющей ножищей. - Ой, - понизив голос, повторил Дин. Он был рад видеть, что Сэм отвернулся наконец от окна.

- Перестань болтать ерунду, - усмехнулся Сэм, отбирая у него меню.

- Ерунду?! - возмутился Дин. - Ни одна женщина, которой я такое говорил, не называла это ерундой!

Сэм слегка прищурился.

- А, так значит, я теперь твоя женщина? Потому-то и цветочки мне приволок?

Ох, чёрт... Дин замахал руками, пытаясь умилостивить Сэма.

- Нет! Я не в том смысле... просто говорю, что женщины... нет, я имею в виду... - Дин умолк и свёл брови. - Ерунда? Правда?

Сэм закатил глаза, но лёгкая улыбка, которую отвоевал Дин, осталась на его губах.

- Вообрази, что я сказал такое тебе.

Дин обдумал это - и скривился. Ладно, что-то в этом есть. Он потёр шею и проворчал:

- Чёрт. Значит, ласковые прозвища тоже отпадают...

- Какие ещё прозвища? - подозрительно спросил Сэм, опуская меню и бросая на Дина взгляд.

Дин нагло ухмыльнулся ему.

- Рыбка, зайка, солнышко, лапушка, сладенький, дет... ой! Опять он меня бьёт! - Дин запустил в Сэма соломинкой для коктейля - и нахмурился, когда Сэм бросил её назад вяло, вполсилы. - Сэм?

Дин смотрел на него, гадая, почему хорошее настроение Сэма развеялось так внезапно. Он понимал, что, кажется, невольно задел больное место.

- Эй, - Дин осторожно толкнул ногу Сэма ботинком.

Сэм моргнул, как будто видя его впервые.

- Дин? - он потряс головой. - Прости.

- Да ладно. - Дин серьёзно посмотрел на брата. - Что такое?

Лицо Сэма стало непроницаемым.

- Ничего. Я... - Сэм встретил динов сосредоточенный взгляд. Его плечи поникли. - Я... Он называл меня так, когда...

Что-то холодное скрутилось у Дина в кишках.

- Как именно?

Сэм поморщился.

- Сладенький.

Так, определенно исключаем это слово из лексикона. Дин пробормотал извинение, с облегчением видя, как пустой взгляд Сэма проясняется и оживает.

- Папа говорил тебе, что мы будем делать дальше? - посерьёзнев, спросил Сэм.

Дин пожал плечами.

- Ни слова.

Сэм фыркнул и покачал головой.

- Что?

- Всё как всегда, Дин. Он никогда не говорит, что у него на уме.

Дин сделал глубокий вдох.

- Сэм. Не начинай, ладно? - предупреждающе сказал он. Честно говоря, на сей раз он был согласен с Сэмом. Но он провёл всю свою жизнь, наблюдая постоянные стычки брата с отцом, и это было чертовски утомительное дело. Теперь, похоже, негласное перемирие подходит к концу. - У папы есть причины так поступать.

Сэм обдумал его слова, покусывая ноготь большого пальца.

- Наверное, он хочет, чтобы это расследование провели мы. В прошлый раз мы обошлись без библиотеки, но, думаю, я мог бы...

- Я пойду с тобой, - перебил его Дин. - Папа хочет, чтобы мы держались вместе. - И, кстати, Дин ничего не имел против. - Ты и в интернете тоже поройся, не помешает. В этом задрипанном мотеле нет выделенки, но вай-фай, может, и есть. Возьмёшь свой ноут и...

Что-то странное скользнуло в лице Сэма.

- Да. Хорошо.

Дин кивнул про себя - вроде всё шло нормально. Он даже подумал, что может свалить ненадолго и поговорить с местным шерифом насчёт этого дела. Сэм будет в безопасности с папой... если, конечно, они не пришибут друг друга.

- Дин... Как ты думаешь, он знает?

Дин вскинул взгляд.

- О чём? - Он постучал пальцем по столу. - Об этом или... - Он покачал пальцем между собой и Сэмом.

- И то, и другое. Или хотя бы что-то одно. - Вздохнув, Сэм упёр подбородок в ладонь. Посмотрел в окно, бормоча: "Ну чего он там так долго?" Потом внезапно резко выпрямился, сев прямо. Вся краска сбежала с его лица.

Нахмурившись, Дин проследил за его взглядом.

- Что? Сэм, что такое?

- Н-ничего, - Сэм съежился, став вдруг как будто меньше. - Мне показалось... нет, мне просто показалось. - Его взгляд затуманился, когда он осторожно отвернулся от окна.

- Энди? - тихо спросил Дин.

Сэм вскинул на него испуганный взгляд.

- А? Да... да, - медленно кивнул Сэм. - Но это не он. Просто тень.

Дин посмотрел в окно ещё раз. С того места, где они сидели, там, за окном, было много всяких теней.

Дин взглянул на Сэма, но тот отвернулся, пряча глаза, и нерешительно посмотрел в меню. Прежде чем Дин успел что-то сказать, дверной колокольчик звякнул, возвещая приход их отца. Когда Джон заметил сыновей и направился к их кабинке, Дин вздохнул. Он потянулся и, накрыв руку Сэма своей, сжал её. И тревога обдала его холодом, когда Сэм даже не шевельнулся в ответ.

 

71.

Он проснулся, слыша приглушённое жужжание телевизора, словно издалека. Сонно моргая, высунул голову из-под одеяла - и увидел Дина, сидящего на краю постели. Дин не обернулся, когда он выбрался из-под одеяла и придвинулся ближе. Телевизор бормотал слишком тихо, чтобы можно было хоть что-нибудь понять. Разбираемый любопытством, Сэм сощурился, вглядываясь в экран, изображение на котором было почему-то чёрно-белым.

И, к своему бесконечному ужасу, он увидел на экране себя - корчащегося, истекающего кровью под Дином, выгнувшегося над ним.

Сэм отпрянул. Он пытался объяснить, но Дин не слушал его. Сэм бросился к брату... и тогда вдруг почувствовал холод металла, обжёгший кожу, и резкий смрад пороха. Сэм споткнулся, ударившись о панель телевизора, и резко увеличившийся звук взорвался болезненным криком, разорвавшим тишину мотельной комнаты - его собственным криком, приглушённым полоской скотча. Но через миг Сэм уже не слышал этого крика. Он смотрел на Дина, державшего пистолет на колене, слепо смотрящего прямо перед собой, и на пулевое отверстие в его лбу.

Он не услышал своего крика - только голос, монотонно повторяющий "всё хорошо, всё хорошо", но прежде, чем Сэм услышал этот голос, в течение нескольких кошмарных мгновений он чувствовал лишь тёплую кровь, капавшую ему на лицо, пока он сжимал тело Дина. Нет, нет, нет! Вот почему он никогда не скажет, вот почему он не может положить конец самобичеваниям Дина, рассказав правду. Нет. Только не так.

Тихий спокойный голос обволакивал Сэма, унимая обхватившее его чудовищное гоне, а потом он вдруг ощутил теплую руку у себя на темени. Он лежал, съёжившись на краю кровати. Его трясло.

- Сэм? - Знакомая рука погладила его волосы, легко, едва ощутимо. - Сэмми? Всё хорошо. Мы с папой здесь.

Лёгкое, быстрое прикосновение, напоминание, что он не один. Сэм открыл помутневшие глаза, выискивая взглядом Дина во тьме.

- Чт... - невнятно начал Сэм - и рука исчезла из его волос, оставив вместо себя чувство незащищённости и потери.

Но другая рука незаметно скользнула под одеяло и накрыла его холодную ладонь. Сжала знакомыми мозолями, грубоватыми на ощупь, но нежными.

- Проснулся?

Это тёплое прикосновение словно вспышкой озарило его мысли, заставив их проясниться. Сэм молча кивнул; в горле было слишком сухо, чтобы выдавить извинения.

- Дин, с ним всё нормально?

Сэм застыл. И правда... Вот почему ему было так холодно, так одиноко в постели. Дин делил её с ним, но лежал на почтительном расстоянии - потому что на соседней кровати, рядом, спал Джон.

Дин сидел в постели, пряча Сэма от отца. Его глаза были тёмными от тревоги.

- Всё в порядке, - выдавил Сэм. - К-который час?

- Пять десять, - отозвался Джон, и в его глубоком голосе не было упрёка.

Сэм вздрогнул, и рука Дина под одеялом сжалась крепче.

- Простите, - пробормотал Сэм. Он ощутил, как Дин поправляет одеяло.

- Не спихнул меня с кровати своими ножищами - и на том спасибо, - Дин дразнился, но в лице у него не было насмешки, и голос звучал мягко. - Спи давай, Сэмми.

Сэм почувствовал, как Дин снова устраивается рядом с ним. Улегшись, Дин протянул руку под одеялом, переплетая её с рукой Сэма.

Закрыв глаза прежде, чем жгучее чувство под веками успело обернуться чем-то ещё, Сэм снова пробормотал извинение и выровнял дыхание. Сон сегодня к нему не вернётся, но он хорошо умел притворяться спящим - у него был богатый опыт. Сэм лежал, поглощённый чувством от пальцев Дина, сплетённых с его пальцами, и вдруг понял, что здесь, сейчас, голос Энди не достигает его. Он оставался нетронутым, неосквернённым.

- Уснул?

Сэм ощутил, как Дин повернул голову, чтобы посмотреть на него, прежде чем тихо ответил:

- Да.

Лицо Сэма вспыхнуло во тьме. Что они слышали?.. И почему, почему именно сейчас?! Его кошмары в последнее время стали беззвучны, и Сэма просто вскидывался посреди ночи, растерянный и дезориентированный. Он обнаружил, что не может больше спать один. Сэм тосковал по Дину, прижимающемуся к нему сзади, по его тёплому дыханию у себя на затылке.

- И что, часто твоему брату снятся кошмары?

Сэм почти физически ощущал, как Дин колеблется. прежде чем ответить.

- Да. И они... они иногда бывают очень тяжёлыми.

- Правда? Ему не снились кошмары с самого детства.

Сэм внутренне съёжился.

- Много чего случилось, папа.

Сэм поразился, услышав стальные нотки в голосе Дина, хрипловатом со сна. Очевидно, отца это удивило не меньше, потому что он ничего на это не сказал.

Сэм лежал, слушая замедляющееся дыхание справа от себя - дыхание его отца и брата. Ладонь Дина всё ещё накрывала его руку. Сэм открыл глаза и бессмысленно уставился в потолок.

Прошёл всего один день - а он уже видит их повсюду. Там, в закусочной, ему всё время казалось, что на него смотрят, что его оценивают, размышляя, как бы подороже продать. У теней, мелькавших за окном, были лица. Это было просто смешно, нелепо - но он ощутил облегчение, когда папа наконец вернулся и присоединился к ним за обедом. Впрочем, облегчение почти сразу сменилось раздражение - как только Сэм понял, что отец снова намерен уходить от вопросов.

Когда они вернулись в мотель, его ждали ещё пять писем, и он удалил их, даже не открывая. Сэм знал, что ему не следовало приезжать сюда, но он должен был остановить это, положить этому конец. Он должен был выяснить, кто присылает эти письма. Все они приходили с разных серверов - одни из интернет-кафе, другие из библиотеки, но все были привязаны к одному району.

Фремонт.

Дрожь прошла по его телу, прежде чем он успел её сдержать. Боже, неужели это никогда не закончится? Было так больно смотреть на Дина, наблюдавшего за ним в тревоге, прикасавшегося к нему так, словно Сэм был сделан из стекла - но при этом чувствовать его тёплую дрожь, которую Дин всегда сдерживал. Глубинная дрожь проходила по его телу волной почти всякий раз, когда он касался Сэма. Того, что есть между ними, Дину недостаточно. Сэм знал это, и должен был найти способ дать Дину то, в чём тот так нуждается.

Дин шевельнулся, подсознательно ощутив тревогу брата. Его рука сжалась крепче, почти до боли, но Сэм не возражал. Он позволил этой боли напомнить ему, что больше он не один, что он не лежит на грязном матраце, беззащитный, беспомощный и неспособный что-нибудь сделать.

Сэм осторожно потянул руку Дина на себя, так, чтобы она оказалась у него на животе, и уложил её там, выравнивая дыхание. И лежал так, ловя обрывки сна без сновидений, пока не услышал, как встаёт отец. Солнечный свет сочился сквозь выцветшие занавески. Сэм быстро выпустил руку Дина и следил глазами из-под тяжело прикрытых век за отцом, кружившим вокруг кровати. К его удивлению, он не направился к ванной. Он направился к Сэму.

- Всё никак не уснёшь? - спросил Джон, садясь у Сэма в изголовье.

Сэм лишь устало моргнул в ответ. Он правда не знал, что на это сказать.

- И как ты собираешься охотиться? - Джон окинул его хмурым взглядом. - Ты должен быть бодрым и бдительным, чтобы прикрыть нам спины, Сэмми.

Злость всколыхнулась в груди, и Сэм открыл было рот, чтобы возразить, но отец молча кивнул на Дина, веля Сэму вести себя тихо. А потом вдруг удивил Сэма, скользнув ладонью по его лбу - и хмыкнул, удовлетворённый тем, что температуры нет.

- Я приму душ и схожу за завтраком, а потом возьмёмся за дело.

Он не стал дожидаться ответа - Джон Винчестер не задавал вопросов, он отдавал приказы. Миг - и он уже повернулся, закрывая за собой дверь ванной.

Сэм вздохнул, скорчил унылую гримасу и перекатился на бок, чтобы увидеть брата..

Дин слегка похрапывал, отвернувшись от него. Он спал на самом краю, неестественно прямо, аккуратно поджав под себя руки и ноги. Обычно Дин вытягивался на всю длину кровати, обхватив Сэма руками и собственнически закинув ноги поверх его ног.

Сэм услышал, как включился душ, и пододвинулся ближе, вжавшись в Дина бедром. Ухо он держал востро и ни за что не осмелился бы задремать, прильнув к Дину, но он так соскучился по его дыханию, по ощущению, что он рядом.

Отец вышел из ванной и прошептал, что сходит за завтраком в закусочную - и Сэм, вовремя успевший перекатиться на свою сторону кровати, устало кивнул. Как только дверь за Джоном закрылась, Сэм вжался в Дина снова.

- Господи, я думал, он никогда не уйдёт.

Сэм удивился, услышав хрипловатый голос брата, и его застало врасплох, когда Дин вдруг перекатился на бок и оказался к нему лицом, обвив руками его плечи.

- Утро доброе, - Дин криво усмехнулся без малейших признаков сонливости, а потом наклонил голову и поцеловал его. Сэм, не удержавшись, улыбнулся в ответ, заметив нехороший блеск у Дина в глазах.

- Что ты делаешь?

Ещё один поцелуй, на этот раз медленнее - Дин провёл языком по сэмовым губам, приподнявшись над ним на локте.

- Тридцать часов, - пробормотал Дин, потеревшись носом о шею Сэма.

- Что? - выдохнул Сэм, откидывая голову назад, на подушку, так, чтобы Дину было удобнее.

- Тридцать часов, - простонал Дин, а потом всосал мочку его уха. - И сорок две минуты. - Его рука скользнула вниз и потёрла мягкую выпуклость у Сэма между ногами. - Столько времени я не касался тебя. Думал, не доживу.

Сэм гортанно застонал. Небритая челюсть Дина тёрлась об его подбородок, как наждачная бумага. Сэм отвечал на ласку, целуя Дина везде, где только его кожа оставалась открытой для губ и взгляда.

- Одежда, - с досадой прорычал Дин, сгрёбая рубашку Сэма. - Слишком много на тебе одежды!

Сэм хотел возразить, что это неправда - на нём всего-то и было, что футболка и штаны, но ему стало не до споров, когда Дин нетерпеливо стянул с него футболку через голову и вжался ртом в его рёбра, выводя по сэмовой коже узоры языком.

Потом он оторвался на минуту, и их губы снова встретились; они сплелись языками и расплелись, задыхаясь. Сэм впился в тугие сухожилия у Дина на шее, и Дин одобрительно зарычал, прежде чем притянуть лицо Сэма ближе, протолкнуть свой язык ему в рот и углубить поцелуй.

Сэм отпрянул, нервно глянув на дверь.

- Дин, подожди. Папа...

- Времени навалом, - выдохнул Дин, облизывая и прихватывая губами его переносицу. - Я вчера нарочно засёк. Семь минут туда, семь назад, ещё пара минут, пока ждёшь заказ. - Дин обхватил Сэма обеими руками. - Время есть. Боже, как же я по тебе скучал.

Что? Когда Дин успел это понять?... Сэм попытался спросить, но Дин с щенячьим энтузиазмом продолжал целовать его лицо.

- Чувак, - выдохнул он между поцелуями. - У тебя изо рта воняет.

Сэм легонько шлёпнул его ладонью по плечу.

- Ты тоже не... - Он выгнул спину, когда Дин потёрся своим твёрдым членом об его пах - штаны были достаточно тонкие, чтобы даже сквозь ткань ощутить жар возбуждённой плоти. - ...не розами пахнешь, - со стоном закончил Сэм.

Дин остановился и вдруг шаловливо улыбнулся ему.

- Что ж, тогда я буду держать рот подальше от места, где ты можешь это унюхать.

Ошеломлённый, раскрасневшийся, Сэм успел пробормотать только: "Что?", а потом вскрикнул от неожиданности, когда Дин нырнул под одеяло и стащил с Сэма штаны вместе с трусами. И прежде чем Сэм успел понять, что происходит, Дин заглотил его член на всю длину.

Комната помутнела - всё, что он чувствовал сейчас, было влажным теплом, сжимающим его член. Дин превратился в комок одеял у него между ног, и этот комок стал покачиваться, когда Дин увеличил скорость. Его грубый, сухой язык жадно вылизывал головку, руки растирали внутреннюю сторону сэмовых бёдер.

- Дин. Дин, - вот и всё, что смог выдавить Сэм, когда его яички стали тяжелее и туже в преддверии оргазма. Он изогнулся, пронзаемый всеми возможными оттенками удовольствия, Дин стал сосать сильнее, накрыв пальцами его мошонку, нежно сжимая её у основания. Дин не отстранялся, засасывая его всё глубже и сильнее, пока Сэм не откинул голову и не выкрикнул его имя.

Дин улёгся с ним рядом, но прежде, чем он успел поцеловать Сэма, Сэм нырнул под одеяло туда, где только что был Дин. Он провёл по крепкому, мускулистому телу Дина обеими руками, задержавшись на ободке штанов. Не давая себе времени передумать, Сэм стянул с Дина штаны, высвобождая его эрегированный член.

- Сэм, что ты... Чёрт! - вскрикнул Дин, когда Сэм позволил пульсирующей твёрдости скользнуть в его рот.

Был трудно не съёжиться, не отшатнуться от огромного ствола, пульсирующего во рту. Сэм слышал, как кто-то нашёптывает ему указания, от которых ему хотелось сблевать, но он попытался расслабить челюсть. Член проскользнул дальше, и ещё дальше, и вдруг Дин застонал, гортанно и глубоко, и это звук отдался вибрацией в его члене.

Он был горячий, твёрдый, как железо, и бархатистый у Сэма на языке. Сэм старался делать всё так, как делал Дин. Он игнорировал шепот, велевший ему проглотить каждый дюйм, шептавший, какой у него сладенький ротик. Сэм просто старался повторять всё то, что, по его ощущениям Дин делал для его удовольствия, и игнорировать то, что неумолчно подсказывала ему его смутная, тяжкая память.

Кажется, это сработало: Дин подбросил бёдра, его член вошёл Сэму в рот глубже, и Сэм вздрогнул, пытаясь не подавиться. Он сам не помнил, что делал дальше но в конце концов струя солёной спермы оросила его рот. Он рефлекторно сглотнул, но не всю, и вылизал Дина досуха, прежде чем высунуть голову из-под одеяла.

- Дин?

- Кажется, я сдох, - изумлённо пробормотал Дин. Он лёжал на спине, растянувшись на кровати, и пялился в потолок.

- Дин? - голос Сэма задрожал. Что с ним такое?..

Дин уловил его надломленный тон и поднял голову. Он нахмурился. Внезапно его глаза расширились.

- Чёрт. Сэм. Было больно? Господи. Сэм? Скажи что-нибудь!

Тёплые руки панически стиснули его плечи и потянули вверх. Дин что-то лепетал, и это было так не по-диновски, что Сэм просто смотрел на него, пока не осознал, что Дин обращается к нему.

- Я всё правильно сделал? - Сэм закашлял и вздрогнул, когда Дин вытер уголок его рта краем рубашки.

Дин сел обратно, в его лице ясно читалось ошеломление. Словно сам не сознавая, что делает, он притянул Сэма к себе и обнял его с отчаянием, которое расстроило Сэма.

Подавшись назад, Дин отодвинул Сэма от себя, держа его обеими руками за плечи.

- Я всё правильно сделал? - неверяще повторил он. - Забей на это. Сам-то ты как?

- Ничего, - выдавил Сэм, несколько озадаченный. - Почему ты...

Дин нежно провёл ладонью по его щеке. Только тогда Сэм понял, что лицо у него мокрое.

- Сэм, не надо было этого делать.

Ему защипало глаза.

- Так тебе было....

- Что? Нет! Чувак, да я тут просто растаял! Ты всё сделал очень-очень правильно. - Он всмотрелся в Сэма с нескрываемой тревогой. - Ты мне не ответил. Всё в порядке?

Сэм кивнул.

- Прости. Это было... в смысле... ну, лезло в голову всякое.

Глаза Дина вспыхнули - конечно, он понял, что это за "всякое". Он сжал плечи Сэма крепче.

- Ну ладно, - пробормотал он. Потом замолчал и наклонился, чтобы мягко коснуться его губ своими. - Сэм, не надо кидаться в это очертя голову. - Дин улыбнулся ему. - Но всё равно спасибо.

Сэм устало уронил голову Дину на грудь. Ему нравилось, как порозовело лицо Дина, как его тело измождённо вытянулось на кровати. И ещё больше ему нравилось то, что всё это с Дином сделал он сам.

- Ну так... - неуверенно начал Дин. - Как оно тебе?

Сэм провёл языком по внутренней поверхности рта.

- На вкус... странно, - признался он.

- Да, - задумчиво проговорил Дин. - Мне тоже так показалось.

- Но, - нерешительно добавил Сэм, - это не было ужасно.

Бывало и хуже - чувство, что тебя используют, что ты не можешь дышать, тебя хватают за волосы, вбиваясь глубже в твой рот, и хрипло хохочут, глядя, как ты бьёшься, задыхаешься и...

Дин взял лицо Сэма в ладони.

- Эй, - мягко позвал он, бережно сжимая его лицо до тех пор, пока взгляд Сэма не сфокусировался. - Как у нас дела? Нормально?

Сэм кивнул. С Дином? Определённо. С ним самим? Сэм больше ни в чём не был уверен. Но он улыбнулся брату и увидел, как лицо Дина светлеет.

- Думаю, у нас ещё есть время, - Дин послал ему хищную усмешку.

- Да. На душ, - Сэм бросил многозначительный взгляд на его промежность.

Дин окинул взглядом его и себя. Его плечи поникли.

- Ага, - проворчал он. - Есть такое дело.

А потом вдруг резко нагнулся и поцеловал Сэма, да так порывисто, чтобы они оба повалились назад, а через секунду скатились с кровати на пол.

- Придурок! - вскрикнул Сэм, приземлившись пятой точкой на ковёр. Дин захихикал, взъерошил ему волосы и вскочил на ноги. Сэм ухватил его за штанину и дёрнул вниз, и Дин, вскрикнув, упал, хохоча и демонстрируя Сэму голую задницу.

- Чувак, я весь провонялся твоим дыханием. - Дин смеялся, отпрыгивая от Сэма и натягивая штаны одной рукой. Он проковылял в ванную, с гоготом захлопнув за собой дверь. - Срочно в душ!

- Я тут не единственный, кому нужна зубная щётка, - бросил Сэм ему вслед. Потом его взгляд упал на их одежду, разбросанную по полу. Сэм покачал головой и сел на край кровати. Посмотрел на смятую постель, потом на себя. Он всё ещё чувствовал вкус Дина во рту и медленные, лёгкие прикосновения к своей коже - знакомые, желанные...

"...хватит уже целку строить, сладенький..."

- Ты мёртв, - прошептал Сэм, закрывая глаза. - Оставь меня в покое, сукин сын.

Он сцепил челюсти, дожидаясь, пока холодные пальцы перестанут трогать его кожу. Они перестали, и Сэм моргнул от удивления.

Он сидел, слушая шум душа, вцепившись в одеяла обеими руками, и вдруг осознал, что уже несколько минут не слышит ничего больше, кроме гула бегущей воды. Он нерешительно улыбнулся про себя. Может, в конце концов всё и наладится, или по крайней мере начнёт налаживаться.

Сэм вздохнул и упал навзничь на кровать. Через минуту он уже спал, свернувшись вокруг тёплого круга, где недавно лежал Дин. На этот раз ему ничего не снилось.

Проснулся он от того, что Дин бросил ему на колено холодное влажное полотенце.

 

72.

- Пока нет. Но они определённо пролежали в этом болоте по меньшей мере несколько месяцев.

Дин вздохнул и вяло улыбнулся в ответ на призывный взгляд, брошенный на него проходящей мимо библиотекаршей. Потом повернулся к полкам с секцией беллетристики, крепко прижимая мобильник к уху.

- И вы до сих пор не идентифицировали тела?

Новые сведения удручали: было обнаружено ещё несколько трупов в лесах вокруг болота. Дин измученно провёл рукой по волосам.

- Мы пытаемся. Но пока что было установлено только три соответствия. Остальное мы отправили факсом в Вашингтон. Я надеюсь, между этими телами так или иначе обнаружится связь.

Плечи Дина поникли. Он надеется... Дин потёр лицо ладонью и с трудом удержал вздох.

- Спасибо за информацию, шериф. Если мы тут у себя что-нибудь выясним, я перезвоню. - Дин обернулся, глядя в проём между книгами. Через три книжных шкафа от него Сэм сгорбился над компьютером, который, на удивление, библиотека им охотно предоставила.

- Если мы обнаружим тело, сопоставимое с вашим временным промежутком, я дам вам знать, детектив, - усталым голосом пообещал шериф. Прошло уже три месяца, но всё, что у них было - это новые и новые тела.

Дин поблагодарил и отключился. Он поморщился, увидев, что пропустил звонок от доктора Крейгса, пока говорил с шерифом. Наверное, приехали ещё несколько коробок. Дин вытянул помятый желтый листок, где оставалось три или четыре точки по продаже видео, которые ему надо было проверить. Позаимствованная Дином пачка налички становилась всё тоньше. Что ж, похоже, время сыграть в бильярд...

Дин вдруг ощутил дурноту. Нет. Именно с этого всё и началось. Другие мужчины исчезали из баров вроде того, в котором был Дин в тот день. Уильям и его мёртвые дружки, видимо, пасли эти места, высматривая своих жертв. Они, наверное, наблюдали за Дином, а потом Сэм попался на глаза Уильяму. Если бы только Сэм не пошёл с ним, если бы Дин остановился раньше...

Дин потряс головой и сглотнул комок горечи во рту. Что ж, остаются кредитки. Он вдруг понял, что должен сейчас же увидеть Сэма. На ходу засовывая в карман листок и телефон, Дин направился к брату и его кипе исследовательских материалов.

- Нарыл что-нибудь? - спросил он, падая на свободный стул рядом с братом.

- Хм? - Сэм не поднял взгляд, похоже, по уши зарывшись в недра данных. Блеклое свечение монитора кидало цветные блики на его сосредоточенное лицо. Записная книжка, раскрытая рядом с клавиатурой, была сплошь испещрена пометками.

Дин пихнул его - и нахмурился, когда Сэм подскочил на месте и хлёстко обернулся, но, заметив наконец Дина, тут же расслабился.

- Что? - громким шепотом спросил он. Дин выгнул бровь, и Сэм пожал плечами: - Я нашёл статьи, упоминающие об исчезновениях, но никаких фото.

- Клёво, - вздохнул Дин. Без фотографий всегда было труднее работать. - А как насчёт связи?

- Двое ходили в одну школу, двое - в один колледж, - Сэм пожал плечами, его лицо было бледным от усталости. - Между остальными ничего общего нет. - Сэм помолчал немного, а потом склонил голову набок. - Но есть во всём этом кое-что странное...

Дин усмехнулся про себя - просто не смог удержаться. Он никогда не думал, что может соскучиться по вот этому Сэму-зубриле, Сэму - компьютерному маньяку. Волосы слегка растрепались от того, что он слишком низко наклонял голову во время чтения, между бровями от усиленных размышлений пролегла складка, глаза окрасились тёплым, мягким каре-зелёным цветом, слегка затуманившись от того, как глубоко Сэм погрузился в раздумья.

- Чувак, - вялый шлепок по плечу заставил Дина моргнуть. Он усилием воли оторвал взгляд от сэмовой нижней губы, сочной, розовой и блестящей от того, что Сэм рассеянно её покусывал.

- Дин! - прошипел Сэм. - Перестань!

- Чего? Что перестать? - сбитый с толку, Дин огляделся. Время стояло раннее, и рядом с компьютерами никого не было.

- Пялиться, - недовольно сказал Сэм. - Ты вообще меня слушаешь?

Дин вздохнул и ссутулился на сидении.

- Ладно, компьютерный гений, чего там? - он вытянул шею, заглядывая поверх плеча Сэма в монитор. И наморщил лоб, когда Сэм выключил компьютер.

- Будь внимателен, чувак, - немного сердито сказал Сэм. - Вот это исчезновения, которые вычислил папа, - он постучал карандашом по открытой странице в записной книжке. - А эти зафиксированы чуть больше месяца назад.

Дин приподнял бровь.

- Ну и?

- Я проверил более ранние данные и обнаружил, что похожие исчезновения случилась здесь и в других городках в течение последних трёх лет.

Что-то холодное съёжилось у Дина в позвоночнике.

- Думаешь, здесь есть связь?

Сэм нахмурился.

- Не знаю. - Странное выражение скользнуло по его лицу. - В последние два месяца активности нет вообще. Нигде. - Он рассеянно побарабанил пальцами по бумагам.

- И? - Дин чувствовал, что Сэм хочет добавить что-то ещё.

- Ну... - Сэм закусил губу. Бросил на Дина взгляд. Набрал воздуху в грудь. - Все пропавшие были молодыми мужчинами. Я не нашёл ни одного старше двадцати семи.

Холодное чувство в позвоночнике поползло вверх.

Сэм смотрел на Дина, читая его, как раскрытую книгу. Потом тихо выругался.

- Ты знал, да?

На краткий миг Дин подумал, не солгать ли. Потом неохотно кивнул. Сэм побледнел, и Дин наклонился немного ближе.

- Сэмми? - в тревоге спросил он.

Сэм беззвучно шевельнул губами, прежде чем сказал безо всякого выражения:

- Это они. Да?

Не было нужды уточнять, кого он имеет в виду. Дин мрачно кивнул снова.

Сэм закрыл глаза и откинулся на спинку стула, уронив голову на грудь.

Дин встревоженно потянулся к нему - и пришёл в смятение, когда Сэм отшатнулся от его руки. Чёрт. Не надо было вообще ничего ему говорить.

- Сэм...

- Я в порядке, - пробормотал тот.

Дин сузил глаза, заметив дрожь в руках Сэма, которую тот не смог сдержать.

- Врёшь.

Сэм послал ему усталый взгляд.

- Ну ладно. Не в порядке. Ты это хотел услышать?

Нет, но вся эта хренотень про "я-в-порядке" уже у него в печёнках сидела. Стараясь сохранять голос ровным и бережно подбирая слова, Дин сказал:

- Не хотел, но временами я бы не прочь оказаться в твоей голове.

Сэм устало покачал головой. Потом к нему пришла какая-то мысль, и он с трудом сглотнул.

- Дин, то, что ищет папа... как думаешь, они имеют к этому какое-то отношение?

Холодное чувство стало мучительно острым и пронзило затылок.

- Нет. Они мертвы, помнишь? - Дин понизил голос, наклоняясь ещё ближе. - Папа совершенно уверен, что это что-то сверхъестественное. - Дин осторожно коснулся лбом лба Сэма. Они склонились друг к другу, разделяя мгновение покоя. Сэм глубоко вздохнул и кивнул, по-прежнему вжимаясь в лоб Дина.

- Ладно. - Сэм прочистил горло и выпрямился. Его голос стал твёрже. - Я попросил у библиотекаря подшивку местных газет. Она их вот-вот должна принести. - Сэм снова постучал по записной книжке. - Надо просмотреть объявления о розыске пропавших. Там могут быть фотографии. - Он поколебался. - Я думал ещё порыться в архивах наверху, может, там чего найду.

Дин махнул на него рукой.